Громадське радіо
Телефон студии: 0800 30 40 33
Разделы
  • Прямой эфир
  • Подкасты
  • Последние новости
  • Расширенные новости

Как в Украине продвигается процесс взыскания активов россиян?

Взыскание активов россиян и их пособников в Украине: почему это важно в экономическом контексте и почему этот процесс продвигается нелегко?

Ведущие

Юрий Гайдай

Гостi

Елена Щербань

Как в Украине продвигается процесс взыскания активов россиян?
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2022/09/hr-sho_z_ekonomikou-2022-09-17_sherban.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2022/09/hr-sho_z_ekonomikou-2022-09-17_sherban.mp3
Как в Украине продвигается процесс взыскания активов россиян?
0:00
/
0:00

Почему бы нам не забрать у россиян их активы и оплатить ими хотя бы часть огромных затрат на оборону нашей страны и, возможно, ущерб, который мы понесли от российской агрессии?

Об этом мы в программе «Что с экономикой?» побеседовали с заместителем исполнительного директора Центра противодействия коррупции Еленой Щербань.

Есть ли уже в Украине законный механизм взыскания активов россиян?

Елена Щербань: На самом деле здесь нужно понимать, что когда мы говорим о взыскании активов россиян, очень часто происходит определенная путаница в процедурах, механизмах, инструментах, которыми это можно делать.

Начнем с активов, которые есть у Украины. В самом деле, забирать активы у россиян можно несколькими способами. Здесь следует различать, какие это активы, чьи это активы и какие органы этим занимаются.

Первое и ключевое, о чем может идти речь относительно российских так называемых «суверенных активах» — активы, принадлежащие России как государству, а не гражданам России, не частной собственности. Например, это может быть актив государственного российского банка, имеющего в Украине дочку (как «Сбербанк»).

Это российский суверенный актив. Для таких активов еще в начале марта этого года власти приняли специальный закон об изъятии российских активов. И когда такое решение принимается, актив изымается из собственности России, и фактически Украина становится собственником как государство этого актива. Он передается Кабинетом Министров в управление либо определенному государственному предприятию, либо государственному органу, Фонду государственного имущества.

Президент Зеленский озвучивал, что речь идет об изъятии государственных российских активов уже на 28 млрд грн.

  • В Украине изъяли государственных российских активов на 28 миллиардов гривен

В первую очередь это российские вагоны, которые находились на территории Украины и активы российских банков. Но мы должны понимать, что это не живые деньги, которые где-то на счету, а цифра, которой оценивается уставный капитал этих государственных банков и то, что есть.

Можно ли уже использовать конфискованное имущество?

Елена Щербань: На самом деле с момента принятия такого решения СНБО и с того момента, когда его утверждает и подписывает президент и парламент, Украина может использовать его по своему усмотрению. Но, конечно, здесь у нас есть проблема с прозрачностью.

Пока каких-либо сообщений о том, куда это имущество, эти активы пошли и как с ними на сегодняшний день распоряжается государство, нет. Но я уверена, что именно такие активы, как вагоны — это то, что можно активно использовать сегодня на разных направлениях и в первую очередь — на «Укрзализныце». Это то, что действительно там нужно и может приносить пользу здесь и сейчас.

Частные активы

Елена Щербань: Очень часто, когда говорят о физических лицах, россиянах, звучит несколько категорий таких лиц. В первую очередь, российские олигархи, которые финансируют, платят много налогов в бюджет, часто — друзьям Путина и поддерживают этот российский режим.

Далее идет речь о государственных российских чиновниках, начиная от российского руководства (правительства, парламента) и заканчивая военным руководством — людьми, непосредственно принимавшими решения относительно агрессии. Еще одну категорию я выделила — российских пропагандистов, потому что это люди, которые ведут информационную войну против Украины. У них также есть активы в Украине и их нужно забирать.

Здесь есть два способа, как мы можем это делать в Украине.

Первый. Уголовные дела, расследуемые нашими правоохранительными органами.

Второй. Внутриукраинские санкции.

Я кратко объясню разницу между этими процессами. Когда мы говорим об уголовном производстве, то надо понимать, что это очень длинный механизм, потому что речь идет о полноценном процессе следствия, подозрении, сборе доказательств.

Еще нужно понимать, что по своей сути мы не Россия. Когда мы расследуем уголовные производства, нам нужно действительно доказывать, что есть состав преступления. Относительно определенных российских олигархов, пропагандистов и военных это может быть составом преступления, а в отношении определенных лиц такого состава преступления может не быть или мы можем не собрать достаточно доказательств для этого.

