Что нужно знать о людях из списка боевиков?

Список Савченко: кого требуют вернуть боевики?

Ведущие

Ирина Сампан,

Анастасия Багалика

Гостi

Татьяна Катриченко

Что нужно знать о людях из списка боевиков?
https://static.hromadske.radio/2017/01/hr_kyivdonbass-17-01-13_katrichenko.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/01/hr_kyivdonbass-17-01-13_katrichenko.mp3
Что нужно знать о людях из списка боевиков?
0:00
/
0:00

Ключевые фамилии обсуждаем с журналисткой Татьяной Катриченко, которая проанализировала список Савченко.

Анастасия Багалика: С кем мы имеем дело в этих списках?

Татьяна Катриченко: Понятно, что все 600 фамилий было невозможно проанализировать. Сначала я прошлась по тем фамилиям, которые были отмечены Надеждой Савченко. Потом я проверяла исконно русские фамилии. Что я нашла? Я заметила, что в списке есть люди, которые сейчас находятся в украинских СИЗО, и активно общаются с российскими журналистами. Мне показалось, что в этих списках нет людей, которые были бы интересны «ОРДЛО», то есть России. Речь идет о гражданах России, которые не были кадровыми российскими военными. То есть это никоим образом не доказывает присутствие российских войск на Донбассе. Это граждане России, которые приехали в Украину по тем или иным причинам.

В списках есть Дубинин — гражданин России с Астраханской области. Он один год служил по контракту в российской армии.

Анастасия Багалика: То есть он может быть одним из уволенных контрактников?

Татьяна Катриченко: Может быть, а может и не быть. Мы этого знать не можем. Сейчас судебное заседание в его деле продолжается. Это дело не связано с Донбассом, это криминальное преступление.

Анастасия Багалика: В своей статье вы отметили двух «беркутовцев» — Павла Аброськина и Сергея Зинченко.

Татьяна Катриченко: Да. Там есть и Сергей Тамтура.

Анастасия Багалика: Напомню, что это «беркутовцы», которых обвиняют в расстрелах активистов на Майдане. Их хотят запросить боевики в обмен на украинских военных.

Татьяна Катриченко: Мы можем допускать это, но не факт, что списки правдивы. Хотя есть информация из открытых источников о том, что их уже несколько раз запрашивали в списках на обмен. 

Вопрос в том, как это воспримет украинское общество. Я вчера говорила с женой одного из заложников. Мы обсуждали, можно ли отдавать таких людей в сложившейся ситуации. Ее муж находится в заложниках уже больше 2 лет. Мы сошлись на том, что, с одной стороны, общество может быть против этого, так как на их руках убийство 39 людей, а, с другой стороны, ответственность на себя должен взять глава государства.

Ирина Сампан: В списках есть и Неля Штепа. Донецкие партизаны говорили мне, что ее требуют выпустить не боевики, а регионалы и, в частности, Николай Азаров. Я спросила, почему в таком случае ей продлевают арест. Мне ответили, что она знает нужную украинским спецслужбам информацию. Как вы думаете, почему она в списках?

Татьяна Катриченко: Я слышала от волонтеров, что Неля Штепа числится в этих списках. Мне говорили даже, что в ее фамилии есть несколько ошибок. Я не могу утверждать, по каким причинам она находится в этих списках. Там есть более интересные фамилии.

Ирина Сампан: Я знаю, что в списках много фигурантов одесского дела.

Татьяна Катриченко: Там есть двое россиян — Евгений Мефедов и Максим Сакауов. Это участники событий 2 мая на Куликовом поле. Мефедов рассказывал, что он просто приехал на Куликово поле, зашел в Дом профсоюзов и получил там какие-то травмы. Потом его задержали в больнице. Именно этих двух людей могли обменять на Афанасьева и Солошенко.

Анастасия Багалика: Но в результате отдали других фигурантов одесских событий.

Татьяна Катриченко: Да, граждан Украины.

Анастасия Багалика: В списках есть также фигуранты событий, которые происходили в Харькове. Например, вы отмечаете Ларису Чубарову.

Татьяна Катриченко: Спецслужбы показали ее паспорт гражданки России. Она подозревается в убийстве нескольких военнослужащих и организации теракта в Харькове в феврале 2015 года. Конечно, она не признает свою вину, хотя у СБУ есть оперативное видео с ее участием.

Анастасия Багалика: Это у нее позывной «Тереза»?

Татьяна Катриченко: Да. Со стороны боевиков у нее был такой позывной.

Анастасия Багалика: Очевидно, наличие у нее позывного уже говорит о том, что она связана с этими структурами.

Татьяна Катриченко: Думаю, да.

Анастасия Багалика: Кого бы вы еще отметили?

Татьяна Катриченко: Братьев Ярослава и Дмитрия Лужецких из Тернополя, которые ведут очень активную интернет-жизнь. Они осуждены с конфискацией имущества, и граждане России жертвуют их семьям деньги. Они все время заявляют о том, что надеются на обмен. Мне показалось очень странным, что жители Тернопольской области заявляют о том, что они — русские. Кстати, родились они в Кировограде.