Минские переговоры — как окопная война: время от времени кто-то бросает гранату, но никуда не продвигается — Гармаш

Накануне состоялось очередное заседание Трехсторонней контактной группы в Минске. По его результатам представители Украины и России традиционно сделали противоречивые заявления.

Ведущие

Анастасия Багалика

Гостi

Сергей Гармаш

Минские переговоры — как окопная война: время от времени кто-то бросает гранату, но никуда не продвигается — Гармаш
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/07/hr-hh-20-07-09_garmash.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/07/hr-hh-20-07-09_garmash.mp3
Минские переговоры — как окопная война: время от времени кто-то бросает гранату, но никуда не продвигается — Гармаш
0:00
/
0:00

Мы попытались разобраться в них вместе с Сергеем Гармашем — одним из представителей оккупированных территорий от Украины на переговорах в ТКГ.

Анастасия Багалика: Министр по вопросам оккупированных территорий Алексей Резников сделал заявление, что он призывает Запад поддержать пересмотр Минских соглашений и их перезагрузку. Все так неудачно происходит в рамках ваших нынешних переговоров?

Сергей Гармаш: Я не вижу прогресса в переговорах, хотя стороны, по крайней мере ОБСЕ, на прошлой ТКГ заявила о том, что это было одно из самых успешных заседаний ТКГ. В чем оно было успешным, мне трудно сказать. Я пока провожу для себя аналогию Минских переговоров с окопной войной: все стороны сидят в окопах, время от времени каждая сторона бросает гранату в противника, но никто никуда не продвигается. Возможно, это соответствует какой-то нашей стратегии.

Я могу предположить, что нам действительно нужен какой-то прогресс для того, чтобы состоялась очередная встреча в нормандском формате, и на волне того, что наши западные партнеры склоняются к мнению, что Минск действительно каменный, что его следует адаптировать к более современным условиям , мы предоставляем пока этому процессу больше оптимизма. На мой взгляд, это хорошо, ведь сейчас Россия постоянно реагирует на нас в Минске, до этого пять лет только мы реагировали на Россию.
Анастасия Багалика: Представитель России Борис Грызлов заявил, что Украина срывает обмены, потому что хочет иметь обмены больших категорий, чем согласовали ранее. Об этом пишет РБК-Украина. Что на самом деле происходило на последней встрече?

Сергей Гармаш: Я могу говорить только о политической подгруппе, в которой нахожусь, обменами занимается гуманитарная подгруппа. На политической подгруппе обсуждаются поправки в закон об особом статусе, который уже принят Верховной Радой еще в 2014 году. Представители России с ОРДЛО вносят свои предложения и хотят кардинально пересмотреть закон. Мы говорим о том, что закон уже принят и мы готовы его пересматривать только в части имплементации «формулы Штайнмайера». Собственно, и все.

Когда они поняли, что трудно будет сыграть на этом законе, что Украина не ведется на их деструктивную риторику, они начали внезапно выдвигать требования показать им проект Конституции, в котором будет заложен особый статус. Хотя в минском комплексе мер нет такого требования, там Украина проговаривает и согласовывает особенности отдельных районов Донбасса с ними, а потом уже на основе децентрализации меняется Конституция, в которой учитываются особенности Донбасса. Я об этом на ТКГ сказал. Они постоянно хотят что-то рассматривать — то одно, то другое, и это может не закончится никогда.
Поэтому с той стороны я вижу просто неконструктивность. Поэтому мы сейчас работаем на тактический результат — ближайшая очередная нормандская встреча. И работаем довольно успешно. Хотя я читал сегодня интервью Козака в ТАСС, и он говорит, что Украина не демонстрирует прогрессивного подхода, и типа нет смысла проводить следующую нормандскую встречу, потому что нет результатов после проведения прошлой нормандской встречи. Однако, я думаю, результаты есть и будут, по крайней мере, Украина готова говорить и об открытии новых КПВВ, и об обмене пленных. Все зависит от той стороны. И это важно показать Западу — кто конструктивный, а кто — нет.

Полную версию беседы можно прослушать в прилагаемом звуковом файле