Обвинения могут быть разные. По нашим наблюдениям, самое большое, что расследуется правоохранителями в отношении россиян, — военные преступления, преимущественно военные, чиновники. К примеру, российские сенаторы фигурируют в преступлении в отношении российской агрессии против Украины.

Относительно крупных предприятий расследуется производство по уклонению от уплаты налогов, по отмыванию средств. Им инкриминируется, что они перед войной и в начале войны выводили из Украины в Россию большие объемы средств, приобретенных преступным путем, уклонялись в Украине от уплаты налогов.

Собственно, в рамках этих производств активы (корпоративные права, деньги на счетах) арестовываются. В некоторых случаях это может быть недвижимость. Тот же знаменитый центр Ocean Plaza арестовали как объект недвижимости вместе с другими как раз в уголовном производстве, позже арест снимался.

Здесь ключевая точка, в чем минус уголовных производств? Во-первых, это годы следствия, годы рассмотрения. Я напомню печально известные дела в отношении экс-президента Виктора Януковича, где за 8 лет времени у нас еще нет приговоров по делам по коррупции, экономическим преступлениям Януковича и мы не можем по уголовному делу забрать его имущество.

Но за время, пока эти дела расследовались и рассматривались в суде, какие-то активы исчезли, какие-то международные санкции снялись с господина Януковича и пока результата как такового нет. Поэтому велик риск — с уголовными производствами.

С украинской несовершенной системой правосудия и правоохранительных органов становится понятно, что в рамках уголовных дел не будет не только быстрого результата, а не будет никакого. С тем же Ocean Plaza мы наблюдали историю, когда актив арестовали, затем в какой-то момент Печерский суд снимает арест (частично, кстати) с этого торгового центра, позволяет ему там работать, разблокирует определенные счета, не позволяя при этом за границу перечислять деньги, но вместе с тем позволяет распоряжаться этими активами.

Что известно о новом механизме взыскания активов россиян?

Елена Щербань: В мае 2022 года был принят закон, и в наше законодательство был введен новый вид санкций, который называется «взыскание активов». Он, на мой взгляд, прогрессивный, потому что позволяет забрать из собственности россиян актив. Что для этого нужно и как это должно работать?

Сначала, по логике закона, власти должны собрать список таких россиян, которые в Украине имеют значительные активы, и обратиться в Совет национальной безопасности и обороны. Президент, Служба безопасности, Кабинет Министров инициирует санкцию посредством блокирования актива. Что это значит? Что СНБО принимает решение и собственник не имеет права распоряжаться, не может ничего сделать с этим активом. То есть актив фактически заморожен. После этого Министерство юстиции должно проанализировать информацию обо всех этих активах и их владельцах и может обращаться в Антикоррупционный суд с решением о взыскании этого актива. Очень важно, что это происходит по решению суда.

Я объясню, почему. Потому что наша украинская Конституция говорит, что забрать у человека собственность можно только по решению суда (если мы говорим о частной собственности). Поэтому предусмотрен такой механизм.

Но надо понимать, что когда речь идет о лишении собственности, то в юридическом поле нельзя просто прийти, забрать и сказать: «Ты россиянин — значит, мы забираем». Поэтому предусмотрены определенные основания. И Министерству юстиции нужно собрать доказательства того, что это конкретное подсанкционное лицо, активы которого хотят взыскать, каким-то образом причастно к агрессии.

Можно ли ожидать, что будут какие-либо результаты по взысканию активов в ближайшее время?

Елена Щербань: Мы видим, что начинаются какие-то процессы движения и уже даже западные партнеры в какой-то степени намекают нашим властям: «Начинайте с себя. Потому что есть много людей, которые даже в Украине вообще не находятся под санкциями, но которые под санкциями почему-то в Штатах, в Европейском Союзе». Потому, думаю, работа определенная появится.

Я знаю, что постоянно проходят совещания у президента, и президент лично понимает ответственность в этой сфере. Мы очень надеемся, что движение будет и оно будет максимально активным. Если оно не будет таким активным, как нам бы этого хотелось, мы, конечно, будем об этом публично говорить, указывая на все фамилии, которые должны нести ответственность в этом процессе.

Полную версию разговора можно прослушать в добавленном звуковом файле

Читайте также: Несмотря на войну в Украине, успевают принимать долгосрочные реформы — Алеканкина

При перепечатке материалов с сайта hromadske.radio обязательно размещать ссылку на материал и указывать полное название СМИ — «Громадське радио». Ссылка и название должны быть размещены не ниже второго абзаца текста.

Поддерживайте «Громадське радио»  на Patreon, а также устанавливайте наше приложение:

если у вас Android

если у вас iOS