«ДНР» — территория московского патриархата, — Руслан Халиков

В тоже время, эксперт считает, что протестанты на Донбассе — это среда для формирования институтов гражданского общества

Ведущие

Юрий Макаров,

Ирина Славинская

Гостi

Руслан Халіков

«ДНР» — территория московского патриархата, — Руслан Халиков
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/05/hr_omnia_20151106_ruslan_halikov_1.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/05/hr_omnia_20151106_ruslan_halikov_1.mp3
«ДНР» — территория московского патриархата, — Руслан Халиков
0:00
/
0:00

Соблюдается ли в «ДНР» статья конституции о том, что все люди имею полную свободу вероисповидания? Разделяет или объединяет религия население Донбасса? Нам помогает разобраться в этом вопросе Руслан Халиков, эксперт украинского института стратегии, глобального развития и адаптации.

Ирина Славинская: Захарченко сказал, что есть религии принятые в «ДНР»​: православие, католицизм, иудаизм и ислам. Почему именно они?

Руслан Халиков: Я думаю, что речь шла с отсылкой на принятые в РФ религии. Они традиционно присутствовали еще в Российской империи.

Ирина Славинская: В «ДНР» и «ЛНР» есть закрепленные религии? Есть факты дискриминации по религиозному признаку?

Руслан Халиков: Сегодня зашел на сайт ДНР. Из преамбулы ее конституции убрали фразу о том, что ДНР является территорией русского мира и православной цивилизации. Кроме того, есть статья 21, где сказано, что все граждане имею право на свободу вероисповедания. Фактически, идет упор на то, что это православные ценности. Раньше было указано, что это конкретно Московский патриархат. Предоставляются некоторые преференции православным.

Юрий Макаров: У нас как минимум три православных конфессии: Московский патриархат, Киевский патриархат и автокефальная церковь. Там есть различия в отношении в представителям разных направлений?

Руслан Халиков: В Украине есть намного больше конфессий. На территории «ДНР» Московский и Киевский патриархаты наиболее распространены. В последние годы священнослужители Киевского патриархата вынуждены были покинуть территории «ДНР».

Ирина Славинская: Какие церкви кроме «принятых» боевиками существуют на территориях «ДНР» и «ЛНР»? Там могут быть протестантские конфессии. Я слышала о 8 расстрелянных протестантах, их наказали за помощь украинской армии.

Руслан Халиков: В сентябре в Луганской области был похищен пастор. Его через несколько дней выпустили. В Донецкой области вопиющих случаев в последнее время не было. Проукраинские пасторы уехали или затаились.

Ирина Славинская: А сколько их там?

Руслан Халиков: Многие рядовые верующие остались. Выехали пасторы. Это привело к тому, что есть некое разочарование. Много осталось мусульман. Им достаточно близко видеть себя в составе русского мира. Много имамов выехало, которые занимали проукраинскую позицию. Сократилась еврейская община. Многие выехали в Израиль. Также покинули оккупированную территорию прихожане Киевского патриархата. Им оставаться там просто опасно.

Ирина Славинская: Хотелось бы поговорить о религиях, как о факторе примирения. Что мы знаем об этом?

Руслан Халиков: Действительно, в рамках взаимопомощи, волонтерства, очень немалую роль играет религия. С весны 2014 года религиозные деятели стали одними из самых активных волонтеров. Они в основном работали с мирными жителями. Религия на Донбассе — это среда для формирования институтов  гражданского общества. Чаще всего — это протестанты.

Протестантов раньше было примерно столько, сколько верующих Московского патриархата. Сегодня они волонтеры, активисты, помогают едой, вещами. Это могут быть также православные Московского патриархата и неожиданные организации, такие как общество сознания Кришны.

Юрий Макаров: Могут ли быть материальные компоненты в религиозных преследованиях в «ДНР» и «ЛНР»?

Руслан Халиков: Такие подозрения звучали. Это могут быть помещения религиозных общин. Бывало, что приходили и просили мебель.