Хорошая подготовка — залог сохранности жизни бойца, — Константин Паршин

Константин Паршин и Георгий Каландадзе создали подготовительный центр по обучению служащих ВСУ и пограничников. «Мы не знаем, что будет завтра. Мы должны готовиться к войне», — считает Георгий

Ведущие

Анастасия Багалика,

Ирина Ромалийская

Гостi

Константин Паршин,

Георгий Каландадзе

Хорошая подготовка — залог сохранности жизни бойца, — Константин Паршин
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/05/hr_omnia_20151109_georgij_kalandadze-konstantin_parshyn.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/05/hr_omnia_20151109_georgij_kalandadze-konstantin_parshyn.mp3
Хорошая подготовка — залог сохранности жизни бойца, — Константин Паршин
0:00
/
0:00

У нас в студии Константин Паршин, основатель израильско-грузинско-американсокго центра подготовки украинских военных «Патриот» и Георгий Каландадзе, бывший глава Объединенного штаба вооруженных сил Грузии. Говорим о прогрессе в укранской армии, проблемах и грядущих реформах. 

Ирина Ромалийская: Чем занимается центр?

Георгий Каландадзе: Ми пришли с командой в июне 2014 года. Мы были в зоне АТО. Мы там встретились с Константином Паршиным. Константин принял решение создать подготовительный центр. Мы готовим служащих ВСУ, пограничников. Мы собрали людей из Грузии, израильских инструкторов, и одно время с нами был американский инструктор. Мы меняемся опытом с другими военнослужащими.

Ирина Ромалийская: Можно вас попросить дать оценку действиям военных в зоне АТО? Украина побеждает?

Георгий Каландадзе: 20 лет реально ничего не делалось с армией. За год реально сформировалась армия, но еще многое предстоит. Мы не знаем, что будет завтра. Мы должны готовиться к войне.

Анастасия Багалика: Как происходит подготовка на практике?

Константин Паршин: Мы сотрудничаем с высокопоставленными командирами. Мы тренируем там, где есть в этом необходимость. Мы встречаемся с командирами подразделений, и они говорят, где нужно подготовить. Результат всегда очень хороший. Хорошая подготовка — залог сохранности жизни бойца. Желание работать всегда большое. Наши военнослужащие очень мотивированные.

Анастасия Багалика: Вы та самая «рука госдепа»?

Константин Паршин: Мы не «рука госдепа». Мы люди, которые понимают, что в страну пришел враг и ее нужно защищать.

Анастасия Багалика: Откуда финансирование?

Константин Паршин: В основном, это пожертвования. Различные организации, фонды, неравнодушные люди.

Анастасия Багалика: Могут ли военные отвоевывать территории или только держать позиции на блокпостах?

Георгий Каландадзе: Сейчас у нас вторая фаза. Война с использованием  артиллерии и авиации закончилась. Мы должны  сохранить там мир. Третья фаза — туда зайдут другие силовые ведомства. Насчет Крыма — мы должны его отвоевать.

Анастасия Багалика: Российские военные есть непосредственно на Донбассе?

Георгий Каландадзе: Они есть. Они дают разведывательные  данные, использую кадры, артиллерию. Это открытая война России с Украиной.

Ирина Ромалийская: Вы уже считаете себя украинцем?

Георгий Каландадзе: Да. У нас один враг. Если мы здесь не победим Россию, то об Абхазии и Осетии не может быть и речи.

Ирина Ромалийская: Вы не можете вернуться в Грузию?

Георгий Каландадзе: Да. Там у власти сейчас пророссийские настрои.

Анастасия Багалика: Украина готова отвоевывать Крым силовыми методами?

Георгий Каландадзе: Да. Сейчас армия в Сирии. Через несколько месяцев у российской армии будут большие проблемы. Они ввяжутся в сухопутные операции. Только с авиацией эффекта не будет.

Ирина Ромалийская: Многие грузины сейчас проводят реформы в Украине.

Георгий Каландадзе: У вас коррупция меньше, чем была в Грузии. В Грузии армия была хуже. У меня зарплата была 20 долларов.

Ирина Ромалийская: ВСУ не оказывают никакого сопротивления? Нет противодействия со стороны чиновников?

Константин Паршин: Нет. Мы готовим подразделения до уровня отделения.

Ирина Ромалийская: Константин, как каком уровне находится подготовка армии по сравнению с 2014 годом?

Константин Паршин: Намного лучше. Лучше быть может. Мы еще не находимся на том уровне, на котором должны быть. На реформу в этой сфере нужно потратить много времени и средств.

Анастасия Багалика: Как СБУ расценивает то, что ваши инструктора — граждане других государств?

Константин Паршин: Мы стараемся предоставлять информацию о наших инструкторах. Тренировки проводятся по рекомендации вышестоящих органов и военных ведомств.

Ирина Ромалийская: Что бы изменили в Украине, если бы появилась возможность?

Георгий Каландадзе: Нужно вызвать инструкторов НАТО, переходить на стандарты НАТО, менять систему образования.