Трижды в сутки стреляли. Ежедневно. Из тяжелой артиллерии. Почти ни один дом не уцелел — переселенец из Первомайска о 2014-м

В новом выпуске программы «Ключ, который всегда со мной» история переселенца из Первомайска Сергея Чуба

Ведущие

Валентина Троян

Трижды в сутки стреляли. Ежедневно. Из тяжелой артиллерии. Почти ни один дом не уцелел  — переселенец из Первомайска о 2014-м
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/06/hr-klyuch-20-06-15_chub.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/06/hr-klyuch-20-06-15_chub.mp3
Трижды в сутки стреляли. Ежедневно. Из тяжелой артиллерии. Почти ни один дом не уцелел — переселенец из Первомайска о 2014-м
0:00
/
0:00

Сергей Чуб — переселенец из Первомайска Луганской области.

До 2015 года работал на государственном предприятии «Первомайскгрузотранс».

В Северодонецк переехал с семьей в 2015 году из-за боевых действий. По словам Сергея, Первомайск — наиболее пострадавший от боев город в Луганской области.

Сейчас Сергей живет в Северодонецке и работает оператором по исследованию скважин в «Укргаздобыче».

О себе Сергей Чуб говорит, что не поддерживал Евромайдан, но выступал за смену власти.

«Это мы де-юре получили независимость, а так мы постоянно в оккупации находимся. Различные кланы пророссийские или сателлиты, местные бандитские группировки контролировали как промышленность, так и энергетику, и другие отрасли».

Сергей утверждает: еще с 2010 года наблюдал, как на государственных угольных предприятиях шахтеров заставляли обслуживаться в Сбербанке России:

«Что само по себе было диким — государственное украинское предприятие переходит на обслуживание в государственный банк другого государства».

Проукраинских митингов в Первомайске Сергей не помнит, но собрания так называемого Антимайдана, были:

«Пророссийские были. Они проводились почти в один день по всей Луганской области. 1-го, 5-го марта, если я не ошибаюсь и еще в апреле один был».

«Само по себе движение мутировало постоянно. Вы же помните, оно начиналось как Антимайдан, и это было в конце осени (в 2013 году — ред.), когда начал свою активную фазу Евромайдан в Киеве, на Востоке — в Донецкой, Луганской, Харьковской областях — и в Одессе, Запорожье началось такое движение — Антимайдан — как в противовес Евромайдану. Он начинал свою работу борьбой… Я бы не назвал это оппозицией то, что было с Яценюком, Тимошенко и другими политическими деятелями в кавычках — ну это сплошной стыд Украины, а не оппозиция. Видимо, какой-то геополитический фактор влиял на те события».

По словам Сергея Чуба, в Первомайске, как и в соседнем Стаханове, пророссийские настроения были более жесткими, там этим занимались представители криминальных кругов.

«В Первомайске это движение возглавлял весной так называемый «смотрящий» по городу от криминала Фадеев — я забыл как его имя. Он мобилизовал несколько группировок, они запугивали жителей, даже кого-то били на тех митингах. От административной части сопровождение организовывал мэр города Борис Бабий — он в Луганске занимает какую-то должность кажется в коммунальной какой-то структуре, чем-то управляет».

Массовых митингов единомышленники Сергея Чуба не проводили. Их было мало и никто не гарантировал им защиту.

«Националистические ячейки не были представлены вообще в Первомайске, поэтому если и были собрания какие-то, скажем так, трезво мыслящих людей, то они понимали, к чему все это может привести. Но они были немногочисленны. Как правило, их подавляли. Мне, например, звонили и говорили, что сейчас будет митинг на центральной площади (митинг «Русской весны»), оставайся дома — это в твоих же интересах».

Сергей добавляет: среди горожан было много людей, кто не хотел, чтобы регион вошел в состав России. Хотя бы потому, что знали об Абхазии и Приднестровье:

«Они открыто выступали на сессиях городского совета. Я был на сессии городского совета, также выступал. Я письменно предупредил даже городского голову, что он будет нести уголовную ответственность за проведение референдума. У меня даже сохранилось это предупреждение, зарегистрированное в канцелярии или в приемной городского головы.

