Терроризм в Луцке соответствует тренду развития популизма в действиях и риторике нынешней власти — Костюченко

Что на самом деле происходило в Луцке и почему это произошло?

Ведущие

Татьяна Курманова

Гостi

Юрий Костюченко

Терроризм в Луцке соответствует тренду развития популизма в действиях и риторике нынешней власти — Костюченко
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/07/hr-drivetime-20-07-22_kostyuchenko.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/07/hr-drivetime-20-07-22_kostyuchenko.mp3
Терроризм в Луцке соответствует тренду развития популизма в действиях и риторике нынешней власти — Костюченко
0:00
/
0:00

21 июля уроженец Оренбургской области РФ Максим Кривош почти 12 часов удерживал 13 пассажиров рейсового автобуса в центре Луцка. Среди заложников были беременная женщина, подросток и пожилая женщина. Полиция начала спецоперацию «Заложник». К ней привлекли сотрудников СБУ. В частности, Кривош требовал от государственного руководства признать себя внутренними террористами, а президента Украины Владимира Зеленского — прокомментировать фильм «Земляне». Позже Зеленский пообщался с ним.

«Мы с ним говорили 7-10 минут, мы договорились о том, что он сделает первый шаг, он отпустит нескольких наших людей. У нас была информация о раненом, я просил его отпустить. Беременную женщину, раненого и ребенка. Он сказал, что раненых нет, это был блеф, поэтому договорились, что он отпустит трех человека, и я после этого запишу видео. После того как это видео выйдет в соцсети, он через полчаса выпускает всех людей. Примерно так и произошло: 30-40 минут — и он отпустил заложников».

После разговора отпустили трех заложников, а позже и сам Максим Кривош вышел из автобуса. Он стоял с поднятыми руками около двух минут. А потом появился БТР, были слышны взрывы. Глава управления СБУ в Волынской области Павел Данюков рассказал, почему так произошло:
«Вы не видели, как на расстоянии с ним велись переговоры… мы должны были убедиться, что у него нет дистанционного устройства. Ему давались команды поднять руки, опустить руки, вернуться, постоять, местность сканировалась приборами обнаружения опасности для заложников. Только после этого подошли к нему сотрудники полиции и СБУ для того, чтобы избежать возможных жертв среди заложников, находившихся в автобусе. Поэтому эта задержка была вызвана профессиональной необходимостью, а не просто это был театр».

Начальник ГУ ЧП в Волынской области Юрий Крошко позже сообщил, что подследственность по уголовным производствам по Кривошу не нарушена. И полиция, и СБУ расследуют свою часть этого события. Кроме того, спецоперацией «Заложник» руководила полиция, а спецоперацией «Бумеранг» занимался антитеррористический центр УСБУ.

В соцсетях появилось много версий того, что происходило, в том числе и сценарии под руководством Арсена Авакова для укрепления своей власти. Кстати, Евгений Коваль — полицейский, который носил воду в автобус, в которого стреляли над головой и которого обещают представить к награде — это первый заместитель главы Нацполиции, именно он руководил следственно-оперативной группой по расследованию убийства журналиста Павла Шеремета.
Спрашивают люди и о том, какую функцию в антитеррористической операции в Луцке выполнял заместитель главы ОП, отвечающий за коммуникацию и пиар.

Почему сразу возникают такие конспирологические версии, мы спросили у эксперта по вопросам безопасности и рисков Юрия Костюченко.

Юрий Костюченко: На мой взгляд, есть несколько проблем.

Во-первых, действительно, на самом деле, обычно есть определенная последовательность событий, которая была вопиюще нарушена в тех материалах, которые доступны общественности. Сначала всегда проводится штурм, во время которого освобождаются заложники и происходит захват или нейтрализация террориста. Здесь все было как-то наоборот: террорист освобождает заложников, извиняется, значит, после чего его триумфально штурмуют. Конечно, будут возникать подозрения, что что-то здесь не то.

Во-вторых, для каждого общества присущ свой паттерн насилия, каждое сообщество генерирует определенный тип насильственного поведения, в том числе поведения политического насилия: есть такие вещи, которые нам присущи и не присущи. Если мы будем говорить о захвате заложников, то в новейшей истории Украины они, конечно, были, но их было до 2014 года целых два. А вот после 2014 года таких случаев значительно больше — зарегистрировано более 140. То есть мы имеем рост в 250 раз. Но они же, в основном, все, касающиеся действий пророссийских боевиков на оккупированных территориях.
Нынешний случай является определенной аномалией, он свидетельствует о том, что здесь что-то не так. Для нашего общества не присущи такие действия, мы не захватываем заложников, это не наше, такого у нас быть не может.

  • Для нашего общества не присущи такие действия, мы не захватываем заложников, это не наше, такого у нас быть не может

Но, с другой стороны, у нас сейчас происходят мощные социальные трансформации, поэтому возможны такого рода аномалии. Более того, это не только социальные, но и политические трансформации, ведь у нас все же сейчас у власти радикальные контрэлитарные популисты, которые базируются на конфликтном нарративе между настоящим народом и внутренними врагами. Ведь, если посмотреть на программу Зеленского, она построена на конфликтном противопоставлении настоящего народа: молодые семьи, врачи, учителя, бабушки, и, с другой стороны — коррупционеры, депутаты, которые мешают. Поэтому этот нарратив будет и требует развития.
Политическая наука подсказывает, что логика развития популистских проектов требует построения на обломках институтов авторитарных вертикалей диктаторского типа. Поэтому здесь будет раздувание внутреннего конфликта, устрашение населения сконструированной угрозой, искусственными врагами, формирование образа популиста как единственного защитника. Все это будет сопровождаться вот такого рода угрозами. Поэтому этот терроризм в целом и соответствует тренду развития популистской политики нынешней власти и ее риторики. Так же и реакция власти — она ​​отражает ее природу. А это разрушение институтов, замена политики политтехнологиями, пиар вместо управления. Все это является визитной карточкой популизма, поэтому мы видим вопиющую некомпетентность, неадекватные контрпродуктивные решения вроде этих долгих переговоров непонятно вообще с кем. Это на всех уровнях — отсечение профессионалов, видосики вместо поступков и решений, а ситуация требует именно поступков.

Полную версию беседы можно прослушать в прилагаемом звуковом файле
Громадське радио выпустило приложения для iOS и Android. Они пригодятся всем, кто ценит качественный разговорный аудиоконтент и любит слушать именно тогда, когда ему удобно.

Устанавливайте приложения Громадського радио:


если у вас Android

если у вас iOS