В Луганск я не вернусь, пока там не будет метро, а его не будет никогда — Греков

Городской голова оккупированного города Александровск Луганской области, офицер запаса Вооруженных сил Украины Николай Греков рассказал о событиях 2014 года, когда он был отстранен от исполнения должностных обязанностей, а городской совет признал так называемую «ЛНР»

Ведущие

Валентина Троян

Гостi

Николай Греков

В Луганск я не вернусь, пока там не будет метро, а его не будет никогда — Греков
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/12/_-.wav
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/12/_-.wav
В Луганск я не вернусь, пока там не будет метро, а его не будет никогда — Греков
0:00
/
0:00

Николай Греков — городской голова оккупированного города Александровск Луганской области, офицер запаса Вооруженных сил Украины. На должность городского головы был избран в 2010 году. По словам Николая Грекова, у него сразу сложились плохие отношения с руководством Луганска и области, а впоследствии его якобы поймали на взятке и три месяца он провел в СИЗО. В 2012 году его отстранили от исполнения обязанностей. Приговора суда по делу Николая Грекова нет до сих пор.

«С 2012 года у меня начались судебные процессы. Каждый месяц я ходил в суды, давал какие-то показания. И на период 2014 года я был мэром города Александровск, только «отстраненным от выполнения должностных обязанностей».
Когда в 2014 году начался конфликт, к сожалению, я не смог уговорить, заставить и повлиять на ситуацию, которая сложилась в Александровске. Весь мой совет — это сепарня, которая все сделала. Есть два совета в Украине, которые признали «Луганскую народную республику» — Алчевска и Александровска. Все они преступники, их всех надо посадить в тюрьму. Я делал все, чтобы этого не произошло, но они меня не слушали.
Последний раз я был в Луганске 16-го июня 2014 года. Я явился на свой суд. И все сотрудники СБУ, которые подделывали против меня дело, не явились на этот суд. Все сотрудники прокуратуры, которые представляли обвинение, не появились. Даже судья Артемовского района не явилась на этот суд.
Я туда приехал, и мне надо было послушать тех сепаратистов, которые прежде были моими друзьями, что надо было сжечь это уголовное дело и забыть о нем. И сегодня, уже 6 лет войны, я никак не могу выйти из той ситуации. Мое дело там. Суды в Украине отказываются меня судить».

Город Счастье украинские военные освободили 14 июня 2014 года. Но заостренной ситуация вблизи города оставалась до 2016 года. Самые горячие точки —  блокпост «Фасад» и Счастьенская теплоэлектростанция.

«В 2014 году мы всегда заявляли, что батальон «Айдар» зашел в Луганск. Многие не понимали, но хочу еще раз довести до сведения радиослушателей, что Луганск —  это анахронизм советского прошлого. В Украине было 118 поселков и 33 города, которые не входили в города. Город Счастье, который освободил батальон «Айдар» в 2014 году, это часть Жовтневого района города Луганска. Поэтому, когда в 2014 году заявляли, что батальон «Айдар» находится в городе Луганск, всегда говорили правду. А у меня еще смешнее ситуация: я еще год потом прослужил в городе Счастье, пока нас не вывели. Но подписку о невыезде из города Луганск суд снял только летом прошлого года».

20 июля 2014 года группа «Информационное сопротивление» сообщила: ночью с территории России дважды обстреляли украинских пограничников. Стреляли из минометов. Украинские военные начали разминирование освобожденных Славянска и Краматорска. Казалось, через несколько недель, на Донбассе воцарится тишина.

