Донецкая область и была в лидерах по распространению ВИЧ, война это лишь усугубила, — фтизиатр

Говорим о распространении смертельно опасных инфекций в зоне конфликта

Ведучi

Михаил Кукин

Гостi

Марія Долинська

Донецкая область и была в лидерах по распространению ВИЧ, война это лишь усугубила, — фтизиатр
https://static.hromadske.radio/2017/12/hr_kyivdonbass-2017-12-01_dolinskaya.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/12/hr_kyivdonbass-2017-12-01_dolinskaya.mp3
Донецкая область и была в лидерах по распространению ВИЧ, война это лишь усугубила, — фтизиатр
0:00
/
0:00

В студии Громадського радио – доцент кафедры фтизиатрии и пульмонологии Национального медицинского университета имени Богомольца Мария Долинская.

Михаил Кукин: Мы с Марией встречались в этой студии почты полтора года назад – в августе прошлого года, говорили о ситуации с распространением этих очень опасных инфекций. Вы говорили, что через год – два нас ждет пик туберкулеза в этих районах. Прошло полтора года. Эти негативные прогнозы оправдались?

Мария Долинская: К сожалению, оправдались. В то время как в Украине наблюдается снижение заболеваемости туберкулезом, в четырех регионах, включая Донецкую область, мы наблюдаем повышение заболеваемости за 2016 год. Это порядка 4 – 5%, а вот в Луганской области зарегистрировано на 45% больше случаев туберкулеза, чем в предыдущем 2015 году.

Михаил Кукин: Речь идет именно о подконтрольных территориях? У нас нет статистики с неподконтрольных территорий?

Мария Долинская: У нас нет статистики с неподконтрольных территорий. Речь идет исключительно о подконтрольных территориях. Конечно, надо сказать, что такое гигантское повышение не является объективной регистрацией процессов. В связи с реорганизацией областной службы на новом месте были определенные проблемы регистрации и в 2014, и в 2015 году, а в 2016 дело с регистрацией наладилось. Очевидно, регистрируются случаи, которые были недорегистрированы, недовыявлены в предыдущие годы. Конечно, случаи более тяжелые, но тем не менее это не говорит о том, что такой всплеск произошел внезапно.

Примерно то же самое наблюдается и с ВИЧ-инфекцией. В то время как в предыдущие годы регистрировалось несколько меньше случаев, в 2016 году уровень регистрации возвращается к уровню 2014 и 2013.

Надо напомнить, что 80% ВИЧ-позитивных людей проживают в четырех регионах Украины – Донецкая, Днепропетровская, Одесская области и Киев. Донецк всегда был в эпицентре распространения ВИЧ-инфекции. Те процессы, о которых мы говорим, военный конфликт, конечно, спровоцировали ситуацию на довольно сложном фоне.

Михаил Кукин: Насколько война на это влияет? Мы не однажды в нашем эфире говорили, что она, к сожалению, порождает секс-бизнес. Часто это незащищенный секс. 

Мария Долинская: Отчасти это так, но отчасти все не так просто. Когда в ноябре прошлого года происходила Третья национальная конференция по ВИЧ-инфекции в Киеве, то в резолюции этой конференции были даже слова о том, что в связи с конфликтом на востоке Украины следует пересмотреть понятие о национальных группах риска по распространению ВИЧ-инфекции. В группы риска безусловно входят и военнослужащие, и внутренне перемещенные лица. Связано это не только и не столько с половым путем распространения инфекции, хотя и с этим тоже. Там, где есть война, там, где есть беда, там есть хронический стресс. Стрессовый незащищенный секс может иметь место, учитывая, что люди оторваны от дома, от своего привычного уклада. Вторая часть связана со стрессовым употреблением наркотиков. Это тоже может быть. Не надо сбрасывать со счетов, что оказание помощи связано с вынужденным несоблюдением элементарных правил инфекционного контроля или недостаточным знанием безопасных условий.

Михаил Кукин: Перенесение через медицинские инструменты?

Мария Долинская: Да, через кровь, переливание крови. Это не только особенность Украины. Там, где есть беда, война, движение большого количества людей, поднимает голову ВИЧ-инфекция, поднимает голову туберкулез. Дело не в том, что эти инфекции распространяются разным образом, дело в том, что сегодня все труднее и труднее разделить ВИЧ-инфекцию и туберкулез, потому что ВИЧ-позитивный человек феноменально чувствителен к туберкулезной инфекции, к своей собственной. Мы все носим в себе туберкулезную инфекцию. Пока иммунная система с ней справляется, человек здоров. Удар по иммунной системе в первую очередь вызывает туберкулез.

Фтизиатры, наверное, первые узнали, что такое ВИЧ-инфекция, когда не было отдельных специалистов по ВИЧ-инфекции. Я помню 90-е годы, когда мы встречались с непривычной для нас картиной туберкулеза, мы не понимали, в чем дело, у нас не было возможности диагностировать ВИЧ-инфекцию, мы просто понимали, что ничего не можем сделать. Сегодня ситуация очень сильно изменилась, мы очень много можем. И мы, и специалисты по ВИЧ-инфекции очень много понимаем, очень много можем, но туберкулез регистрируется у 60 — 70% ВИЧ-позитивных людей. Все сложнее говорить отдельно о туберкулезе и о ВИЧ-инфекции.

Михаил Кукин: Мы говорим об особом распространении в зонах конфликта, но нужно понимать, что зона конфликта не обособлена от остальной территории страны. Насколько угроза для всей страны оправдывается? Или это локальная эпидемия?

Мария Долинская: Локальных эпидемий вообще не бывает, тем более в условиях одной страны. Сказать, оправдывается это или нет, пока сложно. Пока было бы правильно говорить о том, что сделать, чтобы это не оправдалось. И сделать это можно.

Михаил Кукин: Статистика пока на остальной территории неплохая?

Мария Долинская: Статистика снижается по туберкулезу, а по ВИЧ-инфекции мы имеем некоторый рост на всей территории. Он средний, не очень большой. При этом растет заболеваемость коинфекции туберкулез-ВИЧ. Когда мы выявляем ВИЧ-инфекцию, сложно выявить, от кого человек заразился, а выяснить, где человек заразился, практически невозможно. Поэтому сейчас очень много говорят о программе контроля ВИЧ-инфекций и гепатитов, поскольку передача этих инфекций схожая.

Полную версию разговора слушайте в прикрепленном звуковом файле.