Генпрокурор — человек, который должен пиарить президента, — Постернак

Выходит Генпрокурор и начинает вещать о том, что кто-то — потенциальный преступник. Это создает картинку продуктивной борьбы с коррупцией, — говорит эксперт

Ведущие

Алексей Бурлаков

Гостi

Олег Постернак

Генпрокурор — человек, который должен пиарить президента, — Постернак
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/06/hr_kyivdonbass-16-06-18_pasternak.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/06/hr_kyivdonbass-16-06-18_pasternak.mp3
Генпрокурор — человек, который должен пиарить президента, — Постернак
0:00
/
0:00

Политический эксперт Олег Постернак комментирует ситуацию относительно Александра Онищенка. Гость студии считает, что у Онищенко есть шанс вести переговоры с администрацией президента и решить вопрос, возможно, даже негласно. Постернак объясняет это тем, что депутат является менеджером по переговорам с фракцией «Батьківщина», сам входит в фракцию «Воля народа», голоса которой необходимы президенту Украины для продвижения необходимых решений.

Эфир проводят журналисты Алексей Бурлаков и Олег Билецкий.

Алексей Бурлаков: Недавно Украина не могла найти народного депутата Александра Онищенко, против которого было открыто уголовное производство, а вчера резко нашла. Что теперь будет?

Олег Постернак: У нас очередное громкое дело, связанное с непростым депутатом. Помимо бизнес-интересов, Онищенко является весомой политической фигурой, в частности для администрации президента. Не безызвестно среди депутатского корпуса и среди корпуса экспертов, что Онищенко является менеджером по переговорам с фракцией «Батьківщина», сам входит в фракцию «Воля народа», голоса которой необходимы президенту Украины для продвижения необходимых решений через парламент.

Олег Билецкий: Онищенко вернулся или просто не находился в поле зрения? Ведь никто не сказал, что он летал куда-то.

Олег Постернак: Если сделать запрос в госпогранслужбу, очевидно, что будет какой-то результат.

Олег Билецкий: Но пока не делали.

Олег Постернак: Верно. Видимо, кому-то было выгодно так представить ситуацию, что он покинул страну, а в последствии решили переиграть. Но не в этом вопрос. Вопрос в том, что в этот раз решили соблюдать процедуру привлечения к ответственности народного депутата Украины, дабы не повторить прецедент с Мосийчуком.

С Онищенко поступили по-другому, но этот интервал, 20 дней, когда регламентный комитет должен получить пояснение самого Онищенко, отсрочка заседания парламента говорят о том, что у него есть шанс вести переговоры с администрацией президента и решить этот вопрос, возможно, даже негласно.

Мы живем в такой удивительной стране, где политическая элита связана между собой. Это не новость ни для нее, ни для всех остальных. Вы помните, когда последний раз депутат сидел за решеткой? На моей памяти, это Лозинский — БЮТовец, который отличился в очевидных уголовных преступлениях. Клюев — за границей. Вопрос с ним пока закрыт. Мосийчук освобожден решением Верховного суда за нарушение процедуры.

Депутаты — это неприкосновенная каста.

Недавно парламент голосовал закон о судоустройстве. Как-то мы забыли, что есть еще один законопроект об измене Конституции — об отмене депутатской неприкосновенности. Он прошел процедуру первого чтения. Почему бы в этот период вместе за него не проголосовать?

Олег Билецкий: Насчет голосования вопросов вообще много. Мы вчера задавались вопросом, почему не внесли в повестку дня вопрос о снятии депутатской неприкосновенности по отношению к господину Онищенко, почему не проголосовали.

Олег Постернак: Они решили максимально соответствовать нормам регламента. Но я бы хотел сказать, что у нас очень интересная практика: выходит Генпрокурор на пресс-конференцию или его заместитель и начинает вещать о том, что кто-то является потенциальным преступником, или НАБУ начинает рассказывать о каких-то схемах. Это создает картинку продуктивной борьбы с коррупцией. Но сколько реальных решений вынесено судом? Сколько ребят сидят в местах, не столь отдаленных? Довольно мало.

Прокуратура превращается в учреждение, название которого такое же, если две первые буквы сделать латинскими и большими, в учреждение по пиару.

Алексей Бурлаков: Если вернуться к Онищенко, дело которого связано с «Укргазвидобуванням», то сегодня Валерию Постному, по параллельному делу, обвинение просило назначить залог в размере 1 миллиарда гривен. Залог за Кацубу тоже был назначен сегодня. Ясно, что это как-то связано.

Олег Постернак: Второе дело, которое пытаются отработать Генпрокуратура и НАБУ, — это дело Курченко и его менеджеров. Эпизоды, связанные с задержанием Кацубы непосредственно с этим связаны. Кстати, дело Курченко мне прогнозируется как одно из самых эффектных и потенциально способных доведению до конца. Здесь минимальный политический интерес.

