Десять месяцев без газа. Жители Авдеевки и соседних сел требуют льгот на электричество

Жители Авдеевки устали ждать выполнения обещаний о восстановлении газоснабжения. Всю эту зиму они вынуждены были отапливать жилье электрообогревателями, и теперь имеют астрономические долги

Ведущие

Михаил Кукин

Гостi

Євген Каплін

https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/04/hr_kyivdonbass-2018-04-03_kaplin.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/04/hr_kyivdonbass-2018-04-03_kaplin.mp3
Десять месяцев без газа. Жители Авдеевки и соседних сел требуют льгот на электричество
0:00
/
0:00

Волонтеры из гуманитарной миссии “Пролиска” решили добиваться от правительства их списания и дальнейших льгот. Подробности узнавали у руководителя миссии Евгения Каплина и самих жителей Авдеевки.

 

Михаил Кукин: Жители Авдеевки приспособились к такой жизни, но это имеет огромные негативные последствия. Если у людей нет газа, они вынуждены искать альтернативные пути, чтобы отапливать свои помещения. Понятно, что большинство из них зимой отапливалось электроприборами. Я так понимаю, первое время им активно обещали восстановить газоснабжение. Почему этого не случилось?

Евгений Каплин: Авдеевка — не единственная прифронтовая местность, где отсутствует газ. С седьмого июня он отсутствует в Авдеевке и еще в семи селах, которые расположены рядом. Это села Красногоровка, Нетайлово, Первомайское, Орловка, Ласточкино, Тоненькое, Водяное. Во всех этих населенных пунктах на сегодняшний день проживает около 30 тысяч человек.

Высотная часть Авдеевки, так называемый микрорайон Химик, имеет центральное отопление от Авдеевского коксохимического завода. Остальная часть – чаще всего в сводках новостей называют: район, приближенный к промзоне, куда часто происходят попадания – примерно, половина Авдеевки. Она расположена в частном секторе. Там есть несколько многоквартирных домов, все остальное – частные дома. В селах вокруг в основном частный сектор. В некоторых селах есть двухэтажные многоквартирные дома. Все они имели индивидуальное автономное газовое отопление либо в селах были мини-котельни на газу, которые обеспечивали теплом жителей многоквартирных домов, учебно-воспитательные комплексы, объекты инфраструктуры.

На сегодняшний день по официальным данным Авдеевской военно-гражданской администрации 1132 семьи непосредственно в самом городе Авдеевка без отопления. Это те семьи, которые имели исключительно газовое отопление. Красногоровка — на данный момент проживает 400 человек, они также без отопления, Нетайлово — около 1000, Первомайское — около 1900, Орловка — около 850, Ласточкино — примерно 550, Тоненькое — примерно 300, Водяное – 140 человек. Большинству из них пришлось использовать электроплиты для приготовления еды, зимой отапливать части помещений электрообогревателями.

Я был в ряде помещений. В Красногоровке мы были в квартире педагога, замдиректора местной школы. В двухэтажном доме, в котором отсутствует центральное отопление, у него была отгорожена одна комната — около 11 метров, отгорожена одеялами, чтобы не выпускать тепло.

Стоял один ветродуйчик, масляный обогреватель и обогревающая панель. Когда я там был, морозы были не сильные, в комнате с тремя обогревателями температура воздуха была 14-15 градусов, в квартире — от 0 до 5. Когда на улице температура снизилась до -20 и ниже, в неотапливаемых частях квартиры начала замерзать вода.

Михаил Кукин: У нас на связи жительница Авдеевки Алеся Плуталова. Можете рассказать свою историю? Как вы пережили эту зиму и во что это вылилось?

Алеся Плуталова: Мы всю зиму пережили без газа, отапливали одну комнату. Жили в ней все вместе: муж, двое детей (одному ребенку всего полгода). В комнате 15-17 градусов при том, что постоянно включены два обогревателя; там, где выключены, — от 0 до 5. Все в одной комнате, постоянно все «цветет», а ремонт был сделан два года назад. Вся мебель и обои в плесени. Утро у нас начинается с того, что мы берем тряпки и вытираем конденсат на батареях, на окнах.

Мы на ночь включали два обогревателя — дуйчик и масляный. На утро оставляли один, потому что суммы космические. У нас каждый месяц за свет 3800-4000 гривен. При этом у нас работает только муж – я в декрете.

У нас есть только 120 гривен субсидия – от 3800 нам отнимают 120 гривен. Это вообще смешно.

Михаил Кукин: Евгений, я знаю, что вы со своей стороны помогаете жителям обращаться за компенсациями по счетам, даже обратились к правительству с просьбой о пересмотре тарифов на электроэнергию в тех местах, где нет газоснабжения.

Евгений Каплин: Да. Мы начали кампанию по адвокации этого вопроса. Написали обращение на правительственную национальную комиссию по государственному регулированию в сфере энергетики, Министерство соцполитики, Министерство по вопросам временно оккупированных территорий, уполномоченному по правам человека.

Субсидии на коммунальные услуги устанавливаются на национальном уровне. Люди, которые живут в частных, в многоквартирных домах (с центральным либо с газовым отоплением), могут обратиться к правительству за субсидией. Но вся циничность вопроса состоит в том, что обратиться за субсидией они могут на центральное отопление либо на газ, которого у них нет.

Решить вопрос этой законодательной коллизии  — компетенция центральных исполнительных органов власти. Более того, еще в письме мы требуем произвести перерасчет и компенсации людям за те суммы, которые некоторым из них пришлось заплатить за электроэнергию, у некоторых нет таких средств.

Михаил Кукин: У нас на связи жительница Красногоровки. Педагог, заместитель директор местной школы Людмила Степутина. Правда, что у вас долг за зиму накопился больше, чем ваша зарплата?

Людмила Степутина: У меня долг где-то больше трех тысяч. Проводка старая, ничего не выдерживает. Все ломается. У меня трехлетний ребенок, в квартире 15 градусов, при этом работает три обогревателя.

Михаил Кукин: И всю сумму за электроэнергию вы не можете покрыть?

Людмила Степутина: Конечно. У меня теперь деньги идут на лекарства, а они дорогие, надо еще чем-то кормить ребенка. Мы живем вдвоем на одну мою зарплату:  я и моя трехлетняя дочь.

Михаил Кукин: Насколько я понимаю, и на самой школе эти проблемы отражаются?

Людмила Степутина: Да. Но мы спасемся, не прекращаем учебный процесс, потому что образование, знания дети должны получать. Они невиноваты в том, что такая ситуация сложилась. Поэтому у нас были приобретены UFO. Но пока греет UFO  – тепло, а утром дети приходят – холодно. Дети ни здесь не могут нагреться, ни дома.

Михаил Кукин: Евгений, есть ли какая-то реакция со стороны правительства, губернатора, народных депутатов на ваши обращения?

Евгений Каплин: Реакции пока нет, потому что письмо было направлено только несколько дней назад.

Михаил Кукин: Может, вы общались с кем-то напрямую?

Евгений Каплин: На уровне области, местных властей мы общались. Местные власти видят эту проблему. Аналогичное нашему обращению по Авдеевке было направлено главой ВГА Павлом Малыхиным и главой общественного совета Янковским. Не один раз во время встреч с местными властями на уровне области мы поднимали эту проблему. К сожалению, ее решение находится вне компетенций области.

Слушайте полную версию разговора в прикрепленном звуковом файле.