Помню это ужасное ощущение, когда собираешься и думаешь, что везти с собой в новую жизнь — конфликтолог из Крыма

Психолог, конфликтолог, которая переехала из Крыма, Ирина Брунова-Калисецкая поделилась воспоминаниями о начале аннексии и переезде в Киев

Ведущие

Валентина Троян

Помню это ужасное ощущение, когда собираешься и думаешь, что везти с собой в новую жизнь — конфликтолог из Крыма
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2021/01/hr-klyuch-19-04-01_brunova.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2021/01/hr-klyuch-19-04-01_brunova.mp3
Помню это ужасное ощущение, когда собираешься и думаешь, что везти с собой в новую жизнь — конфликтолог из Крыма
0:00
/
0:00

«Очень хорошо помню ощущение, когда ты не веришь своим глазам. Ты видел «зеленых человечков», но ты не можешь поверить, что это вообще в XXI веке возможно. Помню, что давала комментарий «5 каналу» и говорила, что Путин играет мускулами. Я не верила в то, что он действительно это сделает до конца», — рассказала Ирина.

  • Ирина Брунова-Калисецкая — психолог, конфликтолог, переселенка из Крыма
  • До оккупации работала в Таврическом национальном университете
  • Ее темы — межэтнические конфликты, роль СМИ в них, этнопсихология
  • В 2009 году в Киеве защитила диссертацию, связанную с психологией миграции
  • Сотрудничала с организацией Информационно-исследовательский центр «Интеграция и развитие».

«Референдум» мы называем сейчас «рейхферендум». Как такое выражение, которое показывает наше отношение. Было понятно, что оставаться в Крыму невозможно, работать с темами тоже, поскольку я имела опыт работы с подобными темами в России в 2011 году. Я себе примерно представляла, какая будет этнополитика. Мы командой выехали в Киев в марте 2014 года.

Помню очень хорошо, когда в начале марта, еще до так называемого «референдума», в университете уже были люди из России, которые исследовали масштабы изменений, которые, с их точки зрения, потребуются, когда университет станет российским. Это уже открыто говорили, что Крым будет российским и университет тоже. Коллеги очень радовались, что наконец-то будут писать документы на русском языке, а бюрократия в университете, чтобы вы понимали, занимает, наверное, две трети преподавательского времени. Я им говорила: «Глупцы, вы не были в России, вы же не знаете, какие там документы». А я видела. Они намного сложнее и безумнее. Я потом через знакомых узнала, как одна из коллег, которая не слышал меня тогда, ругалась, когда ей приходилось четвертый раз переделывать эти документы, потому что они действительно безумные даже по сравнению с нашей бюрократией», — говорит Ирина Брунова-Калисецкая.

Підтримайте Громадське радіо на Спільнокошті

«Зеленые человечки» или «вежливые люди» — военные без опознавательных знаков. Впервые о них заговорили в конце февраля 2014 года. Они захватили аэропорт в Симферополе, блокировали украинские военные части и установили первые блокпосты на админграницах с материковой частью Украины. Впоследствии президент России Владимир Путин признает: это были российские военные. Но у Ирины Бруновой-Калисецкой чувство опасности появилось до их появления на полуострове:

«Надо, наверное, сказать, что первое ощущение, что в Крыму может произойти то, из-за чего придется уезжать, я почувствовала 14 февраля — еще до появления так называемых  «зеленых человечков». Я почувствовала, что такое может быть, я помню, как ехала на встречу с коллегой и думала, куда я поеду. В Штаты есть виза, есть язык, я владею английским. Но это так далеко и денег у меня не так много. Я думала: что же я там буду делать. В Евросоюз ближе, но не было визы. Думала: поеду в Грузию — там много друзей, найду, виза не нужна. А потом думаю: это же адаптироваться надо, учить язык, а он сложный. Ну, я тогда могу поехать в Израиль, по крайней мере два языка из четырех я знаю, виза не нужна. Я помню, как меня ужаснула мысль о том, что в Крыму может быть хуже, чем в Израиле, а для меня Израиль  — одна из самых тяжелых эмоционально и психологически стран из тех, где я вообще была.

Весь следующий месяц я ходила по квартире и думала: если придется выезжать и я никогда не смогу вернуться, потому что никто не знает что произойдет, что мне взять с собой. У меня есть один чемодан и я должна забрать то, что мне дороже, самое важное. Когда я ехала, я забрала фотографии, которые имели для меня значения. До июля 2015 года я еще в Крым возвращалась и забирала уже другого типа вещи. Я помню это ужасное ощущение, когда думаешь, что повезти с собой в новую жизнь».

Полную версию программы слушайте в аудиофайле (запись от 1 апреля 2019 года)

Громадське радио выпустило приложения для iOS и Android. Они пригодятся всем, кто ценит качественный разговорный аудиоконтент и любит слушать именно тогда, когда ему удобно.

Устанавливайте приложения Громадського радио:

если у вас Android

если у вас iOS