Беженка из РФ планирует продолжать оппозиционную деятельность и выучить украинский язык

Одна из первых политических эмигрантов из России Ирина Белачеу смогла получить статус беженки только через 2,5 года

Ведущие

Илона Довгань,

Александр Близнюк

Гостi

Ірина Белачеу

Беженка из РФ планирует продолжать оппозиционную деятельность и выучить украинский язык
https://static.hromadske.radio/2017/02/hr_kyivdonbass-17-02-23_belacheu.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/02/hr_kyivdonbass-17-02-23_belacheu.mp3
Беженка из РФ планирует продолжать оппозиционную деятельность и выучить украинский язык
0:00
/
0:00

Оппозиционерка из России Ирина Белачеу рассказывает о том, почему начала заниматься общественной деятельностью, зачем переехала в Украину.

Илона Довгань: Почему вы решили попросить статус беженца именно у Украины?

Ирина Белачеу: Я приехала в Украину впервые, когда начался Майдан. Очень разная информация была об этих событиях. Мы решили взять билеты и посмотреть, что происходит на самом деле. Я приезжала на Майдан всего три раза. В Москве мы вели проект «Свободная школа сопротивления». Сначала никаких планов переехать в Украину не было. Мы занимались оппозиционной деятельностью в России.

Когда случилась аннексия Крыма и началась война, мы начали выходить на митинги против войны. Мы осудили аннексию Крыма и путинскую политику. Когда мы начали говорить людям о том, что происходит на самом деле, что средства массовой информации лгут, мы столкнулись с непониманием. Агрессия общества усилилась в связи с войной. Я сюда приехала с целью из Украины рассказывать о том, что здесь происходит на самом деле.

Я переехала в Украину с дочкой в первых числах августа 2014 года.

Илона Довгань: Были преследования?

Ирина Белачеу: Преследуют всех оппозиционеров. Мы все находимся под наблюдением центра «Э», нас задерживают, дают реальные тюремные сроки.

Александр Близнюк: Вы ждали получения статуса беженца 2,5 года. Это много.

Ирина Белачеу: Много, конечно, но в этом я вижу и свою вину, потому что я ехала с несколько романтическими представлениями об Украине. Нужно было подготовить документы, а доказательства преследований получить очень сложно. Мне отказали. Потом я повторно подала на статус беженца.

Илона Довгань: Чем вы занимались 2 года ожидания?

Ирина Белачеу: Мы организовали «Вільну школу спротиву», зарегистрировали ее, проводили лекции. С работой очень сложно. Все 2,5 года я жила «за довідкою». С ней сложно устроиться на работу. Можно было устроится на разовую работу, курьером, например.

Теперь, получив статус, я буду пользоваться практически всеми правами гражданина Украины.

Моя дочь учится в школе. С этим проблем нет. Она за две недели выучила украинский язык. Я понимаю украинский, но разговариваю плохо. Я планирую выучить украинский.

Мои родители считают: я говорю, что все хорошо, потому что нахожусь под дулом автомата.

Илона Довгань: С чего началась ваша оппозиционная деятельность?

Ирина Белачеу: Первый раз я пошла на митинг, когда был первый митинг на Болотной. Медведев заявил, что он договорился с Путиным. Мы понимали, что выборы были нечестными. Но когда об этом говорит глава государства, это означает, что ты никто. Меня это возмутило, я решила, что я не ноль.

Когда я вышла на этот митинг, я удивилась, что нас было так много.

Александр Близнюк: Вы будете продолжать оппозиционную деятельность?

Ирина Белачеу: Сегодня я записала беседу с оппозиционером из Казахстана. Он рассказал, как они борются с режимом Назарбаева. Я была на митинге в честь годовщины Майдана. Я не критикую украинскую власть. Я хочу говорить правду о происходящих в Украине событиях. Я записывала разговоры с АТОшниками.

Илона Довгань: Возможны ли в России демократические преобразования?

Ирина Белачеу: Безусловно. Есть вариант, что Россия пойдет по пути постепенного обнищания населения, усиления власти силовых ведомств, превращения в Северную Корею. А есть путь дворцового переворота. Может быть, будут экономический кризис и бунты.