https://static.hromadske.radio/2018/08/kiev-donbas-s.svg

80% новой полиции — старые кадры, — Алексей Гриценко

Министр внутренних дел Арсен Аваков блокирует реформу МВД и должен покинуть свой пост, уверен активист Автомайдана Алексей Гриценко

Ведучi

Сергей Стуканов,

Дмитрий Тузов

Гостi

Олексій Гриценко

80% новой полиции — старые кадры, — Алексей Гриценко
https://static.hromadske.radio/2016/12/hr_kyivdonbass-16-12-05_grytsennko.mp3
https://static.hromadske.radio/2016/12/hr_kyivdonbass-16-12-05_grytsennko.mp3
80% новой полиции — старые кадры, — Алексей Гриценко
0:00
/
0:00

Активисты Автомайдана съездили в гости к министру МВД Арсену Авакову. Под ворота усадьбы министра они привезли рюкзаки, как напоминание о коррупционной закупке для армии, сделанной через структуры и людей, приближенных к министру.

Поездка к Авакову совпала с трагедией в Княжичах, где представители МВД открыли огонь на поражение по своим коллегам, в результате чего погибло пятеро силовиков. Обо всем этом говорим с активистом Автомайдана Алексеем Гриценко.

Дмитрий Тузов: Вчера вы были возле дома министра внутренних дел Арсена Авакова. Его отъезд в Канаду связан с тем, что Автомайдан анонсировал эту поездку?

Алексей Гриценко: Мы не знали, что он будет уезжать в Канаду. Мы анонсировали акцию. Нам сложно далось это решение. Понимая тяжелую политическую ситуацию, долго взвешивали, но для себя приняли решение, что Аваков должен уйти из министерства.

За практически три года у руля министерства он заявил об определенных реформах, но ничего не произошло. Кроме Патрульной полиции, которая сейчас существует скорее вопреки Авакову, чем благодаря ему. Хатия Деканоидзе выносила этот проект, боролась с обстоятельствами внутри и людьми, которые этому противились. Арсен Аваков, хоть лично и нигде не заявлял, но путем своих подчиненных блокировал все нормальные начинания.

Сергей Стуканов: Вы можете назвать конкретные фамилии притянутых Аваковым людей, которые блокировали реформы?

Алексей Гриценко: Например, господин Чеботарь, господин Троян. Конкретный факт: руководителем патрульной полиции в Черкасской области Хатия Деканоидзе хотела назначить Вадима Лисничука — человека, который прошел боевые действия и зарекомендовал себя равноудаленностью от всех Черкасских кланов. Это был бы первый прецедент, когда человек, избранный на конкурсе, пришедший не из системы, возглавил бы Главное управление Национальной полиции. Семь месяцев назначения не было.

Сергей Стуканов: А у вас есть идеи относительно альтернативы Авакову, кого поставить вместо него?

Алексей Гриценко: Незаменимых людей нет. Аваков не родился министром внутренних дел. Таких, хотя бы как Аваков, людей — из бизнеса, не из бизнеса — хватает. Есть люди не из системы, с юридическим образованием, с понимаем процесса, достаточно хорошие менеджеры, которые могут войти на эту должность. Есть люди из системы, но которые не запятнали себя и которые тоже могут туда попасть.

Дмитрий Тузов: Аваков сразу не делал никаких заявлений о трагедии в Княжичах, когда силовики стреляли друг в друга и погибли пять человек. Но МВД работает, была назначена специальная комиссия, есть первый заместитель, принимаются соответствующие решения?

Минутой молчания мы почтили погибших

Алексей Гриценко: Эту ситуацию, которая произошла, мы ни разу не критиковали. Это реально совпало с митингом. Минутой молчания мы почтили погибших и хотим, чтобы было объективное расследование, это самое важное. Версии мы уже слышали разные. Насколько я слышал, Аваков заявил, что возвращается в Украину — это правильно в ситуации, которая есть. Но это не отменяет нашего требования, связанного с системными вещами.

