Анализировать декларации политиков будет искусственный интеллект?

Чем IT-технологии могут помочь в борьбе с коррупцией? Об этом говорим с основателем проекта «8KOLO»

Ведущие

Алена Бадюк,

Григорий Пырлик

Гостi

Артем Сорокін

Анализировать декларации политиков будет искусственный интеллект?
https://static.hromadske.radio/2017/02/hr_kyivdonbass-17-02-25_sorokin.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/02/hr_kyivdonbass-17-02-25_sorokin.mp3
Анализировать декларации политиков будет искусственный интеллект?
0:00
/
0:00

«Я занимался волонтерской деятельностью, когда жил в Харькове — работал над проектом iGov. На то время понимал: если мы хотим развивающуюся страну, должно быть влияние гражданского общество и нужно делать то, что умеешь делать лучше всего. Это хороший метод помочь стране развиваться», — говорит Артем Сорокин.

Алена Бадюк: Как появилась идея проекта «8KOLO»?

Артем Сорокин: Мысль витала в голове давно. Я думаю, как и у всех коллег, которые занимались «8KOLO».

А идея проекта родилась весной прошлого года. Идеологом был Владимир Шульмейстер и Алексей Соболев. А разработка началась осенью — перед инкубацией в «1991». За месяц мы начали разрабатывать общую модель системы.

Ну а в «1991» пошли с немного другой идеей. Потом немного поменяли вектор и направились в антикоррупционную деятельность. Стали создавать систему, которая, мы считаем, в будущем будет помогать бороться с коррупцией.

Алена Бадюк: Как эта система может повлиять на государственные учреждения?

Артем Сорокин: Проект «8KOLO» — система, которая берет различные данные из разных официальных открытых источников, интегрирует между собой для последующего анализа и поиска в них коррупционных схем. В долгосрочной перспективе мы видим полноценный искусственный интеллект.  

Но если мы покажем аналитику — это не очень интересно. И у нас в будущем будет функционал, который позволит гражданам генерировать запросы в антикоррупционные органы (НАБУ, НАПК). Например, вы увидели в системе схему — человека с высоким коррупционным риском. И видите, что риск показан не на 100%, а с какой-то вероятностью, поэтому через систему вы можете автоматически сгенерировать заявку в НАБУ, НАПК.

Григорий Пырлик: У вас уже есть сайт?

Артем Сорокин: У нас уже есть прототип. Сейчас мы тестируем удобства пользования сайтом. Сейчас код доступа к этой версии: 1991demo. Но, пожалуйста, оставляйте отзыв, желательно — критику (что неудобно, а что можно добавить).

Сейчас реализовано семь схем аналитик по декларациям чиновников, интегрирована база данных PEP, частично интегрирована информация о стоимости движимого имущества, чтобы мы могли смотреть, сколько у человека дохода в декларации, и сколько стоит его движимое имущество, чтобы понимать, какой у него коррупционный риск.

Сейчас мы занимаемся интеграцией ProZorro — появится самый интересный функционал, а также Edata, OpenCorporates (международная база данных с информацией по предприятиям в мире, чтобы можно было смотреть по офшорам).

Когда вы заходите на «8KOLO», видите список персон, отсортированных по коррупционному риску, которые посчитала система. Если вы зайдете на каждую персону, увидите аналитику (сейчас 7 схем аналитик по декларациям).

Алена Бадюк: Когда вы планируете запустить ресурс на полную силу и доработать?

Артем Сорокин: Полностью открытый доступ у нас будет, думаю, месяца через три. Тогда мы выводим и весь исходный код системы в открытый доступ, чтобы мы сами не были подвержены коррупционному риску.

От 9 месяцев до года — всякие «интересности» по OpenCorporates, ProZorro. В перспективе лет двух мы хотим полноценный искусственный интеллект. Сейчас программист кодит схемы аналитик. В будущем мы хотим, чтобы этим мог заниматься и бизнес-аналитик, и расследователь. А в долгосрочном этапе эти схемы можно будет не вводить руками, а отдавать системе, которая сама все определит.

Григорий Пырлик: На какие деньги все будет осуществляться?

Артем Сорокин: Пока проект волонтерский. Спасибо, программистам, всем тем, с кем мы общались в «1991».

Алена Бадюк: Как можно привлечь средства к такому проекту?

Артем Сорокин: Мы ищем инвестиции и думаем, стоит ли нам выходить в коммерцию, чтобы сделать проект поддерживаемым в долгосрочной перспективе. Например, проверка предприятий, людей для иностранных фирм — мы можем предоставлять услуги проверки персон для иностранцев. Но это мы еще разрабатываем и думаем, какие могут быть варианты.

Но пока наша идея быть некоммерческим «public good». Поэтому мы «попыхтим» над этим моментом и посмотрим, как у нас получится сделать его некоммерческим, и чтобы это было поддерживаемо в долгосрочной перспективе. Думаю, у нас и так все получится.