Как воспринимает общественность тему газа? Повышение цены на газ и «газовые» разборки, подставные фирмы. Власть оправдывается. Появляется ожидание снижения цен на газ. Но тарифы на газ пересмотрены не будут, потому что это условие МВФ. Будет ли сидеть Онищенко за газовые дела? Это большой вопрос.

Олег Билецкий: Вы верите в то, что вина будет доказана?

Олег Постернак: Это вопрос философский и риторический, потому что мы хотим справедливого правосудия по отношению к представителям элиты. В идеальном формате мы его никогда не получим.

Может ли гражданское общество контролировать правосудие и влиять? Нет, оно у нас слабое. Очень плохо, что гражданское общество не способно заниматься этими вещами.

Генпрокурор — человек, который должен заниматься повышением рейтинга президента. Аргумент борьбы с коррупцией был очень красиво вырван из рук потенциальных политиков, которые могли эксплуатировать эту тему. Теперь президент может класть себе на плечо погоны. Будет какая-то необходимость довести дело до логического конца.

Олег Билецкий: Есть некоторое сравнение Луценко с Шокиным, который поначалу демонстрировал бурную деятельность.

Олег Постернак: То, что затеял Луценко с внутренней бюрократической структурой прокуратуры, нужно похвалить. Эти процессы, имеющие колоссальное значение для обновления прокуратуры.

У Луценко есть всего год. Есть норма в законе о прокуратуре, которая вступит через год, касательно прокурорского самоуправления, которое ограничит функции и полномочия Генпрокурора. Если мы доверяем Луценко, говорим, что он классный менеджер и отличный политик, то он должен нести ответственность.

Но если мы говорим о том, что будет система прокурорского самоуправления, мы можем опять превратить прокуратуру в закрытую корпорацию, которая будет направлена больше на саморазвитие, самозарабатывание, нежели на осуществление правоохранительной функции. Это риторический вопрос.

Алексей Бурлаков: Какие плюсы можно еще выделить? Что Луценко должен сделать за год?

Олег Постернак: Я так понимаю, что одна из самых центральных тем — экономические преступления. Думаю, будет попытка сильно продвинуться в следствии по Януковичу. Я не верю, что доведут до конца дело Ефремова. Он связан с Луганской областью.

Возможно, Ефремов понадобится для стратегии урегулирования вопроса по Донбассу.

В Украине 25 лет политическая целесообразность выше буквы и духа закона. Самое страшное, что она выше буквы закона.

Алексей Бурлаков: Это правильно?

Олег Постернак: На этапе становления в Украине гражданского общества, может быть, это и есть минимальная страховка сохранения целостности и независимости страны. Но мы должны понимать, что, если мы всегда будем находиться в таком формате отношений, мы никогда не сделаем рывок в сторону европейской демократической страны. В этом противоречие.

Алексей Бурлаков: То есть те дела, которые сейчас расследуются прокуратурой — три громких дела, о которых я сказал, и Курченко — для людей не влияют ни на что?

Олег Постернак: Для общества нужен ответ в деле о наказании за расстрелы на Майдане.

Олег Билецкий: Встреча Керри с Гройсманом — это претензия на то, что Америка одобряет те движения, которые происходят в отношении Кабмина и Генпрокуратуры?

Олег Постернак: Украино-американские отношения последнего времени очень эстетичные и крепкие. Гройсман был на показательном смотре для американской администрации. Вряд ли это существенно. Очевидно, что в Америке в ноябре произойдет смена президента.

Алексей Бурлаков: Недавно Саркози был в недавно Петербурге и призвал к каким-то «манипуляциям», не в плохом смысле, с санкциями.

Олег Постернак: Что делает Россия для своей информационной кампании в Европе? Колоссальные ресурсы, медиа, система пропаганды и система влияния через правые политические силы. Что делает Украина? Проигрывает референдум в Нидерландах. Сенат США, который год назад принимает решение признать агрессию России в Украине, а буквально сейчас предлагает снять санкции с России. Мы видим поворот в европейской политике в отношении украинского вопроса.

Украинская дипломатия не управляет этими процессами и ограничивается исключительно превентивными методами, не имеющими эффективности.

Одной из причин успеха России является информационная составляющая. Работа с европейскими политиками, медиа, работа с англоязычным и местным национальным ресурсами должна быть основополагающей. Кажется, у нас есть министерство информационной политики. Хотелось бы заслушать его отчет в этом направлении.

Я не вижу красочных информационных кампаний по популяризации Ассоциации Украины-ЕС в Европе.

У нас какая-то ментальная болезнь, что весь мир должен быть за Украину, говорить только словами и устами украинской души.