Сергей Стуканов: А какие системные изъяны работы министра Авакова? Речь идет о прохождении аттестации работниками Нацполиции?

Алексей Гриценко: Это большая проблема. Прежде чем критиковать, мы прошли путь конструктивного сотрудничества, помощи, вхождения в аттестационные комиссии. У нас огромное количество людей в разных регионах участвовали в аттестационных комиссиях.

Первое, что мы зафиксировали — в комиссиях, где нет наших представителей — Автомайдана и других волонтерских организаций — аттестацию начали проходить сомнительные лица. Через апелляцию некоторые люди, которые были рекомендованы к отчислению, начали возвращаться. Потом через суды. А со временем, по настоянию МВД было, был изменен механизм формирования комиссий. И баланс комиссий стал таким, что повлиять на отчисление негодяев было невозможно. Поэтому было принято решение выйти из аттестации, потому что тогда нами прикрывались бы, как ширмой, что дальше и происходило. Какая-то часть общественности там осталась.

Сергей Стуканов: Какая часть, по вашему мнению, в итоге аттестированных полицейских не соответствует поставленным задачам?

Отчислено всего порядка 5,5%, из органов внутренних дел еще некоторые продолжают восстанавливаться через суды

Алексей Гриценко: Если по-хорошему брать, то где-то 80%. Отчислено всего порядка 5,5%, из органов внутренних дел еще некоторые продолжают восстанавливаться через суды. В этом проблема. Например, в одной из комиссий автомайдановцами был рекомендован к отчислению полицейский, который потом восстановился, а после, с его участием, произошли трагические события в Кривом Озере Николаевской области.

Дмитрий Тузов: На акцию у дома Авакова вы привезли рюкзаки. Ваша инициатива была, чтобы НАБУ расследовала дело по закупке рюкзаков для АТО?

Алексей Гриценко: Да, НАБУ возбудила дело, мы ждем его результатов. Мы отслеживаем процесс, насколько это положено законодательством, задаем вопросы. Дело действительно расследуется, проходят определенные следственные действия. Эта ситуация ни у кого не вызывает сомнений — волонтерам прекрасно известны и стоимость, и качество рюкзаков. Я надеюсь, что скоро будут результаты, но процессуальные действия не простые — нужна экспертиза и так далее.

Дмитрий Тузов: А что еще сейчас в разработке у Автомайдана?

Алексей Гриценко: Это вопросы экологии. Любая экологическая проблема — это такая вертикально интегрируемая коррупция. А от нее страдают и бедные, и богатые, и чиновники, и все. Вот Трипольская ТЭС возле Киева — этим же все дышат. Мне кажется, что национальной идеей для Украины как раз может быть решение экологической проблемы, потому что это касается абсолютно всех. Мы для себя это определили, как выделенный приоритет. Создали направление, которое называется «Экомайдан». В него уже реально включается очень много общественных инициатив, которым не хватает мощной поддержки людей, как у Автомайдана, которые готовы физически приезжать, бороться, отстаивать, писать какие-то решения, генерировать, давить на власть.

Мы создали направление «Экомайдан»

Дмитрий Тузов: А с точки зрения борьбы с коррупцией, в Украине все-таки происходят какие-то изменения, по вашему мнению?

Алексей Гриценко: Какие-то происходят. Во-первых, у нас уже сформировано большое количество органов так или иначе связанных с борьбой с коррупцией. Из плюсов — у нас открыты реестры, соответственно, уже очень многое стало очевидным и просто закрыть глаза на что-то не могут уже даже коррумпированные правоохранительные органы.

Электронные декларации тоже вскрыли огромный пласт проблем. Единственное, что у нас начали заниматься этим избирательно — вот сейчас квартирой Лещенко СБУ занялась. Это политический заказ. Это такие же симптомы, как были при Януковиче — избирательное использование права. «себе — все, врагам — закон».