Доклад ООН об убийствах 2014-16 гг. в Украине: «вопиющая безнаказанность»

Мониторинговая миссия Организации Объединенных Наций по правам человека в Украине представила доклад об убийствах в Украине в 2014-16 годах

Ведущие

Виктория Ермолаева,

Татьяна Курманова

Гостi

Поліна Левіна

Доклад ООН об убийствах 2014-16 гг. в Украине: «вопиющая безнаказанность»
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/07/hr_kyivdonbass-16-07-16_levina.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/07/hr_kyivdonbass-16-07-16_levina.mp3
Доклад ООН об убийствах 2014-16 гг. в Украине: «вопиющая безнаказанность»
0:00
/
0:00

Полина Левина, эксперт по правам человека Мониторинговой миссии ООН рассказала об основных пунктах доклада.

Виктория Ермолаева: Расскажите подробнее о докладе.

Полина Левина: Наша Миссия была приглашена правительством Украины в 2014, чтобы следить за ситуацией в сфере прав человека: наблюдать за правосудием и нарушениями прав человека. И наш доклад начинает с Майдана, описывает как ситуация развивалась дальше. Мы отмечаем, что насилие и жестокость, которое мы видели на Майдане, продолжилось в контексте конфликта в Донецкой и Луганской областях. Этот цикл не прекращается, потому что нету серьезных исследований и правосудия, которое могло бы привлечь к ответственности тех, кого нужно.

Татьяна Курманова: Как работала Мониторинговая миссия?

Полина Левина: У нас шесть офисов по Украине и на неподконтрольной территории в Донецке, откуда мы покрываем Луганскую область. Все наши доклады основаны на информации, которую Миссия собирала в ходе многочисленных интервью со свидетелями, родственниками пострадавших, адвокатами потерпевших. Мы анализировали факты, включая видеоматериалы, фотографии, аудиоматериалы, документы, СМИ, материалы уголовных производств. Мы близко общаемся с правоохранительными органами, которые с нами делятся судебными документами и другими материалами.

Виктория Ермолаева: 2000 гражданских погибло за последние два года, 90% смертей имеют место в ходе конфликта, о чем говорится в докладе. И пока никто не взял на себя ответственность за смерти гражданских лиц. Кто должен это сделать?

Полина Левина: Да, в докладе говорится, что 90% людей погибло от неизбирательных обстрелов населенных пунктов и о нарушении принципа различия, который существует в международном гуманитарном праве. Этот принцип обязывает украинские вооруженные силы, «ЛНР», «ДНР» различать гражданские населенные пункты и военные объекты. Такое количество гражданских жертв неизбирательных обстрелов показывает, что обе стороны нарушают этот закон. За это несут ответственность военные командиры, которые дают указы, куда стрелять, те, кто не контролирует свои батальоны и группировки.

В докладе отмечается, что пока никто не взял на себя ответственность ни за одну жертву.

Виктория Ермолаева: Если говорить об убийствах с украинской стороны — это специальные действия или происходит по ошибке?

Полина Левина: В докладе мы устанавливаем факт жертвы. Мы общаемся с родственниками, собираем показания. Мы не правоохранительные органы и не можем делать уголовное расследование. Конечно, может быть, могли действовать по своей инициативе, из-за того, что военные командиры не принимали меры, чтобы предотвратить это. Мы надеемся, что доклад спровоцируют те исследования, которые смогут показать, что произошло.

Татьяна Курманова: Упоминается ли в докладе об участии России в военном конфликте?

Полина Левина: Мы упоминаем то, как начался конфликт и как развивался. У нас более 60-ти случаев, где мы детально описываем, как людей убивали и наши предположения о том, кто ответственен за это. Мы находим, что ответственными есть и украинские вооруженные силы, и члены «ДНР», «ЛНР», и независимые группировки причастны. Мы называем группировки, которые, как мы думаем, несут ответственность: батальоны «Одесса», «Русь», «Сомали», «Спарта», «Восток». Мы их упоминаем. Но случаев о причастности российских боевиков у нас нет.  

Виктория Ермолаева: В докладе также говорится о том, что много лиц, включая гражданских, были подвергнуты казням без надлежащего судебного разбирательства или умерли в местах содержания под стражей. В каких случаях число смертей и казней больше, в каких масштабах эта проблема распространена?

