Как реагировать жителям ОРДЛО на принуждение к службе в «армии» и участию в партиях?

Есть случаи, когда в «ЛНР» к призывникам приходят домой: «Собирайся, идешь на фронт». Правозащитник Павел Лисянский рассказывает, как действовать в ситуации

Ведущие

Алена Бадюк

Гостi

Павло Лисянський

Как реагировать жителям ОРДЛО на принуждение к службе в «армии» и участию в партиях?
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/02/hr_kyivdonbass-2018-02-03_lysyanskiy.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/02/hr_kyivdonbass-2018-02-03_lysyanskiy.mp3
Как реагировать жителям ОРДЛО на принуждение к службе в «армии» и участию в партиях?
0:00
/
0:00

Принудительная служба в так называемой «армии» «ЛНР» и участие в местных партиях — может ли это впоследствии расцениваться украинским законодательством как сотрудничество с оккупационной властью? Об этом говорим с руководителем Восточной правозащитной группы Павлом Лисянским.

Алена Бадюк: О каких случаях вам известно, я так понимаю, это не новая тенденция?

Павел Лисянский: Действительно, в нашем отчете о деятельности профсоюзов так называемой «ЛНР» есть документы, где профсоюзы дают команду проведения агитационной работы на предприятиях среди рабочих – чтобы они брали в руки оружие и шли на защиту рубежа так называемой «ЛНР». Они пополняют свою так называемую армию всеми возможными способами. Для них закона не существует. Они и к заключенным приходят, выстраивают их в шеренгу и говорят: «Кто хочет служить, защищать «ЛНР»? Как правило, заключенные говорят, смешно получается, когда всех выстраивают, задают такой вопрос и ни один человек не идет. То же самое происходит с рабочими.

Алена Бадюк: Но зависит ли что-то от их желания или нежелания?

Павел Лисянский: Да. Конечно, сначала идет психологическое воздействие. Но у них есть такое негласное правило: если человек не хочет брать в руки оружие – они его никогда не дадут. Потому что как нам говорили наши источники информации, они потом будут опасаться, что этим оружием будут в них же стрелять. Если человек отказывается – они от него отстают.

Алена Бадюк: А что касается людей, которые ежедневно ходят на работу, и там на них осуществляется давление, например, со стороны профсоюзов?

Профсоюзное письмо
Павел Лисянский: Профсоюзы давить не могут, они агитируют. Давить может администрация. Они очень хитро делают. Сейчас идет очередная волна пропаганды. Мы периодически получаем прессу, если проанализировать эту прессу – как они действуют… Через каждые три дня проводят митинги памяти «героев защитников Донбасса», транслируют это в прессе, воздействуют на людей через пропаганду. Есть случаи, когда к призывникам приходят домой: «Собирайся, идешь на фронт».

Алена Бадюк: Как в таком случае можно защититься?

Павел Лисянский: Мы, к сожалению, наших граждан Украины оставили один на один с этими проблемами. Здесь только психологическая стойкость человека: стоит отвечать таким образом «Извините, я психологически неустойчивый человек. Я не могу убивать людей. К сожалению, я вам буду бесполезен». Если человек скажет там о том, что «Нет, вы бандиты» — его убьют. Поэтому здесь надо очень хитро подходить. Ни в коем случае не вызывать агрессию, иначе они просто придумают какую-то статью об измене «родине». Есть там агитация, пропаганда, принуждение.

Алена Бадюк: Еще одна тенденция – давление, принуждение к вступлению в так называемые политические партии «ЛНР». Насколько вообще богатая политическая жизнь «ЛНР» и к каким механизмам они прибегают, чтоб принуждать людей вступать в свои ряды?

Павел Лисянский: Там с рабочими местами большая напряженка. И те люди, которые работают в их структурах, зависят от них с точки зрения получения зарплаты. Им говорят, либо вы вступаете, либо мы вас просто увольняем. Украина же, если видит, что человек находится в той или иной партии, она его фиксирует и вносит списки о том, что этот человек принимает участие в террористической организации.

Алена Бадюк: Какие риски это несет в дальнейшей реинтеграции, о которой мы так много говорим?

Павел Лисянский: Во-первых, ст. 2 Уголовного кодекса Украины предусмотрены основания криминальной ответственности, должен быть какой-то состав преступления («суспільно-небезпечне діяння»). Если человек его совершает – это считается преступлением. В данном случае людей принуждают вступать в эти партии. В том числе и «армию» тоже. Но как только человек взял в руки оружие, если еще и выстрелил, то тут уже будет сложнее применить эту статью.

У нас закреплено ст. 40 и ст.39 Уголовного кодекса о том, что не считается преступлением действие, совершенное под воздействием физического и психологического воздействия, если оно не принесло никаких последствий. Вступление в так называемую партию «ЛНР», «ДНР» — когда человек пересечёт территорию Украины. Естественно, на КПВВ информация проходит, к нему подойдут сотрудники правоохранительных органов и начнут брать пояснения. Он должен сказать «Да, действительно, меня записали в ряды так называемой партии, но это было совершено под угрозой моей жизни и здоровью – меня и моих близких. Я не поддерживаю это идеологически, согласия не давал. Это было совершено по принуждению. Никакой активной работы по формированию так называемой партии не принимал».

Самое главное – что человек скажет в начале. 

 

 

Полную версию интервью слушайте в звуковом файле или видеотрансляции