«А 20 июня… Знаете, я в своей жизни один раз обманул жену. Это было в июне 2014 года. У нее день рождения в День Независимости Украины. И я сказал, что день рождения 2014 года мы будем праздновать дома, в Луганске. 20 июня я приехал в город Счастье, мои друзья вручили мне оружие, а с 18-го августа я стал военнослужащим Вооруженных сил Украины 24-го отдельного штурмового батальона или, до этого, 24-го батальона территориальной обороны Луганской области. С этого началась моя служба рядового украинской армии.
Опасность для моей жизни началась задолго до этого. Я занимался освобождением военнопленных, которые летом попали в плен при участии и боевых столкновениях. Я ездил по городу Луганску на своей маленькой машинке с украинским флагом, она с двух сторон была оклеена украинской символикой. Семью свою я вывез чуть раньше.
Я туда приехал на суд и прекрасно понимал, что начала литься кровь, путем переговоров уже ничего не решить. И надо было принимать ту или иную позицию. Я спокойно вышел, как человек, который принимает присягу на верность стране, и пошел служить в Вооруженные силы Украины.
У людей всегда есть выбор. Когда мне рассказывают, что у них там дома, квартиры, дети, родители, я могу привести вам сто примеров, у кого тоже есть дома, дети, родители, но эти люди взяли оружие и пошли защищать Родину».

С начала конфликта на Востоке жители оккупированных территорий и переселенцы борются свое право участвовать в выборах. Луганчане и дончане, в частности, не смогли проголосовать на президентских выборах 2014 года. Боевики запретили проводить выборы. Так же и в тех городах, где уже успел закрепиться противник.

«Сегодня, мне кажется, никому не интересна судьба Грекова. Никому не интересна судьба переселенцев как переселенцев, над которыми государство продолжает пятый год издевательства и пытки. Ничем не помогает. Когда какие-то чиновники заявляют, что «мы приняли, мы помогли, мы обеспечили», я могу сказать радиослушателям, что все это ложь. Сегодня меня конкретно беспокоит ситуация, которая происходит. Законом все дозволено тем людям, которые еще полгода назад выбирали себе вождей в «ЛНР», а я считаю их преступниками против Украины, которых нужно лишить гражданства, лишить на всю жизнь участия в выборах. Те преступники, которые в Крыму проголосовали за Путина, могут спокойно приехать в Украину, получить от любого кандидата деньги (а говорят, что раздают от тысячи до двух) и спокойно прийти голосовать. Так меня это не то, что возмущает, меня это бесит. Меня бесит, почему нет реестра всех этих негодяев, и они до сих пор не вычеркнуты отовсюду, не лишены всего».

Украинские журналисты ищут пути, как привлечь к диалогу жителей оккупированных территорий, как правильно писать о том, что там происходит. Николай Греков признает: не всё жители оккупированных частей Луганщины и Донетчины имели и имеют возможность выехать оттуда.

«Государство бросило этих людей и не выполнило свои обязанности — не эвакуировало их и т. д., даже статуса им не дали. Это вопрос, который еще будет рассматриваться и в международных судах. Поверьте мне, все люди, которые имели к этому отношение, и из высшего руководства Украины в частности, понесут ответственность».

У всех героев передачи «Ключ, который всегда со мной» я спрашиваю: хотели бы они вернуться в свой город. Если не навсегда, то хотя бы пройтись по любимым местам. Николай Греков говорит: такую ​​возможность почти не рассматривает.

«Ну, я ведь не похож на дебила и идиота. Я не понимаю, как можно ставит вопрос человеку, который воевал на стороне Украины, хочет ли он вернуться к этими дебилам, которые стреляли в нас, которые убивали детей. Ну, вернуться, продать свое имущество можно, но жить с этими дебилами… В Киеве мне все нравится, в Луганск я не вернусь никогда, пока там не построят метро, ​​а метро там не построят никогда».

Аудиоверсию программы можно прослушать в аудиофайле (запись от  6 февраля 2019 года)
Громадське радио выпустило приложения для iOS и Android. Они пригодятся всем, кто ценит качественный разговорный аудиоконтент и любит слушать именно тогда, когда ему удобно.

Устанавливайте приложения Громадського радио:

если у вас Android

если у вас iOS

Комментарии