Война, Голодомор, жизнь в СССР: как с детьми говорить о сложных страницах истории

Может ли правда о трагических моментах истории травмировать?

Ведущие

Василь Шандро

Гостi

Андрей Мельник

Война, Голодомор, жизнь в СССР: как с детьми говорить о сложных страницах истории
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2021/11/hr-hh-21-11-22_melnik.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2021/11/hr-hh-21-11-22_melnik.mp3
Война, Голодомор, жизнь в СССР: как с детьми говорить о сложных страницах истории
0:00
/
0:00

Объяснял историк, преподаватель, директор специализированной авиационно-технологической школы №203 Святошинского района Киева, участник российско-украинской войны Андрей Мельник.

Историки на войне

Андрей Мельник: Большинство моих университетских друзей прошли войну. Александр Скиба, последний командир обороны ДАП — мой студенческий друг. Мы проходили вместе обучение перед отправлением в АТО с учителем истории, который старше меня на 20 лет. На фронте побывали и сейчас есть достаточно много учителей истории.

Кого травмирует правда об ужасных страницах прошлого?

Андрей Мельник: Когда слышу, особенно от родителей, что не нужно травмировать детей рассказами о войне, Голодоморе, хочу дать простой ответ: не нужно прятать детей от жизни, вы не скроете их от реальности. Другой вопрос: это все нужно анализировать, подходить к этому со здравым смыслом. Историческая наука в школе — это подготовка к жизни в реалиях своего государства и народа.

Я всегда объясняю детям историю советского периода. Мы видим определенную ностальгию за тем временем у тех, кто в нем не жил. От своих старших родных они слышат о безвозмездных квартирах, больницах, образовании, гарантированном трудоустройстве. Я постоянно напоминаю им, что никаких сладких брежневских и горбачевских времен не может быть без страшных сталинских. Не ведитесь на сладкую ловушку. Сегодня даже среди интеллектуалов есть идея о «прекрасном» коммунистическом проекте, почему-то провалившемся. Он не был прекрасным, он был кровавым.

Где правда?

Андрей Мельник: Мы живем в период, когда для людей важными должны быть информационная грамотность и умение анализировать информацию, определять оценочные суждения, выделять фейки. Значительная часть общества не готова анализировать современные информационные потоки. Эти люди привыкли доверять СМИ, автоматически перенесли это доверие на социальные сети. Когда речь идет о событиях войны, стараюсь без эмоций объяснить, что именно происходило. Мы — поколение свидетелей войны. Мое слово свидетеля гораздо важнее, чем то, что вы прочли где-то.

Где победа?

Андрей Мельник: У меня есть возможность читать профессиональную английскую и англоязычную литературу. Это мне доставляет удовольствие. На войне меня спрашивали о том, что будет дальше. Люди в подразделении были с разным образованием: от художника до комбайнера. У нас войско старых лейтенантов и молодых генералов. Мы с ними говорили и о всемирной истории, и о том, что происходит в Украине. Главный вопрос, который слышал от них: а победа для нас где? На него ответа нет до сих пор. Это парад в Донецке, Севастополе, Симферополе, Москве? Где победа? Где конец войны? Мы его не видим.

Полностью приложение слушайте в аудиофайле
При перепечатке материалов с сайта hromadske.radio обязательно размещать ссылку на материал и указывать полное название СМИ — «Громадське радио». Ссылка и название должны быть размещены не ниже второго абзаца текста.

Підтримуйте Громадське радіо на Patreon, а також встановлюйте наш додаток:

якщо у вас Android

якщо у вас iOS

Комментарии