Полина Левина: Это сложно сказать. Мы не сравниваем цифры. Те случаи, которые мы описываем, выбрали, так как считаем их эмблематическими, они показывают размер проблемы. Доступа до мест задержания в «ДНР» и «ЛНР» у нас нет, поэтому указанные случаи не могут показывать полную картину.

Виктория Ермолаева: Есть ли цель у миссии попасть на неконтролируемую Украиной территорию?

Полина Левина: У нас есть офис в Донецке. Но нет доступа до мест, где задерживаются люди.

Татьяна Курманова: Работаете ли вы в Крыму?

Полина Левина: У нас нет доступа в Крым. Но мы продолжаем активную работу, у нас есть офис в Одессе. Наши коллеги ездят в Херсонскую область. По разработанной методологии ООН мы дальше продолжаем работать по Крыму: собираем информацию, говорим с людьми, правозащитниками, которые там находятся.

У нас в приложении к докладу описывается случай с убитым Решатом Аметовым. Мы также фиксируем десять случаев исчезновений, которые могли привести к смерти. Мы не можем это точно подтвердить, но предположения основаны на показании свидетелей, информации о потерпевших. Некоторые произошли в результате похищения с участием военизированных групп.

Татьяна Курманова: В вашем исследовании указано, что все убийства, которые вы рассматриваете, остаются безнаказанными. В Крыму, Луганске, Донецке — понятно. Но вы ведь описываете и случаи в Украине, например, в Одессе 2-го мая. И они тоже не расследуются?

Полина Левина: Да. В некоторых случаях есть исследования. Но в большинстве — виновные не были привлечены к ответственности. Наша Миссия работает близко с Генпрокуратурой, Военной прокуратурой. Мы приветствуем усилия правительства Украины по расследованию отдельных инцидентов. Но во многих случаях расследования затягиваются, как и привлечение к ответственности (чаще всего из-за отсутствия доказательств). Докладом мы хотим показать, что в этих случаях либо не было расследований, либо не хватает доказательств, а мы их предоставляем. Не все, но те, которых может быть достаточно, чтобы было уголовное расследование.

Это важный доклад для Миссии, поскольку мы считаем, что нужно мобилизовать национальное и международное правосудие.

Сложно привлечь к ответственности за преступления, которые совершены в «ЛНР», «ДНР», Крыму в контексте вооруженного конфликта. Мы рассматриваем доклад как инструмент поддержки расследований. Это важно, чтобы прекратить цикл насилия. В приложении доклада мы упоминаем имена жертв. В рубрике прав человека есть право установления истины. И право на признание страданий и жертв.

Татьяна Курманова: Где будет использоваться доклад? Ознакомились ли с ним украинские власти?

Полина Левина: Мы достаточно близко работаем с украинскими правоохранительными органами, Генпрокуратурой, Военной прокуратурой. Мы часто общаемся по конкретным случаям, знаем, что МИД выпустило реакцию на доклад. Будем работать и дальше. Мы приглашены в Украину, чтобы работать вместе и помочь правительству и государству в сфере прав человека.

Татьяна Курманова: Есть ли прикладные моменты использования доклада? Возможно, вы давали рекомендации в плане изменения украинского законодательства?

Полина Левина: У нас есть конкретные рекомендации. Например, в нынешнем законодательстве есть закон, согласно которому лица участвующие в массовых акциях протеста с ноября 2013 по февраль 2014 должны быть освобождены от уголовной ответственности. Мы рекомендуем изменить этот закон, чтобы привлечь к ответственности за убийства на Майдане. Также, когда меняют пленных, — чтобы правоохранительные органы систематично интервьюировали людей, которых выпускают из плена в «ЛНР», «ДНР», собирали от них информацию. Есть места, которые были неподконтрольной территорией, но теперь она подконтрольная Украине. Там тоже были убийства. Теперь у правоохранительных есть возможность расследовать их.

Татьяна Курманова: Вы два года работаете в Украине. У вас остается надежда, что здесь возможно что-то изменить, возможно, то же законодательство?

Полина Левина: Да. Два года мы близко работаем с властями, видим, что есть желание сделать правосудие сильнее. И мы можем помочь донести голос и страдания жертв до структур.

Виктория Ермолаева: Если вы собираете информацию, могут ли люди обращаться к вам и сообщать о случаях?

Полина Левина: Да. У нас есть офисы в Киеве, Одессе, Днепропетровске, Харькове, Краматорске, Донецке. К нам часто обращаются люди и за юридической помощью. У всех по обе стороны разграничения есть права человека и должна быть возможность их реализовать, и мы этому способствуем.