«Неограненные» — украинка во время локдауна сняла игровой фильм о незаконной добыче самоцветов на Шри-Ланке

Разговор про игровой фильм «Неограненные» украинского режиссера Ксении Бугримовой

Ведущие

Валентина Троян

Гостi

Ксения Бугримова

«Неограненные» — украинка во время локдауна сняла игровой фильм о незаконной добыче самоцветов на Шри-Ланке
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2021/05/hr-hh-21-05-25_bugrimova.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2021/05/hr-hh-21-05-25_bugrimova.mp3
«Неограненные» — украинка во время локдауна сняла игровой фильм о незаконной добыче самоцветов на Шри-Ланке
0:00
/
0:00

Гостья — режиссер фильма «Неограненные» Ксения Бугримова

Ксения Бугримова: Мы застряли на Шри-Ланке во время первого локдауна, когда никто в мире не понимал, как жить дальше. Мы застряли там, за нами не прилетел эвакуационный самолет, и было совершенно непонятно, как жить дальше, что мы будем там делать. Мы снимали там другой полнометражный фильм, и часть группы там застряла. Часть съемочной группы, которая была интернациональной, смогла вылететь — у них были эвакуационные самолеты сразу. А когда за нами через два месяца прилетел эвакуационный самолет, мы не могли уже лететь, потому что потратили время и средства на подготовку этого фильма.

С самого начала, когда мы остались с моим мужем и нашим маленьким ребенком, поняли, что надо что-то снимать. Шри-Ланка в этом плане очень приятная для украинских кинематографистов, у меня там есть своя студия, потому что они дают очень хорошие условия для определенных сцен, пляжных, например. Как Гавайи в Штатах, так и Шри-Ланка для Европы и не только.

Мой муж родом из Шри-Ланки, и лет семь назад он возил меня в тот маленький городок, Ратнапура, в джунглях, откуда родом моя свекровь. Мы остановились у родственников, я сделала такой location scouting. Местным со мной было комфортно, они знают моего мужа, знают мою свекровь, и поэтому согласились сниматься в этом фильме.

  • В мире действуют законы, регламентирующие добычу алмазов, но о самоцветах там речь не идет. Для меня было важно сделать фильм, который бы поднимал эту тему.В Украине тоже занимаются нелегальной добычей янтаря, а у меня в планах сделать потом полнометражный фильм, а затем — сериал, потому что это важная тема, которую никто не освещает.

В Шри-Ланке 50-60% нелегальной добычи камней, и деньги за них могут идти на террористические операции. Я нашла много источников, когда Times и BBC писали о том, что и ИДИЛ тоже может брать деньги из этих камней, которые мы выкупаем на украшения.

Фильм длится 24 минуты, это выглядит как пилот сериала. У них есть государственная организация, которая более или менее регулирует добычу драгоценных камней, но у них так же есть проблема нелегальной добычи янтаря. Когда они увидели мой скрипт, они его утвердили, у них не было никаких вопросов, потому что это не документальная, а игровая работа.
В фильме поднимается немало вопросов — о неэтичной работе, об экологии. Мне, как украинскому киношнику, небезразлично, что происходит в мире.

  • Съемки тоже должны быть экологичными, например, никто не убирает за собой искусственный снег, а стоило бы. Также вопрос света — возможно, стоило бы брать более дорогую камеру, чтобы оператор использовал свет естественный. Украина должна следовать мировым трендам, а еще лучше, быть в них первой.

Во время съемок мне очень помогал муж. Он национальный гид, он имел до пандемии свой туристический бизнес. Он знает очень много историй, этнических особенностей, и он открывал мне маленькие документальные вещи. Например, у нас играет шаман, который поет мантру, настоящую. Я видела реакцию зрителей, их это очень удивляло, потому что это другой взгляд, то, чего они еще не знали на Шри-Ланке.
Главный герой фильма — мальчик, который воспитывался в очень закрытой семье, с авторитарным отцом, который хотел сделать этого мальчика похожим на себя. И когда этот ребенок попадает в другой мир, видит других людей, с которыми несправедливо ведет себя отец, то этот мальчик принимает решение, которое может принять только ребенок современного поколения. Отец — абьюзер, который пытается перестроить весь мир под себя и свое понимание. И сам фильм — это притча о том, что может произойти, если ты начинаешь делать собственного ребенка похожим на себя.

В июне будет закрытая премьера фильма, а затем начнется его фестивальная жизнь, он будет путешествовать. А потом мы хотим его передать, или продать (я надеюсь на второе) на какое-то мировое VOD ( «video on demand» — онлайн библиотека видео — ред.).

Полностью разговор слушайте в прилагаемом аудиофайле
Підтримуйте Громадське радіо на Patreon, а також встановлюйте наш додаток:

якщо у вас Android

якщо у вас iOS

Комментарии