Я уехал из города, когда началась Дебальцевская операция, потому что в пределах Первомайска тогда невозможно было жить — постоянные обстрелы, не один раз в день. Как-то к 2015 году я еще жил на территории Первомайска, в Золотом, Троицком на даче мы жили».

С июля 2014 года город Первомайск почти круглосуточно был под обстрелами. Они были настолько интенсивными и плотными, что людей, которые погибали или умирали, хоронили во дворах.

Из-за того, что большинство домов были разбиты, в них не было воды, газа, отопления.

Сразу город начали покидать люди. Некоторые несколько дней не могли выйти из подвала. 22 июля СММ ОБСЕ сообщила о 200 погибших гражданских и 400 раненых жителях Первомайска. В августе они обнародуют данные: из 80 тысяч жителей Первомайска город покинули 70 тысяч.

«Трижды в сутки его обстреливали. Ежедневно. Из тяжелой артиллерии. Почти ни одного дома не уцелело. Мы с семьей жили в пятиэтажном доме. В результате 5 прямых попаданий он сложился как карточный домик. Первые три попадания были в августе, а последние два из самоходной артиллерийской установки — в октябре, когда именно сложился дом. Я был в это время в Троицком».

Когда линия разграничения стала более или менее постоянной, а обстрелы — менее интенсивными, оккупационная власть начала восстанавливать поврежденное жилье. На средства российских граждан, добавляет Сергей Чуб.

«Отстроили и мой дом. Восстанавливали даже дома, которые выгорели полностью — с первого по девятый этаж. На средства российского плательщика они их восстановили. В мой дом почти никто не заехал в подъезды, которые они восстановили. Я слышал такое, что мародеры растащили все технику, которую они установили, и отопление».

Время от времени Первомайск попадает в поле зрения блогеров. Они снимают видео среди руин бывших предприятий. Одно из таких появилось в 2018 году. Мужчина гулял по запущенной шахте и делился впечатлениями от увиденного.

Сложно поверить, что за несколько лет до войны Первомайск занял первое место на Луганщине по благоустройству. Похожие видео блогеры делали и из многоэтажек, где на весь дом или не осталось ни одного человека, или остались единицы.

Сергей из тех, кто не открывал двери своего дома с 2014-го.

Непосредственно в своей квартире в Первомайске Сергей не был с 2014-го.

«18 июля батальон «Донбасс» начал штурм Попасной. В тот день мы, что могли, собрали и уехали на дачу в Троицкое (поселок вблизи Первомайска — ред.) всей семьей. 21-го, кажется, его освободили, но еще зачистки какие-то продолжались. Мы даже въезжали в Первомайск и выехали окончательно всей семьей 22-го, когда начался штурм Первомайска».

Месяц семья Чуб жила в Троицком с надеждой, что Первомайск вот-вот освободят. Но и в 2020 году незаконные вооруженные формирования сохраняют контроль над городом и не соглашаются на открытие КПВВ.

«Так я и прождал до зимы под Первомайском освобождения. Но войска остановились. Порошенко подписал первый «Минск». И, скажем так, мне стало понятно, что больше они никуда войска не двинут. В январе, когда начались бои под Первомайском, мы были вынуждены выехать в Северодонецк, и так и живем здесь».

Сергей Чуб не исключает, что при возможности вернется в Первомайск. Объясняет — на подконтрольной Украине территории жителей особо никто не ждет. Например, за годы войны на Луганщине не возвели ни одного дома для переселенцев.

В 2017 году Сергей создал и возглавил жилищно-строительный кооператив из переселенцев. С тех пор, говорит, просят руководителей города выделить пустырь на окраине, но пока им его не предоставили:

«Ключи храню, здесь, в Северодонецке. Я знаю, что в доме живет до десяти семей. В нашем подъезде никто не живет — 15 квартир пустуют. И, я так понял, что в последних пяти подъездах также никто не живет. Те, что сложились полностью, были разрушены».