Акты самосожжения как часть истории борьбы крымских татар в Крыму

В центре Симферополя в оккупированном Россией Крыму вчера, 3 августа, активист «поляны протеста» пытался совершить акт самосожжения

Ведущие

Виктория Ермолаева

Гостi

Ескендер Барієв

Акты самосожжения как часть истории борьбы крымских татар в Крыму
https://static.hromadske.radio/2018/08/hr-kyivdonbass-2018-08-04_baryev.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/08/hr-kyivdonbass-2018-08-04_baryev.mp3
Акты самосожжения как часть истории борьбы крымских татар в Крыму
0:00
/
0:00

Член Меджлиса крымскотатарского народа, глава правления Крымскотатарского ресурсного центра Эскендер Бариев рассказал историю «полян протеста» и о том, что известно об активисте:

 

Ватан Карабаш находится в шестой городской больнице, в ожоговом отделении. У него 11% ожогов на теле. Ему оказывают медицинскую помощь, насколько я владею информацией.

Российские СМИ и оккупационные СМИ в Крыму пытаются преподнести так, якобы это запланированная акция, имитация. Это ложь. Если внимательно просмотреть съемки, видно, что это был акт протеста, человек пытался привлечь внимание к проблеме по земельным вопросам. Мы можем уйти в историю всех этих процессов, чтобы понимать, почему этот человек пошел таким путем.

Ватан Карабаш является членом легендарной семьи. Его мать Мумине и отец Рустем пытались вернуться в Крым еще в 1968 году. Их семья неоднократно подвергалась выселению из Крыма в те годы. В 1970 родился Ватан, поэтому родители назвали его таким необычным именем, что в переводе означает – родина.

Этот мужчина рос в семье активистов национального движения, которые всегда стремились жить и развиваться на родине. Та информация, которую запускают оккупационные власти и российские СМИ, абсолютно лживая. На видео видно: люди, которые находились рядом¸ были в растерянности.

Я вспоминаю ситуацию с Мусой Мамутом в 1978 году. Когда он пытался вернуться в дом родителей, выкупил дом в селе Донском в Симферопольском районе, его семью неоднократно вывозили за пределы Крыма, выбрасывали в поле. Он снова вернулся и его снова пришли предупреждать, что их семью будут выселять. Тогда он закрыл детей в комнате, облил себя бензином, поджог и побежал за милиционером. Муса Мамут погиб в шестой городской больнице от ожогов. Есть даже поема «Живой факел».

В 1989-91 было массовое возвращение крымских татар на родину. Тогда крымские татары просили землю и не требовали свое жилье, жилье своих родителей. Местная власть всячески препятствовала выделению земельных участков. 

Крымские татары организовывали «поляны протестов» – в народе их называли самовозвраты, кто-то называл самозахватами. Захватывались земли в ближайших районах к Симферополю, к другим населенным пунктам. Разбивали палатки и строили времянки. В те времена были сложности с земельным вопросом. Когда люди проводили акции протеста на центральной площади Симферополя, были и подобные акции, когда обливали себя бензином, делали молебен и готовы были совершить акт самосожжения. Когда люди уже видели, что проблемы не решаются, поэтому шли на такие меры.

В 1990-е многие крымские татары пытались укрепиться на тех самозахватах, через 6-8 лет они узаконивались. Сегодня в Симферополе, в других городах есть около 300 мест компактного проживания крымских татар. Люди построились и живут.

Вторая волна самозахватов началась в начале 2000-х. Тогда одной из мотиваций было то, что началась внутренняя миграция, начали появляться новые «поляны протеста». В первую очередь – на Южном берегу Крыма, когда потомки людей, которые жили в тех регионах, пытались вернуться на малую родину предков.

Другая причина внутренней миграции – когда крымские татары возвращались на родину, поселялись в том числе в сельской местности, когда шел процесс распаевания, крымские татары оказались ущемленными. Паи получали работники совхозов и колхозов, в том числе люди, которые работали в школах. Крымские татары оказались без паев. В сельской местности жить без пая, без земли, невозможно. А не каждый может брать землю в аренду. Поэтому в 2000-х годах пошел другой процесс миграции. Чтобы обеспечить детей рабочими местами и условиями жизни, появились «поляны протеста» и самовозвраты ближе к Симферополю, потому что это столица региона.

В украинские времена до периода оккупации люди самостоятельно могли построить систему коммуникации. Они могли продолжать строительство, ходить и добиваться решения вопроса. Но ситуация изменилась, произошла оккупация.

Оккупационная власть пытается заговорить активистов «полян протеста», выходит распоряжение Аксенова, создается комиссия по решению вопросов защиты и реализации прав граждан на предоставление земельных  участков для жилищного строительства. По поручению Аксенова Министерством имущественных и земельных отношений совместно с государственным комитетом была проведена инвентаризация, людям предлагают отказываться, самостоятельно разбирать свои дома, обещая компенсировать расходы. Но на начальном этапе происходит обман. Насколько я владею информацией, всего несколько человек получили компенсацию.

Слушайте полную версию разговора в прикрепленном звуковом файле.

При поддержке:
stopka_ukrainska_ukr.png