Не со всем, что говорит Коломойский, я согласен — нардеп Александр Ткаченко

Игорь Коломойский, Арсен Аваков, давление на Виталия Кличко: говорим с экс-гендиректором «1 + 1 медиа», народным депутатом Александром Ткаченко.

Ведущие

Татьяна Трощинская

Гостi

Александр Ткаченко

Не со всем, что говорит Коломойский, я согласен — нардеп Александр Ткаченко
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/03/hr-kut-zoru-20-03-15_tkachenko.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/03/hr-kut-zoru-20-03-15_tkachenko.mp3
Не со всем, что говорит Коломойский, я согласен — нардеп Александр Ткаченко
0:00
/
0:00

В студии — бывший генеральный директор «1 + 1 медиа», народный депутат IX созыва от фракции «Слуга народа» Александр Ткаченко.

О МФО «Ценности. Достоинство. Семья»

Александр Ткаченко: Работая на «плюсах», мы этому (равенству — прим. ред.) уделяли достаточно внимания. У нас было равное количество женщин и мужчин, уровни зарплаты, мы достаточно активные были в социальном плане, относительно защиты и равенства в гендерном вопросе, поэтому для меня этот вопрос решен. Это не закрывает глаза на домашнее насилие, на отношения между мужчиной и женщиной в семье, на необходимость того, чтобы наше поколение росло в количестве и качестве. Я за это.

О Стамбульской конвенции

Наверное, готов проголосовать. Там не страшно, но много священников и представителей традиционных взглядов на семью достаточно активно и агрессивно выступают против.

О борьбе за власть в Киеве

Киев — город, в котором я родился. Мне за него стыдно, мне бы не хотелось продолжать жить в таком месте. И, очевидно, что изменения, касающиеся самоуправления города, борьбы с коррупцией, застройками, с пробками на дорогах, за чистую воду — давно уже перезревшие.

Когда я недавно был в Варшаве (а до того я был 5—7 лет назад), я город не узнал, там хочется жить. Там развита инфраструктура, качественные детские сады, строится метро. Город становится своеобразным международным деловым хабом в Восточной Европе. Эти изменения настолько наглядны и настолько отдаляют сегодняшний Киев от сегодняшней Варшавы, что, когда нам кажется, что мы живем в 2020 году — это не так, на самом деле.

  • По сравнению с Варшавой, мы живем на 20 лет раньше.

Татьяна Трощинская: То есть, есть интерес к креслу мэра у вас остался?

Александр Ткаченко: Да.

Татьяна Трощинская: Как вы это видите технически, с точки зрения ваших планов?

Александр Ткаченко: Самим фактом своего существования и активности мы стимулируем нынешнее руководство к каким-то движениям. Они начали делать вид, что что-то строят, закончили строительство. Пытаются реагировать на запросы киевлян. Заговорили о Генплане. Правда, как всегда, делают это нелепо и через голову, без реального обсуждения. С сохранением классической традиции нынешней киевской власти: «Если не украл, то жизнь неполная».

Татьяна Трощинская: Виталий Кличко говорил, что вы, Андрей Богдан и застройщик Андрей Ваврыш давили на него. Было такое?

Александр Ткаченко: Где я и где давление на чемпиона по боксу?

Татьяна Трощинская: Это же мог быть телефонный звонок.

Александр Ткаченко: Не знаю, я с ним не общался. Андрей Богдан говорил, что ему от Кличко предлагали 20 миллионов. Кличко по этому поводу говорил, что такого не было. Дело не в том, какой рейтинг сейчас у Кличко, а в том, что степень недоверия более 50%.

О Коломойском

Татьяна Трощинская: Как бы вы описали свои отношения с Игорем Коломойским?

Александр Ткаченко: Своеобразные.

Татьяна Трощинская: Это исчерпывающе, но недостаточно исчерпывающе.

Александр Ткаченко: В этих отношениях была определенная эволюция. Я все же пришел на канал по приглашению американских инвесторов, и остался на канале по приглашению Коломойского. Он достаточно колоритная фигура. Но, в то же время, у него очень быстрый ум, он готов учиться и многому мы учились вместе: пониманию, что такое телевидение, как налаживать отношения, понимать друг друга.
Татьяна Трощинская: В информационном пространстве есть очень много о том, что Игорь Коломойский использует или пытается использовать президента для каких-то своей личной мести, войн с МВФ, Порошенко. Есть здесь зерно правды?

Александр Ткаченко: Игорь Валерьевич настолько неоднозначна и яркая личность, что, в принципе, ему готовы приписывать много вещей, которые не являются реальностью правдой.

Татьяна Трощинская: Да что там приписывать, он все в интервью говорит.

Александр Ткаченко: Вы должны учитывать, что он говорит в интервью как шахматист. Или он говорит то, что вы хотели бы услышать, чтобы донести свою точку зрения, которая является контроверсийной.

Татьяна Трощинская: Вот, например, он говорит, что дефолт — положительная вещь, и «Украина должна относиться к кредиторам, как Греция». Что вы думаете по этому поводу?

Александр Ткаченко: У меня другая точка зрения по этому вопросу. Я считаю, что для того, чтобы Украина могла нормально предусматривать свое будущее, прозрачные отношения с МВФ достаточно необходимы. Если прекратится это сотрудничество, у нас будут проблемы и с курсом, и со всем остальным. С другой стороны, действительно примеры Греции, а недавно и Ливана, которые объявили дефолт ради того, чтобы продлить возможность финансировать социальные программы для людей, и у них ситуация была гораздо хуже, чем даже сейчас есть в Украине.

Не со всем, что говорит Игорь Валерьевич, я согласен.
Татьяна Трощинская: Есть ли группа влияния Коломойского в парламенте? 28-23-30 депутатов?

Александр Ткаченко: Мы видим по голосованиям «Слуги народа», что можно то или иное голосование приписывать к разным группам влияния, их называют несколько, не буду продолжать эти внушения, кто за кем стоит. Из того, что я видел в Раде, было несколько голосований, по поводу которых были «разборки» на фракциях, но там никаких фамилий ни звучало, и люди, которые голосовали, доносили свою точу зрения. Так же говорят, что люди, которые не голосовали за отставку правительства или Рябошапки, являются, как сейчас говорят, «соросятами» или «группой Сороса». Это так же вызывает у меня улыбку, как и у вас сейчас.

Татьяна Трощинская: Вы ведь тоже голосовали за отставку правительства.

Александр Ткаченко: Да, потому что есть политическое решение. До того момента, пока это не будет противоречить моим представлениям о принципах и ценностях, я буду поддерживать политическую линию президента и фракции. У нас есть определенные договоренности о том, что, если большинство фракции голосует за, мы голосуем за.

  • Я был не в восторге от отставки всего правительства. На мой взгляд, многие министры были на своем месте.

Татьяна Трощинская: Арсен Аваков на своем месте?

Александр Ткаченко: Я с ним пережил 2014-2019 годы, и мое отношение относительно того, какую роль он сыграл в те времена, не позволяет говорить ничего другого, кроме того, что он на своем месте.

Полную версию разговора слушайте в аудиофайле