Гражданская война в Испании: полного примирения двух сторон не произошло

В гостях у Громадського радио — экономический советник посольства Испании Борха Винзер Мелиа. Вместе с Михаилом Фельдманом обсуждаем выход общества из состояния гражданской войны

Ведучi

Лариса Денисенко

Гостi

Михайло Фельдман,

Борха Винзер Мелиа

Гражданская война в Испании: полного примирения двух сторон не произошло

Михаил Фельдман Громадське радио
Может ли общество выйти из состояния и последствий гражданской войны? Говорим с основателем Свободной Академии Изменений Михаилом Фельдманом и экономическим советником посольства Испании Борхом Винзер Мелиа.

Лариса Денисенко: Почему Свободная Академия Изменений решила поднять широкую дискуссию по поводу того, как внутренний конфликт влияет на то, что может происходить в дальнейшем и то, что происходит сейчас?

Михаил Фельдман: Тема, которую мы подняли, она предвещает нашу встречу, которая состоится в январе, тема звучит: «Победители и проигравшие в гражданской войне. Возможно ли сосуществование?» Почему мы об этом говорим – в мире очень много примеров гражданских воен. И территория, на которой мы живем, прошла тоже через горнила гражданской войны, это было в 1917-1920 годы. Что происходило после – это очень важный вопрос. Общество всегда делится в этой ситуации, конфликт затрагивает практически все население, семьи, поколение. Мы пригласили для нашей встречи таких гостей, как представители США, у нас будут представители Испании. Общество становится болезненным в этой ситуации, потому что конфликт затрагивает практически всех членов семей и отражается на будущих поколениях. Как общество может выйти после этого, может ли выйти из этих конфликтов позитивно – об этом мы хотели говорить.

Лариса Денисенко: В 100 лучших книг Испании входят большое количество книг о гражданской войне: книги «Улей», «Где кончается небо»… Когда испанские писатели включились поднимать эту тему, помогли ли литераторы испанцам лучше понять друг друга после этого конфликта?

Борха Винзер Мелиа: Даже среди испанских писателей было разделение на тех, кто участвовал и с одной, и с другой стороны в конфликте. Множество испанских авторов брали активное участие, например, Гарсия Лорка был застрелен, он участвовал на стороне республиканцев, также другой испанский автор Уна Муно поддерживал Франко. После гражданской войны большинство испанских авторов, кто поддерживал республиканцев и был в оппозиции к Франко, вынуждены были покинуть страну: эмигрировали во Францию, в Мексику.  В испанском обществе не было ситуации, когда что-либо было нейтральным, обычно либо поддерживали одну сторону, либо другую. Даже те, кто вынужден был эмигрировать, писали в эмиграции.

Лариса Денисенко: На ваш взгляд, какой самый объективный роман о гражданской войне в Испании?

Борха Винзер Мелиа: Это как раз та ситуация, где не было нейтральности. Если вы хотите получить как можно более объективный взгляд, надо читать неиспанских авторов. Например, Хэмингуэя, но даже он не был настолько объективен.

Лариса Денисенко: Если отойти от литературы, что помогло и сработало для того, чтобы объединить нацию в дальнейшем, и что не помогло?

Борха Винзер Мелиа: После 40 лет диктаторства Франко, действительно моментом, которым испанское общество гордится – был плавный переход к демократии. Помогло прежде всего, что мы увидели страхи гражданской войны. У нас было поколение людей, которые желали сохранить страну и единство. Единство нации было поставлено в противовес личностным целям каждого.

Лариса Денисенко: Что помогло поставить интересы нации выше и важнее индивидуальных свобод, приоритетов? Эгоистических побуждений человека, который проиграл и того, кто победил?

Борха Винзер Мелиа: Даже Бисмарк говорил о том, что Испания — одна из сильных держав, испанское общество осознает эту традицию великой страны. Одна из причин – смерть Франко. Вторая – фигура короля, который смог занять нейтральную позицию и стать неким медиатором между противоборствующими сторонами, которые возникли после смерти Франко.

Лариса Денисенко: Какие были практики примирения всех сторон? Включались ли медиа в этот процесс?

Борха Винзер Мелиа: Когда умер Франко, существовала лишь одна свободная газета, свободной прессы просто не существовало. Сложно говорить о влиянии медиа на этот процесс.

Эти две стороны (проигравшая и выигравшая) гражданской войны не смогли найти общий язык, 500 тысяч человек покинули страну из-за репрессий. 300 тысяч были военнопленными. Не было свободы идей, прессы, сторона проигравших не чувствовала себя комфортно.

Лариса Денисенко: Спорят ли сейчас о гражданской войне, есть ли сторонники разных этих двух сторон?

Борха Винзер Мелиа: Франкисты не популярны сейчас, у Франко сейчас нехороший имидж. Есть дебаты между монархистами и республиканцами.

Сейчас испанцев объединяет выигрыш кубка Мира по Футболу. Сейчас испанцы все еще разделены, говорить о полном объединении не стоит. Если говорить о том, что может объединить нацию, то это семейные традиции, к ним обращаются, и они объединяют. Вещи, которые нас разделяют: сейчас это Каталония.

Полную версию интервью слушайте в звуковом файле или в видеотрансляции.