Я уже забываю, как выглядит мебель, которая осталась дома, забываю названия улиц — луганчанин Денис Денищенко

В новом выпуске программы «Ключ, который всегда со мной» история переселенца из Луганска Дениса Денищенко

Ведущие

Валентина Троян

Я уже забываю, как выглядит мебель, которая осталась дома, забываю названия улиц — луганчанин Денис Денищенко
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/10/hr-kliuchi-2020-10-06_denycshenko.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/10/hr-kliuchi-2020-10-06_denycshenko.mp3
Я уже забываю, как выглядит мебель, которая осталась дома, забываю названия улиц — луганчанин Денис Денищенко
0:00
/
0:00

Денис Денищенко — луганчанин, переселенец. На момент 2013-2014 годов занимался бизнесом. Говорит, что был бизнесменом среднего звена. Бесплатно выпускал газету «Трибун» тиражом в 10 тысяч экземпляров. В частности, там были перепечатки материалов центральных изданий о коррупции в высших органах власти. Также восемь лет Денис устраивал спортивный фестиваль.

Об оппонентах из «Луганской гвардии» — формирования, которое образовалось в противовес Евромайдану в Луганске — Денис говорит очень критично.

«Это были люди из ПСПУ Натальи Витренко. На самом деле просто маргиналы. Они ни на что не влияли».

В то же время, по словам Дениса, в Луганске митинги обеих сторон проходили довольно спокойно. Драк между представителями лагерей не было. Максимум — словесные перепалки и толкотня. Но ситуация изменилась в январе, когда были первые погибшие на Майдане.

«Уже начались определенные провокации, начали «заряжать» людей. «Луганская гвардия» стала более или менее мощной, когда их начали поддерживать местные «регионалы». Они профинансировали им палатку, у них появилось силовое крыло. И вот они поставили палатку на луганском Майдане и сказали, что будут бить тех, кто будет сюда выходить».

Денис замечает: Евромайдан в Луганске состоял из двух частей. Политический Майдан проходил преимущественно в выходные, его организовывали местные политические силы, которые поддерживали Евромайдан в Киеве. Отдельно выходил общественный сектор — жители города, которые поддерживали Евромайдан, но не хотели, чтобы их отождествляли с любыми политическими силами. Они собирались в будни по вечерам возле памятника Тарасу Шевченко.

«Я сознательно занял другую позицию. Я принадлежал к другому крылу людей, которые не выступали на политической сцене. У нас была группа ребят, в частности, Дорожного контроля, которые занимались определенными вопросами безопасности. По крайней мере, пытались ими заниматься, поэтому были немного в тени».

9 марта 2014 года противники Евромайдана напали на людей, которые пришли в центр Луганска, к памятнику Тарасу Шевченко, чтобы отметить День рождения Кобзаря. Тогда было страшно, вспоминает Денис. Но луганский Евромайдан не сдавался. Затем они провели акцию у здания СБУ.

«Я сделал официальное заявление в полицию. В тот день мы собрали до трехсот человек. Тогда я и начал выступать. Скажу откровенно, побоялись тогда многие подписывать это заявление в полицию. Итак, я начал понемногу выступать, выражать определенную политическую позицию».

Опасность Денис почувствовал уже после того, как некоторые из его знакомых прошли плен, а на их митинги стали приходить агрессивно настроенные люди.

«Непонятные для нас эти люди. Их привезли из копанок, из Брянки. Простые, в основном, ребята, из бедных семей. Они не понимали даже, для чего мы стоим там. Их настроили против нас. Но конечно, уже был определенный страх».

А вот непосредственную опасность для себя Денис Денищенко почувствовал на мероприятии, которое устроил в Луганске Анатолий Гриценко. Встреча проходила в отеле «Дружба».

«В этот день, эти товарищи (люди, занявшие захваченное здание СБУ — ред.) и господин Гриценко сбежал, именно сбежал. А мы уехали. Проезжали мимо СБУ, видели, как эти люди идут уже с оружием. До этого они понемногу выходили из-за этих баррикад, но выходили без оружия, с палками. Но таких противостояний жестких еще не было. А вот, когда они вышли с оружием и пошли по городу захватывать МВД, штурмовать его, то я уже понял, что это реальная опасность, в широком масштабе. До этого были более или менее единичные случаи, когда кого-то похищали. Это было страшно, тяжело, но ситуация казалась более или менее контролируемой».

