Конкурс на главу Нацполиции: реальный прогресс или «реверанс» для общественности?

Поможет ли конкурсный отбор назначить главой Национальной полиции Украины профессионала?

Ведущие

Елена Терещенко,

Михаил Кукин

Гостi

Михайло Каменєв,

Євген Захаров,

Григорій Кабанченко

Конкурс на главу Нацполиции: реальный прогресс или «реверанс» для общественности?
https://static.hromadske.radio/2017/01/hr_kyivdonbass-17-01-11_kamenev.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/01/hr_kyivdonbass-17-01-11_kamenev.mp3
Конкурс на главу Нацполиции: реальный прогресс или «реверанс» для общественности?
0:00
/
0:00

С правозащитником, бывшим юристом Нацполиции Украины Михаилом Каменевым говорим о конкурсном отборе на должность главы Нацполиции. К разговору присоединяются руководитель Харьковской правозащитной группы, член Конкурсной комиссии по назначению главы Нацполиции Евгений Захаров и руководитель Независимого профсоюза сотрудников МВД Григорий Кабанченко.

Михаил Каменев: Пока конкурс выглядит как попытка легитимизовать процесс, то есть выбрать такие кандидатуры, чтобы общество не сказало, что назначили кого-то, кто нас не устраивает. Министр смог бы таким образом легитимизовать кандидатуру, которая его устраивает. Он смог бы сказать, что это не его предложение, что собрались независимые правозащитники, эксперты, к ним нужно предъявлять претензии. Учитывая состав комиссии, есть надежда, что такого не случится. Стоит надеется, что это будут не кандидатуры Авакова.

Евгений Захаров: Целью работы комиссии является выбор троих лучших кандидатов из всех тех, кто подал документы на конкурс и передать их в Министерство внутренних дел. До троих. Их может быть и два. Из этих людей министр будет выбирать одного. Его предоставят правительству на утверждения. Но я считаю, что говорить, что конкурса нет, что все это делается, чтобы успокоить общественность, это неправильно. Конкурс самый настоящий. Есть 64 заявки от разных людей. Есть те, кто раньше работал в милиции. 18 заявок от сотрудников полиции. Есть немало людей из смежных правоохранительных органов. Немало адвокатов и людей из бизнеса. Только 40 кандидатов имели отношение к милиции и полиции.

Елена Терещенко: Как было заявлено вами, часть кандидатов не отвечает требованиям закона. О чем идет речь?

Евгений Захаров: Есть формальные требования закона: полное высшее юридическое образование, то есть иметь диплом специалиста или магистра (5 из 64 кандидатов такого образования не имеют); не менее 7 лет работы в области права; не менее 5 лет управленческого стажа.

Михаил Кукин: Вчера у нас в студии был Александр Банчук. Он говорил о том, что он достаточно удивлен требованием иметь юридическое образование.

Евгений Захаров: Это вопрос к законодателю.

Михаил Кукин: Ваше решение носит рекомендательный характер. Министр может назначить совершенно другого человека.

Евгений Захаров: Это правда, что решение носит рекомендательный характер, но я убежден, что министр Аваков назначит одного их тех троих людей, которых мы ему порекомендуем.

Елена Терещенко: А считаете ли вы, что общество должно одобрять кандидатуру главы Нацполиции? Это необходимо?

Евгений Захаров: Желательно, но я думаю, что самой главной является профессиональная оценка качеств кандидата, его опыт. Желательно, чтобы на должность главы Нацполиции не был назначен человек, которого общество считает одиозной фигурой.

Михаил Кукин: Хатия Деканоидзе не отвечала требованиям закона?

Евгений Захаров: Эти требования вступили в силу с 1 января 2017 года.

Михаил Кукин: Я веду к тому, что можно быть достаточно успешным руководителем, не соответствуя этим требованиям.

