Пропаганда в ОРДЛО использует тему жертв войны, но это не значит, что мы не должны уважать их память — конфликтолог

Забытые жертвы войны. Почему в Украине не вспоминают погибших во время обстрелов на оккупированных территориях и не отчитываются о результатах расследований этих событий?

Ведущие

Валентина Троян

Пропаганда в ОРДЛО использует тему жертв войны, но это не значит, что мы не должны уважать их память — конфликтолог
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/06/hr-hh-20-06-05_Rets_BrunovaKalisetska.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/06/hr-hh-20-06-05_Rets_BrunovaKalisetska.mp3
Пропаганда в ОРДЛО использует тему жертв войны, но это не значит, что мы не должны уважать их память — конфликтолог
0:00
/
0:00

Комментирует психолог-конфликтолог Ирина Брунова-Калисецкая и журналист Игорь Рец.

Ирина Брунова-Калисецкая: Не помнить и не говорить об этом нельзя, это приведет к определенным негативным последствиям. Однако я хочу сказать о другом. Существует целая система международного гуманитарного права, которая говорит о системе правовых норм защиты жертв войны и защиты гражданского населения. Но в медиа нет понимания того, что мирное население не должно страдать. Есть целая система, которая предусматривает средства ведения войны, чтобы уменьшить страдания мирного населения.

Почему же мы об этом не говорим? Мне кажется, что эти последние шесть лет в нашем нарративе памяти о войне — не память о жертвах, а в первую очередь память о воинах — о тех, кто олицетворяет собой героический образ тех, кто страну защищает. Это очень понятно, ведь мы находимся как бы в состоянии защиты от вооруженной внешней агрессии и тех боевиков, которые взяли оружие в 2014 году и пошли на украинских граждан, будучи сами украинскими гражданами.

Мне кажется, что мы сможем перейти к памяти о жертвах, причем с обеих сторон. Это приблизит нас к ощущению того, что война не заканчивается тогда, когда прекращают стрелять. Для меня психологически война завершается тогда, когда мы можем вместе помнить о совместных жертвах. Сколько времени пройдет, когда страна сможет с этого героического нарратива памяти перейти к памяти о жертвах? Сейчас сказать трудно.
Мне кажется, что это важно и потому, что когда мы об этом молчим, это дает фору манипуляциям и пропаганде с другой стороны — со стороны России, в частности. Когда мы можем признать, что возможные действия украинской армии привели к чрезмерным потерям среди мирного населения, я думаю, это сделает нас намного сильнее в противодействии этим манипуляциям и пропаганде.

По моему опыту работы с вооруженными конфликтами по всему миру, я очень часто вижу манипуляцию или эмоциональное обострение на тему жертв: не просто сочувствовать, а показывать, какие ужасы творят те и другие. Поэтому в этом контексте то, как сейчас используется тема жертв ОРДЛО, похоже, что они это используют в пропагандистских целях. Но это не значит, что мы не должны об этом говорить, не должны говорить о жертвах и уважать их память.

Игорь Рец: Я не могу сказать, что мы не готовы. Например, когда был обстрел под Волновахой, мы все сочувствовали. Мне тогда казалось лицемерием, ведь я знал, что было много других случаев, о которых говорит ОБСЕ, но мы не сочувствуем. Когда был обстрел в Мариуполе, мы тоже сочувствовали, и я считаю, что это правильно. Мы должны понимать, что простые люди погибают во время войны.

Полную версию беседы можно прослушать в прилагаемом звуковом файле.