Луганский Автомайдан, в котором состоял и Денис Денищенко, одним из первых начал помогать с охраной десантникам, которые впоследствии обороняли и луганский аэропорт. На своих авто они ездили на военные базы, брали еду и привозили военным. Ехать приходилось полями, бездорожьем, чтобы не попасть в засаду боевиков, чтобы представители незаконных формирований не задержали их на своих блокпостах. Также автомайдановцы по возможности сообщали военным, что происходит на дорогах возле аэропорта:

«Самые опасные случаи, лично для меня, были еще когда захватили здание СБУ, а вместе с тем и станции, «кастрюли», которые прослушивают телефоны. А мы с ребятами (военными — ред.) общались по телефону. Они ночью мне звонят: «Денис, можешь поехать посмотреть, поставили там блокпост, или нет». У меня была мысль: если их сейчас прослушивают, то могут приехать и за мной. Поехал, посмотрел. Конечно, сделали блокпост. Предупредил ребят, что делать так не нужно. Затем привез Интертелеком, чтобы у них был интернет, и чтобы можно было в мессенджерах переписываться .

13 июня Денис Денищенко на своем авто покинул Луганск. В Луганске стало опасно, а в Киев прибыл товар из Китая, который надо было растаможивать. Поэтому Денис решил уехать временно, чтобы растаможить груз. Надеялся, что через две недели вернется.

«Взял жену, спортивную сумку, несколько вещей на смену. Сели в авто. Было страшно проезжать блокпосты. Сначала был блокпост в Счастье, затем — чуть дальше».

Сейчас Денис Денищенко возглавляет Департамент внешних отношений, внешнеэкономической и инвестиционной деятельности Луганской областной государственной администрации, проживает в Северодонецке. Дом в Луганске остался, ключи хранит.

«Я уже забываю, как выглядит мебель, вещи, которые там остались. Я уже забываю названия определенных улиц. Мой город реже снится. Смиряюсь с той мыслью, что мы уже теряем эти территории, потому что пошел седьмой год, поэтому… Ключи остались, но осталась еще надежда. Я делаю то, что зависит от меня, но присутствует усталость и понимание, что нужно делать уже другие вещи, чтобы вернуть эти территории».

Осенью 2019 года Денис Денищенко вместе с тогдашним главой «UA Донбасс» Андреем Шаповаловым и начальником управления молодежи и спорта Луганской областной государственной администрации записали видеообращение, в котором говорили, что на День города планируют прийти в Луганск. Заявление вызвало большой резонанс. Кто-то их поддержал, кто-то сильно раскритиковал. Антон Волохов и Андрей Шаповалов после этого попали на сайт «Миротворец» с формулировкой «Сознательное участие в информационно-пропагандистской спецоперации России (страна-агрессор) против Украины. Манипуляция общественно значимой информацией в пользу страны-агрессора». Денис не отрицает, что видео было провокационным.

«Это была моя идея, но мы понимали, что физически в Луганск мы не попадем. Скажу больше, я боялся, что они скажут: «Да, заходите». И у них были такие планы. На той территории было несколько групп: одни предлагали нас туда пустить, обнять, другие предлагали пустить и облить дерьмом, а кураторы из ФСБ предлагали совершить провокацию, например, взорвать гранату.

Мы же собирались дойти до моста в Станице, сделать определенный перфоманс, а затем создать платформу, которая бы называлась «Луганский областной совет». Думали начать дискуссии о том, как возвращать эти территории. Дискуссия по Крыму даже не поднимается на международных площадках. И мы видели, что дискуссия по Луганску и Донецку на тот момент звучала как-то так: «Ну, захваченные территории, будем еще 25 лет освобождать». А у меня нет 25 лет. Понимаете?»

Громадське радио выпустило приложения для iOS и Android. Они пригодятся всем, кто ценит качественный разговорный аудиоконтент и любит слушать именно тогда, когда ему удобно.

Устанавливайте приложения Громадського радио:

если у вас Android

если у вас iOS