Если газовая компания Фирташа подаст в суд, они выиграют, а расплатятся налогоплательщики — Хабатюк

Нафтогаз Украины будет предлагать в 2021 году бытовым потребителям контракты на квартал, год и 2 года. Как это повлияет на цену за газ?

Ведущие

Татьяна Трощинская

Гостi

Алексей Хабатюк

Если газовая компания Фирташа подаст в суд, они выиграют, а расплатятся налогоплательщики — Хабатюк
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2021/02/hr-best-21-02-01_habatuyk.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2021/02/hr-best-21-02-01_habatuyk.mp3
Если газовая компания Фирташа подаст в суд, они выиграют, а расплатятся налогоплательщики — Хабатюк
0:00
/
0:00

Говорили с Алексеем Хабатюком, заместителем начальника департамента энергоэффективности НАК «Нафтогаз Украины».

Татьяна Трощинская: С 1 февраля «Нафтогаз» установил цену 6,86 грн за куб. В результате чего это стало возможным?

Алексей Хабатюк: Компания приняла стратегическое решение выходить на рынок розничного газа, как только он откроется. Прошлым летом цены были самыми низкими за лет 15. Цены постоянно падали, в конце мая достигли дна, только в июле цены начали расти.
У нас стабильная равномерная добыча в течение года. Мы всегда накапливаем объемы природного газа, чтобы резервировать их на зиму. Летом газ на европейских биржах стоил по 3-4 евро, сейчас — 18-20 евро.

Підтримайте Громадське радіо на Спільнокошті

Татьяна Трощинская: Вы говорите о государственном регулировании, а вот временно исполняющий обязанности министра Юрий Витренко сказал, что это «государство показало силу» в случае, когда поставщики поставили неоправданные цены. Не спекуляция ли это была?
Алексей Хабатюк: В январе мы предлагали газ населению по 7,22 грн за кубометр. По сравнению с январем, цена упала буквально на 40 копеек. У частных компаний, доминирующих на рынке, цена была около 9,90 грн. Ни для кого не секрет, что есть злоупотребления со стороны облгазов, которые распределяют газ. Государство должно уделять этому внимание.

Татьяна Трощинская: Глава газового бизнеса Дмитрия Фирташа Артем Компан в интервью «Экономической правде» сказал, что они будут оспаривать правительственную цену на газ. Он сказал также, что эта цена является политической. Что вы можете сказать по этому поводу?

Алексей Хабатюк: У них есть такое право. Правительственное постановление подпадает под закон о ценах и ценообразовании. Статья 15 говорит о том, что в случае, если государство вводит государственное регулирование максимальной цены и она ниже рыночной, то субъекты хозяйствования могут получить компенсацию. Альтернативное решение об ограничении цены через механизм возложения специальных обязанностей, как было раньше, точно такое же. Экономика работает довольно просто, если кто-то хочет регуляторно, административно или командно ограничить цену и это причиняет вред, то этот вред кто-то должен компенсировать.
Мы это рассматриваем как стратегический вопрос выхода на рынок и расширения своего присутствия на рынке среди бытовых потребителей. Мы не рассматриваем в перспективе доминировать на рынке. Но мы понимаем, что группа «Нафтогаз» — единственная, которая может противостоять группе Фирташа рыночным способом.

Татьяна Трощинская: Куда делись температурные коэффициенты со счетов?

Алексей Хабатюк: Температурные коэффициенты остались там, где и были раньше, в том регулировании, которое есть. Сейчас они в тарифах на распределение или, как говорят, «на доставку природного газа». Объясню, как это работало всегда. В СССР, а затем в Украине бытовые счетчики не приводили объемы к стандартным условиям. Поэтому и дельта, которая возникала (положительная летом, негативная зимой), закладывалась в тариф на распределение. Так произошло по непонятным причинам, что в октябре 2018 года потребителям начали выставлять эти объемы дополнительно второй раз. То есть они были как в тарифе, так и в счете за природный газ как товар. Поэтому с потребителей эта сумма взималась дважды.

Далее были проверки, суды, обращение в Антимонопольный комитет. Сейчас это одно из ключевых дел в Большой палате Верховного суда Украины.

