Лозунг «русские своих не бросают» абсолютно не работает, - Полозов о перспективах обмена заключенными

С российским адвокатом Николаем Полозовым поговорили об Олеге Сенцове, перспективах обмена украинских политзаключенных на находящихся в украинских тюрьмах россиян и о расследовании смерти Веджие Кашка

Ведущие

Михаил Кукин

Лозунг «русские своих не бросают» абсолютно не работает, - Полозов о перспективах обмена заключенными
https://static.hromadske.radio/2018/08/hr-kyivdonbass-2018-08-21_polozov.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/08/hr-kyivdonbass-2018-08-21_polozov.mp3
Лозунг «русские своих не бросают» абсолютно не работает, - Полозов о перспективах обмена заключенными
0:00
/
0:00

100 дней назад кинорежиссер Олег Сенцов, который удерживается Кремлем в исправительной колонии «Белый медведь» в городе Лабытнанги, начал голодовку. Разговор с адвокатом начали с главной темы – судьбы политзаключенного.

Николай Полозов: Важно понимать, что решение об освобождении Олега Сенцова фактически зависит от одного человека. Это президент России Владимир Путин. Фактически все предыдущие освобождения украинских политзаключенных проходили по процедуре помилования,  не было никаких других обстоятельств (за исключением тех, кто полностью отбыл срок и был освобожден). Олегу Сенцову дали 20 лет. Отбытие срока – перспектива очень далекого времени.

Что касается отсутствия принятия решения Кремлем по поводу Олега Сенцова, совершенно очевидно, что на это отсутствует политическая воля.

Михаил Кукин: Почему? Казалось бы, такое давление оказывается мировым сообществом именно по поводу Сенцова. Ни на кого другого столько времени и сил западные политики не тратят.

Николай Полозов: Давления оказывается недостаточно. Например, по делу Надежды Савченко давление было в разы больше. Была разыграна политическая комбинация, при которой Надежда Савченко была избрана в Верховную Раду, впоследствии делегирована в Парламентскую ассамблею Совета Европы. Именно в этот период российская делегация была вынуждена покинуть ПАСЕ. Сейчас это спорадические всполохи.

Михаил Кукин: Но по сравнению с другими политзаключенными это все равно наибольшее давление.

Николай Полозов: Конечно. Об остальных мировая общественность практически не вспоминает. Чтобы освободить Олега Сенцова, должно быть точечное давление на Кремль именно касательно Олега Сенцова. Давление не со стороны европейских или американских политических групп, институций.

Должен быть жесткий прямой разговор лидеров свободного мира, к которым Путин будет вынужден прислушаться

До приговора Савченко состоялся предметный телефонный разговор между Бараком Обамой и Владимиром Путиным. Это было впервые в новейшей истории России. Предыдущий такой случай был в советские годы, когда состоялся разговор американцев с русскими по поводу Сахарова.

Сейчас таких разговоров нет. Трамп объективно не заинтересован в проблематике украинских политзаключенных. В Америке «коллективным Рейганом» сейчас можно назвать только представительные органы Конгресс и Сенат, которые принимают дополнительные санкции. Но, опять-таки, это не санкции, связанные с Олегом Сенцовым.

Что касается европейских политиков, тяжеловесом можно было бы назвать Ангелу Меркель. На днях состоялась встреча Владимира Путина с ней. О результатах этой встречи нам ничего неизвестно (кроме скупых заявлений Кремля). Я боюсь, если даже вопрос Сенцова там поднимался, по всей видимости, не удалось прийти к какому-то соглашению.

Еще один способ освобождения – заключение неких внешнеполитических сделок, в которых Кремль мог бы быть заинтересован, где вопрос освобождения политзаключенных — какая-то фигурка на этой шахматной доске. Мы пока не видим, чтобы подобные сделки заключались или о них говорили вслух. Поэтому напряжение, связанное с судьбой Сенцова, которое мы видели перед мундиалем, заявления после этого, свидетельствуют о том, что ситуация не сдвигается с мертвой точки. Издевательские заявления Кремля о том, что, дескать, прошение о помиловании должна подавать не мать Сенцова, а он сам, являются абсолютной ложью. Ни Савченко, ни Чийгоз, ни Умеров никаких прошений не писали.

Путин человек достаточно мстительный, он очень внимательно относится к словам, которые высказываются в его адрес

Многие из тех, кто публично заявлял неприятные вещи в адрес Путина — тот же Борис Немцов или Джемаль Орхан – в конечном счете погибли. Заявления Олега Сенцова, сказанные им на суде, где он очень ярко охарактеризовал Владимира Путина, может быть, были донесены до его сведения. Это может быть один из мотивов издевательства над украинским политзаключенным.

