Как внутренне перемещенные лица влияют на жизнь местных громад?

Киевский международный институт социологии представил результаты нового исследования о процессе интеграции внутренне перемещенных лиц в местные громады

Ведущие

Сергей Стуканов,

Наталья Соколенко

Гостi

Марина Шкипер

Как внутренне перемещенные лица влияют на жизнь местных громад?
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/10/hr_kyivdonbass-16-10-26_shpiker.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/10/hr_kyivdonbass-16-10-26_shpiker.mp3
Как внутренне перемещенные лица влияют на жизнь местных громад?
0:00
/
0:00

Марина Шкипер, аналитик Киевского международного института социологии, рассказывает о процессе интеграции внутренне перемещенных лиц в местные громады.

Сергей Стуканов: Исследование Киевского международного института социологии уже не первое, которое касается процесса интеграции внутренне перемещенных лиц в местные громады. В чем особенность именно этого исследования?

Марина Шкипер: Я бы отметила здесь размер выборки. Всего у нас было опрошено 1000 респондентов. Кроме того, мы опрашивали людей по всей Украине, во всех областях и типах населенных пунктов.

Сергей Стуканов: Переселенцы разместились неравномерно по всей территории Украины. Мы знаем, что на востоке их значительно больше, чем в других частях Украины. Ваша выборка касалась одинакового количества людей из каждой области или же соразмерно представленности?

Марина Шкипер: Можно сказать, соразмерно. Большая часть наших респондентов находилась в тех областях, где проживает большинство переселенцев: на востоке и в Киеве.

Наталья Соколенко: Какие выводы социологов из этого опроса?

Марина Шкипер: Большинство переселенцев справились с интеграцией в громады и не чувствует к себе предубеждений, а также имеет дружеские или рабочие связи на новых территориях. С другой стороны, остаются люди, у которых таких связей нет, и они чувствуют себя чужими.

Сергей Стуканов: Очень многие люди представляли свой переезд, как временный. Сегодня, по истечению двух лет, какова часть из опрошенных внутренне перемещенных лиц все еще имеет планы вернутся на предыдущее место жительства, и какая часть уже ни при каких обстоятельствах туда не собирается возвращаться?

Марина Шкипер: Мы ставили вопрос таким образом: «Собираетесь ли вы возвращаться домой, если у вас появится такая возможность?»

36% хотели бы вернутся домой, 48% скорее не стали бы этого делать и еще 16% не определились с ответом.

Наталья Соколенко: Это совпадает со статистикой ООН, что в случае военных конфликтов 60% населения не планирует возвращаться на место предыдущего места жительства. И мне немного странно, что правительство Украины не учитывает такие данные. Какие проблемы переселенцы считают главными для себя?

Марина Шкипер: В этом исследовании мы не спрашивали, но, по данным других исследований, это жилье, работа, источники дохода и медицина.

Сергей Стуканов: Какие еще критерии использовали в этом исследовании социологи, чтобы выявить уровень интеграции или ощущения разобщенности переселенцев?

Марина Шкипер: В этом исследовании мы изучали: случаются ли у переселенцев конфликты с местным населением, и насколько часто это происходит; чувствуют ли они в себе отличие от местных жителей или ощущают себя такими же, как и остальные люди.

В будущих исследованиях я бы еще спрашивала, есть ли у них дети, которые ходят в школу или детский сад, потому что, как показывает практика, это является довольно надежным индикатором того, что человек закрепился на определенном месте.

Сергей Стуканов: Я знаю, что многие внутри переселенные граждане отказываются от употребления по отношению к себе термина «переселенец», но некоторые наоборот используют свою принадлежность к переселенцам для того, чтобы, возможно, в будущем иметь какие-то льготы. Что показало ваше исследование?

Марина Шкипер: Об идентичности в этом исследовании мы не спрашивали. Наша практика показывает, что в приграничных областях есть люди, которые говорят: «Да я в той же области живу, что и раньше, какой же я переселенец». Также мы знаем, что есть много людей, которые не регистрируются, потому что считают, что выгоды от этого статуса являются меньшими, чем издержки его получения.

Наталья Соколенко: А что думают о переселенцах люди, которые их принимают?

Марина Шкипер: Если говорить об отношении в целом, они говорят, что их отношение либо позитивное, либо нейтральное. О том, что они плохо относятся к переселенцам говорят только 6%.

При этом мы ставили очень неоднозначные вопросы. Нужно ли помогать переселенцам: помогать всем или только тем, кто имеет проукраинские взгляды. Как нужно распределять средства из местного бюджета: всем, кто в этом нуждается, или сначала местным, а потому уже переселенцам. При этом сначала люди отвечали, что должны помогать всем, и, если человек нуждается в помощи, он должен ее получать, но, тем не менее, доля тех, кто отвечал иначе довольно высока.

В восточных областях с большим пониманием относятся к переселенцам.

Также мы спрашивали о криминогенной ситуации. Выяснилось, что киевляне больше, чем кто-либо поддерживает мнение о том, что криминогенная ситуация ухудшается, потому что приехали переселенцы.

Наталья Соколенко: А в восточных областях?

Марина Шкипер: Всего из всех опрошенных жителей громад 11% сказали, что ощутили ухудшение криминальной ситуации в следствии появления внутренне перемещенных лиц.

Наталья Соколенко: Что еще вследствие их перемещения ощутили громады?

Марина Шкипер: Если спрашивать без подсказки, не предоставляя респонденту возможности выбирать из предложенных альтернатив, большинство не ощущают ни позитивных, ни негативных последствий. 7% ощущают позитивные, 22% — негативные.

Из позитивных нам рассказывали, что появились новые квалифицированные специалисты, рабочая сила, и, в целом, в их городках ощущается появление новой жизни и движения. Кто-то говорил, что появилась социальная сплоченность.

Что касается негативных последствий, то люди на востоке говорят, что из-за того, что стало много людей, появились очереди, выросли цены. На западе и в селах упоминают о том, что новоприбывшие не очень уважительно относятся к местным жителям и вообще работать не хотят.

Сергей Стуканов: Если говорить в целом, какие рекомендации можно вынести обществу, правительству или местной власти, для того чтобы они улучшали определенные показатели и сглаживали те или иные острые углы.

Марина Шкипер: Я думаю, что нужно создавать такие условия, в которых местное население и внутренне перемещенные лица будут взаимодействовать. Поскольку наше исследование показывает, что, если человек общался с переселенцем, то он относится к ним лучше.

Сергей Стуканов: А чтобы вы посоветовали самим переселенцам, чтобы лучше интегрироваться?

Марина Шкипер: Сложно сказать, поскольку значительная часть претензий местного населения вызвана не их поведением, а какими-то структурными вещами или предрассудками.