Истории о том, как после обысков СБУ у подозреваемых исчезают ценные вещи (ВИДЕО)

Журналистка проекта «Заборона» отыскала людей, у которых после обысков СБУ исчезли вещи

Ведущие

Ирина Ромалийская

Гостi

Василина Думан,

Андрій Кутьін

Истории о том, как после обысков СБУ у подозреваемых исчезают ценные вещи (ВИДЕО)
https://static.hromadske.radio/2018/07/hr-kyivdonbass-2018-07-27_duman_kotin.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/07/hr-kyivdonbass-2018-07-27_duman_kotin.mp3
Истории о том, как после обысков СБУ у подозреваемых исчезают ценные вещи (ВИДЕО)
0:00
/
0:00

У нас в студии побывала автор материала —  журналист Василина Думан и один из трех героев ее публикации – инженер-программист Андрей Кутьин.

Свою историю Андрей рассказал в эфире Громадського радио.

«В марте 2017 года у меня прошел обыск, его провели представители харьковского СБУ. Мне предъявили обвинение в контрабанде и торговле оружием. В ходе обыска изъяли большую коллекцию макетов огнестрельного оружия, наличные деньги из сейфа – около 38 тысяч долларов. Все было задокументировано в протоколах изъятия».

После обыска, вечером, Андрею дали подписать протокол обыска, посадили в машину и куда-то повезли. «Родители неделю не имели ни малейшего представления, где он есть», — говорится в материале. Все это время Андрей Кутьин был в Харькове.

«Потом вместо денег мне вернули обыкновенную расписку – якобы какой-то человек взял у меня их в долг (документ можно увидеть в материале «Забороны»).

Мне дали деньги на обратный билет – тысячу гривен. Сказали: «Ты нам еще 15 тысяч долларов привези — мы тебе даем год условно и отпускаем. Меня завели в кабинет к начальнику следствия, они говорят: «Мы возвращаем вещи, которые взяли». Грубо говоря, лапшу на уши навешали. Написали на бумажке: 15 тысяч. Говорит: «привозишь в течение двух-трех недель – год условно и отпускаем на все четыре стороны».

Также Андрей рассказал, что после обыска у него пропало несколько бутылок дорого алкоголя.

«Они якобы проводили экспертизу — но никаких экспертиз не было. Провели поверхностный осмотр вещей, после этого мне вместо всех вещей вернули 20-25%. Все, что было более-менее ценным, они оставили. Говорю: «А где остальные вещи?» Они: «Понимаешь, нам надо подарки руководству сделать. А если тебе не нравится — можешь не забирать вещи».

Андрей рассказал, что с адвокатом писал заявление в ГПУ по факту его похищения.

«По поводу вещей писали жалобу в прокуратуру, но там ответили, что имеются бумаги — якобы все вернули. Про деньги ничего не ответили – отморозились. Сказали: никто тебя не похищал – ты приехал сам. Вещи тебе вернули. Про деньги вообще забыли».

У героев материала вещи изымали по разным схемам, отметила журналистка Василина Думан:

«У випадку Андрія речі були запротокольовані, на них не накладався арешт, вони були тимчасово вилучені. Протягом декількох днів слідство вирішує: якщо речі не вважаються речовими доказами або такими, що потребують арешту, вони мають повертатися людині, в якої їх забрали.

Андрій написав заяви – окремо по грошах і окремо по макетах зброї і вилучених речах, з його слів, підписав ще в Харкові. Тоді ж йому далі розписку щодо грошей – нібито їх позичили. По макетах йому сказали: ти дав документи, а ми привеземо макети згодом до Києва. І привезли значно меншу частину, ніж була».

Журналистка рассказала, что после разговора с героями материала, она пообщалась с двумя экспертами: с бывшим СБУ-шником и с бывшим прокурором. Оба сказали, что такие ситуации — не редкость.

«Ми зверталися до СБУ  інформаційним запитом, ми писали і в прокуратуру, оскільки під процесуальним керівництвом прокурорів здійснюються будь-які дії слідчих, у тому числі працівників СБУ. В ГПУ нам сказали, що не зобов’язані підраховувати якусь статистику, якщо нам не подобається, ми можемо звернутися в суд. А ми просили статистику щодо того, скільки таких випадків було зафіксовано й скільки було скарг.

В СБУ теж відповіли, що вони не ведуть статистику предметно, але дбають про честь і гідність, намагаються вичищати ряди від таких персонажів, що вже є якісь провадження з цього приводу, виносяться вироки й з 2014 року поступальних кроків у цьому напрямку зроблено в рази більше, ніж за весь час незалежності України».

Слушайте полную версию разговора в прикрепленном звуковом файле.

«Мы не знаем, виновны ли герои публикации Василины в тех преступлениях, в которых их обвиняет следствие (хотя по одному есть оправдательный приговор, в одном случае идет следствие, в другом — судебный процесс). Но на эти темы, темы изъятия имущества, нужно говорить прямо и честно, ведь, мне кажется, все мы хотим построить правовое государство!», — резюмирует ведущая Ирина Ромалийская.

При поддержке:
stopka_ukrainska_ukr.png