Курсы домедицинской помощи должен пройти каждый украинец, — Роман Бабич

Ветеран АТО и военный доктор рассказал о проекте по созданию тренингового центра, где будут обучать первой медпомощи учителей, пожарников, водителей скорой помощи, полицейских

Ведущие

Илона Довгань,

Дмитрий Тузов

Гостi

Роман Бабич

Курсы домедицинской помощи должен пройти каждый украинец, — Роман Бабич
https://static.hromadske.radio/2016/12/hr_kyivdonbass-16-12-26_babych.mp3
https://static.hromadske.radio/2016/12/hr_kyivdonbass-16-12-26_babych.mp3
Курсы домедицинской помощи должен пройти каждый украинец, — Роман Бабич
0:00
/
0:00

«Моя задача — создать тренинговый центр, который позволит на постоянной основе научить людей, довести до уровня навыка и поддерживать эти знания, готовить тренеров, чтобы это распространялось», — говорит Роман Бабич

Илона Довгань: Как у вас появилась идея делать такой центр?

Роман Бабич: Мечта жила во мне очень долго. Понимание ценности человеческой жизни, которое я приобрел в зоне боевых действий, еще больше утвердило меня в идее, что это нужно делать. В мои обязанности входило учить людей. Я всегда говорил ребятам фразу: «Я не смогу быть с каждым в окопе, но, если вы научитесь тому, чему вас учу я, у вас будет возможность оказать помощь себе и товарищу, спасти ему жизнь и здоровье».

Ребята слушали меня, а в самые тяжелые времена обороны Донецкого аэропорта, многие спасли жизни себе и товарищу. Эти ребята, которые работали со мной, смогли вернуться из самых тяжелых боев января 2015 года.

Дмитрий Тузов: Под вашим руководством ребята прошли курс тактической медицины. Вы на волонтерских условиях показали им, что нужно делать?

Роман Бабич: Сначала нас учили волонтеры, мы передавали эти знания. Моя задача, согласно служебным обязанностям, учить личный состав батальона (я был начмедом батальона 93 бригады), учил как личный состав, так и сотрудников медпунктов, а их призывали вообще не медиками.

Дмитрий Тузов: Как вы оцениваете на сегодня знание тактической медицины на линии фронта?

Роман Бабич: Сложно. Коллеги, которые там остались в госпиталях, говорят мне, что многие из личного состава до сих пор не знают тактической медицины — обучаясь по западным стандартам оказания помощи НАТО, не имеют аптечек, которые могут обеспечить уровень оказания помощи. Очень большой недостаток — дефицит настоящих медиков, которые могут оказывать помощь в процессе эвакуации. Тем самым, некоторые эвакуационные бригады работают как такси, а некоторые как реанимобили. Но должен быть баланс.

Илона Довгань: Вы хотите создавать тренинговые центры в мирной жизни. Вы мотивируете это тем, что полиция и пожарники приезжают раньше на место ДТП, у них нет знаний и возможности делать то, что делает скорая помощь. Если человек, ожидая скорую, хочет сделать добро, оказывает медицинскую помощь, но что-то сделает не так, он будет нести криминальную ответственность.

Роман Бабич: Этот вопрос у нас не отрегулирован на законодательном уровне. Мы говорим о категориях людей, у которых это есть в рамках обязанностей: полицейские, спасатели, пожарные. Моя задача, чтобы мы создали тренинговый центр, который позволит на постоянной основе научить этих людей, довести до уровня навыка и поддерживать эти знания, тренировать тренеров для тренеров, чтобы это распространялось.

Илона Довгань: Что это за центры? Расскажите подробнее.

Роман Бабич: Пока это будет на волонтерских основаниях. Я так понимаю, финансирование и поддержка будут идти со стороны западных партнеров. Я участник группы, которая обучалась парамедицине у румынских коллег. Мы хотели бы, чтобы прорыв, который за 20 лет сделала Румыния, мы тоже прошли.

20 лет назад они были в ситуации еще хуже, чем мы сейчас. Но они смогли реформировать свою пожарную службу. Этот позитивный опыт мы хотели бы перенять. Первичную поддержку, с точки зрения образовательных программ, оказала Румыния.

