В 1991 году власти Украины не воспринимали разговоры о ядерном оружии как инструмент сдерживания РФ — историк

Как Украина получила безъядерный статус и подписала Будапештский меморандум?

Ведущие

Анастасия Багалика

Гостi

Павел Подобед

В 1991 году власти Украины не воспринимали разговоры о ядерном оружии как инструмент сдерживания РФ — историк
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2021/07/hr-hh-21-07-29_podobed.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2021/07/hr-hh-21-07-29_podobed.mp3
В 1991 году власти Украины не воспринимали разговоры о ядерном оружии как инструмент сдерживания РФ — историк
0:00
/
0:00

Ранее глава фракции «Слуга народа» Давид Арахамия заявил, что если бы Украина была ядерной державой, то могла бы «шантажировать весь мир».

Рассказал историк Павел Подобед.

Павел Подобед: Можно было бы говорить о других условиях подписания Будапештского меморандума, можно было пробовать искать другие политико-дипломатические механизмы, которые могли бы обеспечить суверенитет территориальной целостности Украины. Если мы вернемся к событиям, которые предшествовали подписанию Будапештского меморандума, то следует сказать, что тогда весомую ключевую роль играли США и позиция Джорджа Буша-старшего. Мы довольно часто забываем о прагматичной позиции американского политикума, которая сводилась к фобии Запада, связанной с попаданием ядерного оружия в руки диктаторских режимов. Ведь это могло привести к нарушению международных правил игры, к так называемому «ядерному шантажу», который мы ярко наблюдаем в Северной Корее. Ситуация как тогда, так и сегодня достаточно похожа.
Западные политики, имея фобии относительно того, что Украине нельзя давать ядерное оружие, поскольку можно получить еще какой-то авторитарный режим с ядерным оружием, сегодня в очередной раз подтвердили эти фобии благодаря заявлениям, которые прозвучали от Давида Арахамии. Западные политики убеждаются, что все-таки действительно украинцы — дикари, которые хотят построить еще одну Северную Корею, не проводить реформы, а просто требовать денег.

Я не специалист по ядерному оружию, могу сказать только, что обслуживание любого оружия, не только ядерного — дорогое дело. В Советском Союзе был целый производственный комплекс, связанный с обслуживанием оружия. В дискуссии о том, могли бы мы содержать ядерное оружие, кроме чисто технологического аспекта, есть экономический аспект. А также политический: дали ли бы нам возможность сохранить это ядерное оружие? Нам могли накинуть такой экономический хомут на шею, что, возможно, истории с современным Ираном нам показались бы цветочками.
В случае Северной Кореи говорится об угрозе применения ядерного оружия в обмен на обеспечение страны продовольствием. Это яркий пример того, как работают международные санкционные механизмы. Северную Корею с ее ядерным оружием задавили настолько, что этот людоедский режим вынужден апеллировать к мировому сообществу. «Мы будем с вами говорить, только присылайте посылки с продуктами». Это достаточно реалистичная перспектива, которая могла предстать перед Украиной. Нам пришлось бы решать целый комплекс проблем: военных, экономических, политических.

Я убежден, что тогда, в 1991 году, ни господин Кравчук, ни вообще высшее политическое руководство Украины не воспринимали разговоры о ядерном оружии с точки зрения инструмента сдерживания Российской Федерации. Парадигма мышления была полностью другой: тогда речь шла о том, что Российская Федерация — наш главный брат, друг, партнер и сосед. Нужно понимать, в каких политических реалиях тогда находилась Украина. Не стоит пытаться сравнивать ситуацию июля 2021 года с реальностью в 1991 году.

Полную программу слушайте в аудиофайле
Підтримуйте Громадське радіо на Patreon, а також встановлюйте наш додаток:

якщо у вас Android

якщо у вас iOS

Комментарии