Почему-то облгазы разослали сообщение, что с января они не будут начислять эти температурные коэффициенты. Регулятор НКРЕКП прописал прямым текстом: относительно бытовых потребителей температурные коэффициенты, приведенные к стандартным условиям, не применяются, а компенсируются через тариф на распределение.
Татьяна Трощинская: На прошлой неделе Юлия Тимошенко сделала несколько заявлений. Она сказала, что хотела бы провести референдум по 5 вопросам, один из которых — о «снабжение населения газа и электроэнергией с 30% рентабельностью». Звучит непонятно, прокомментируйте, пожалуйста.

Алексей Хабатюк: Юлия Владимировна всегда будет говорить о том, что хочет услышать большинство. Если бы людей спросили, хотите ли вы быть здоровыми и богатыми, то я уверен, что на референдуме 100% ответили: «Да, хотим». Или, хотите ли вы получать квартиры бесплатно? Хотите ли вы автомобили за полцены? Хотите, чтобы в мире наступил мир? Конечно что все хотят, вопрос лишь в том, кто за это заплатит.

По газу, по-моему, ответ довольно прост. Газ, который добывается в Украине, ничем не лучше и не хуже, чем любой другой. Задача государства в том, чтобы справедливо распределить доходы от этих недр. Компания, которая добывает газ, платит ренту. Вопрос в том, какой процент этой ренты.

Государственная компания просто оплачивает эту прибыль в виде дивидендов в бюджет, а частная — своим акционерам или владельцам. В зависимости от того, какой будет рента, добыча будет или выгодной или невыгодной, ведь рынок никуда не исчезает.
Мы сейчас рядом с огромным европейским рынком, где цена устанавливается рыночным способом. Если компания, которая будет внутри добывать газ, будет проигрывать конкуренцию европейскому газу, она просто будет сокращать добычу и инвестиции. Не будем вкладывать деньги в добычу здесь, в Украине, а будет его импортировать.

Здесь стоит вспомнить о нашей довольно длинной зависимости от России, когда мы потребляли газ фактически только из России. Цель этой инициативы о 30% рентабельности в том, чтобы убить внутреннее добычи? Юлия Тимошенко не уточняет, что такое рентабельность в этом случае. Без этого уточнения, этот вопрос манипулятивный и провокационный. Цель политиков одна — понравиться людям, что делать потом?

Чем плохо ценовое регулирование? Это неэффективное вмешательство в рынок, представление неправильных сигналов инвесторам, это неэффективное расходование средств налогоплательщиков. Если газовая компания Фирташа подаст в суд, они выиграют, а заплатят за это налогоплательщики из бюджета. Причем заплатят еще и непонятным образом — компания может указать любой вред и это придется компенсировать. Это очень опасный инструмент, государственное регулирование, нужно быть очень осторожным.
Татьяна Трощинская: Планирует ли «Нафтогаз» в этом году устанавливать годовой тариф для бытовых потребителей?

Алексей Хабатюк: Мы предложили годовой тариф прошлого года: с августа по январь можно было заключить годовые соглашения. Цена двигалась вместе с рынком. Летом цена составляла 4,73 грн за кубометр, вдвое дешевле, чем в январе. Довольно много потребителей пошли на летнее соглашение. В 2021 году мы будем продолжать эту практику. Также будем разрабатывать новые тарифные планы. Предлагать фиксирование цены на квартал, год и два года.
Газовый рынок — сезонный. Поэтому мы сразу предупреждаем: зимой будет дороже. Мы не требуем оплаты сразу. Например, вы знаете, что за год потребляете тысячу или две тысячи кубов, закажите этот объем, мы его зарезервируем. Но заплатите потом. Каждый месяц будете платить 1/12 от этой суммы. Это нормальная практика и для Европы. Долгосрочные контракты выгодны для обеих сторон. Поставщики хотят прогнозируемого потребителя.

Полную программу слушайте в аудиофайле
Громадське радио выпустило приложения для iOS и Android. Они пригодятся всем, кто ценит качественный разговорный аудиоконтент и любит слушать именно тогда, когда ему удобно.

Устанавливайте приложения Громадського радио:

если у вас Android

если у вас iOS

Комментарии