Евгений Захаров: Можно, но я считаю, что пытаться обходить закон неправильно. Люди, которые работают на таких высоких должностях, обязаны иметь хорошее образование, юридическое образование. Должность главы Национальной полиции профессиональная, а не политическая. Я думаю, что требования адекватные.

Михаил Кукин: Вчера в постах на Фейсбуке я видел намеки на некую инсайдерскую информацию о том, что предварительный отбор уже проведен.

Евгений Захаров: Это неправда. Никакого предварительного отбора не было. Комиссия собиралась один раз, чтобы подготовить объявления о конкурсе, договориться о сроках, требованиях. Это было до 15 декабря. В следующий раз мы договорились собраться 18 января. Между этими датами у нас бывает электронная переписка, но мы никого не отбирали, только уточняли, как понимать формальные требования закона.

45 кандидатов подали свои документы в период с 4 января по 8. Члены комиссий еще даже не получили их документы. Мы знаем о документах только первых 19 кандидатов, которые подали свои заявки раньше. Остальная часть кандидатов подала заявки после 4 января. Их еще не перевели на английский, а мы договорились, что все члены комиссии, и украинцы, и иностранцы, получают документы одновременно.

Михаил Кукин: Увидим ли мы до решения комиссии список кандидатов?

Евгений Захаров: Да. Мы приняли решение, что список кандидатов будет опубликован. Как только их документы обработают, список будет опубликован. Возможно, это произойдет на этой неделе.

Михаил Кукин: Михаил, вас убедили тезисы Евгения?

Михаил Каменев: Тезисы я услышал. Мне все понятно, но меня волнует вопрос открытости. Евгений Ефимович сказал, что знает 19 из них. Общественность не знает никого. Материалы остальных нужно перевести на английский, а потом показать другим членам комиссии и общественности. На украинском или русском, я думаю, уже можно опубликовать документы, программы, биографии.

Есть еще вопрос процедуры отбора. Нужно, чтобы ми не просто увидели список фамилий, чтобы не было, как с отбором на должность директора Государственного бюро расследований, когда опубликовали список людей, их последние занимаемые должности и указали должности, на которые они претендуют. Только после давления общественности опубликовали их декларации и другие документы. Самая большая проблема в том, что конкурс носит рекомендательный характер. Будем надеяться, что министр примет кандидатуру.

Меня встревожил комментарий Романа Романова из международного фонда «Відродження», еще одного из членов комиссии. Может быть, я его неправильно понял. У него было написано, что они будут искать компромиссную фигуру. Меня волнует, насколько широким будет компромисс.

Вдруг будут искать лучшего, который устроит Авакова, а не просто лучшего.

Комиссия создана по желанию Авакова.

Михаил Кукин: Но к нему нет претензий, потому что это никак не регламентировано законом.

Михаил Каменев: Но было бы хорошо, если бы процесс был деполитизирован. Глава полиции не должен быть зависимым от министра.

Михаил Кукин: У нас на зв’язку Григорій Кабанченко. Ви вважаєте, що це не конкурс?

Григорий Кабанченко: Більшість суспільства вважає, що всі конкурси, які проводяться в Україні, не є такими, якими мали б бути. Голова поліції має бути професіоналом, який вміє керувати поліцією, який може підбирати команду і має на це ресурс. Я впевнений на 101%, що ми ще не дійшли до цих варіантів. Кого б не призначили, ця людина буде політично залежною. У неї не буде можливості ні сформувати свою команду, ні використовувати нормальний ресурс.

Міністр — політик. Голова Національної поліції — професіонал.

Михаил Кукин: Чи буде нова постать на цій посаді професіоналом?

Григорий Кабанченко: Ця людина буде хоч трошки професійніша за шановну пані Хатію, бо тепер є якісь кваліфікаційні вимоги. Вона має бути юристом, керувати колективом. Це вже буде крок вперед.

Михаил Кукин: Михаил, конкурс на должность главы Нацполиции — это шаг вперед?

Михаил Каменев: Да.