Дмитрий Тузов: Попадая на курсы тактической медицины, курсы парамедиков, нужно уже иметь медицинское образование?

Роман Бабич: Парамедицина не подразумевает наличие медицинского образования вообще, как и такмед — он рассчитан на солдат. Медики обучается на более продвинутом уровне.

Илона Довгань: В категориях тех, кого вы хотите учить, есть учителя физкультуры, младших классов. Почему?

Роман Бабич: Очень большая смертность в Украине на уроках физкультуры. В детском возрасте правильно не диагностируется сердечная патология.

Недавно в садике ребенок подавился, а полицейский спас ему жизнь. Для меня это дополнительная мотивация, что я на правильном пути.

Дмитрий Тузов: Курсы медицинской помощи должны пройти не только бойцы, но и люди, которые находятся в тылу, представители силовых структур, спасатели, полицейские?

Роман Бабич: У меня есть мечта. Когда-нибудь, когда будут происходить ДТП, водители, которые будут обязательно проходить курсы домедицинской помощи для получения водительских прав, уже будут оказывать помощь друг другу. Полиция, аварийно-спасательная служба будут подключаться, помогать поддерживать жизнедеятельность пострадавшего до приезда скорой помощи.

Илона Довгань: Если что-то сделают не так, будет криминальная ответственность?

Роман Бабич: Если мы не регламентируем это общими усилиями, не примем закон «о добром самаритянине», люди со стороны, не имеющие полномочий на это, будут наказаны. В военной отрасли не так — никто не будет за это отвечать.

Илона Довгань: На какой вы сейчас стадии? Какая помощь нужна?

Роман Бабич: Сейчас мы на стадии создания программы обучения для спасателей. Дальше расписываем график обучения от министерств и ведомств, которые будут отправлять к нам группу курсантов. Мы должны провести для них правильный, адаптированный под стандарты, которые есть у нас, тренинг — минимум на пять дней. Пока это будет проходить только в Киеве, у нас есть помещение на начальный период.

Дмитрий Тузов: Планируете привлекать иностранных инструкторов или хватает своих парамедиков, которые побывали на войне, имеют опыт и знания?

Роман Бабич: Коллеги из Румынии приедут нас перепроверять, в Румынию поедет группа на трехмесячное обучение, чтобы получить их сертификат, поработать в их службе. Но такмед и парамедицина очень сильно отличаются. Поэтому инструктора по такмеду (в большинстве ветераны АТО или волонтеры-инструктора тактической медицины) будут преподавать и адаптироваться к стандартам BLS.

Дмитрий Тузов: Что это дает по оборудованию? Вы вспоминали санитарную авиацию в Румынии, как у нас с этим?

Роман Бабич: Не секрет, что у нас саниавция уничтожена как таковая. Для гражданской медицины санавиация — реанимобиль, который приезжает в больницу. Хотя структура, условия для санавиации у нас есть. Что касается вертолетов, а не самолетов, нужно развивать, чтобы были вертолетные площадки.

Но мы не Канада, не США, не Румыния. Мы должны понимать, что нам нужно делать свое. У нас совсем другой бюджет. Так как мы ценим жизнь украинца, никто ее ценить не будет.

Илона Довгань: Могут ли гражданские лица прийти в этот центр и поучится?

Роман Бабич: Как только будут сформирована программа (ближайший месяц), расписаны первые тренинги, мы закончим обучение наших ребят в Румынии, сделаем график, в геометрической прогрессии увеличится количество инструкторов. Если будут инструктора под откатанную программу, с четкими средствами обучения, мы сможем обучать всех желающих. Это нужно каждому гражданину Украины.

Илона Довгань: Что вам нужно для этого проекта?

Роман Бабич: Нам нужна поддержка и понимание, что это нужно и важно для каждого. Нужна поддержка людей, которые принимают решения, которые находятся в министерствах и ведомствах, сидят в отделах кадров, в строевых частях ведомственных учреждений, чтобы не боялись, а были настроены на то, что людей нужно учить. Важно, чтобы Министерство здравоохранения понимало, что мы не конкуренты, не ставим палки им в колеса.

Илона Довгань: Куда обращаться тем, кто захочет вам помочь?

Роман Бабич: Есть моя страница в Фейсбуке. Я буду рад услышать любые комментарии поддержки.