Михаил Кукин: Вы уверены, что для Путина такие личные мотивы важнее глобальных геополитических или внутриполитических мотивов? Продемонстрировать некое миролюбие – это, возможно, прибавит очков даже в глазах своего электората.

Николай Полозов: Что касается россиян, то их сейчас глушат по полной: сажают за картинки, за репосты, из детей формируют какие-то тайные организации, этих детей потом рассаживают по тюрьмам. Там уже абсолютно ничего нормального не осталось.

Что касается каких-то внешнеполитических аспектов, я думаю, ситуация по сравнению с тем же 2016-м очень сильно изменилась, ставки сильно возросли. Я боюсь, этого давления недостаточно.

А личный мотив… понимаете, человек воспитывался в питерских дворах, понятия «за базар ответишь» и так далее, наверное, очень глубоко засели в нем и являются дополнительным мотивом преследовать и мучить Олега Сенцова.

Михаил Кукин: Ваши прогнозы? Что-то будет в деле Сенцова в ближайшее время?

Николай Полозов: Прежде всего, надеюсь, его организм сможет выдержать те перегрузки, которые он испытывает. Голодовка – это очень серьезная вещь.  Все долго может длиться нормально, а потом силы организма в какой-то момент внезапно иссякают, отказывают внутренние органы. Это может привести к летальному исходу.

Михаил Кукин: Я читал мнение врачей, что когда колют глюкозу в такой ситуации, это может быть к худшему.

Николай Полозов: Безусловно. Атрофируются внутренние органы, в какой-то момент могут отказать почки, печень. С другой стороны, все-таки медицина по сравнению с теми же советскими годами, когда происходили голодовки советских диссидентов, шагнула вперед. Думаю, Кремль не заинтересован в том, чтобы убить Олега Сенцова. Мучить его — заинтересован, но в смерти не заинтересован. Все понимают, что Украина обретет нового героя в своем пантеоне — погибшего героя, чей героизм вообще никак не может оспариваться. Это не в интересах Кремля. Хотя эксцесс может произойти в любой момент. Думаю, там это понимают. Несмотря на то, что колония находится за полярным кругом, думаю, все-таки туда прикомандированы медики, которые отслеживают состояние здоровья Олега Сенцова.

Михаил Кукин: На вашей странице в Фейсбуке написано, что вы теперь адвокат в России и в Украине; друг крымскотатарского народа. Объясните, что это значит.

Николай Полозов: Это называется статус иностранного адвоката в реестре адвокатов Украины.

Михаил Кукин: То есть гражданство вы не меняли и пока не собираетесь?

Николай Полозов: Нет, пока не собираюсь. Основная работа там: либо в России надо защищать украинских политзаключенных, либо на оккупированных территориях. Там это могут делать только российские адвокаты.

Что касается статуса иностранного адвоката в Украине, то я могу вести здесь практику, но совместно с украинским адвокатом. Пока вести практику у меня задача не стоит, но в защите украинских политзаключенных зачастую необходимо истребовать доказательства, в том числе у украинских органов власти. Если раньше мне приходилось обращаться в украинское посольство, затем неделями-месяцами это все шло по линии МИДа, то теперь я могу направлять запросы непосредственно в органы украинской власти, сразу получать ответы и оперативно использовать их в защите. Это тактический ход, который должен повысить эффективность защиты.

Михаил Кукин: Давайте поговорим о ваших крымских делах. Прежде всего — расследование по поводу гибели Веджие Кашка. Я так понимаю, вы начали его по собственной инициативе?

Николай Полозов: Ко мне обратились родные Веджие Кашка, ее сын и внучка, которые не смогли добиться какой-то справедливости в российских инстанциях. После неоднократных отказов российского Следственного комитета возбуждать уголовное дело по факту смерти Веджие Кашка, они обратились ко мне.

В настоящее время я провожу свое независимое расследование обстоятельств гибели Веджие Кашка

Спустя полгода после неоднократных обращений в Следственный комитет все-таки удалось получить для ознакомления материал доследственной проверки, которую проводил следователь. Честно скажу, что те подозрения, которые у меня были, этот материал проверки только укрепил. Веджие Кашка погибла фактически сразу после ее задержания российскими силовиками. Буквально за несколько минут до ее смерти в отношении нее проводили следственное действие выемка — пытались изъять сумку, в которой находились деньги, переданные гражданином Турции, который у нее ранее эти деньги забрал. Все это происходило под запись ФСБ, с достаточно сильным давлением со стороны Росгвардии, Центра по противодействию экстремизму. Санкционировал эту спецоперацию тогдашний министр внутренних дел Крыма Абисов.

В рамках этой спецоперации задержали четверых пожилых крымских татар, все они – активисты национального движения, а Веджие Кашка погибла. Достоверно определить обстоятельства ее смерти российское следствие не смогло. В деле есть несколько экспертиз, перед экспертами ставился вопрос о причинно-следственной связи между действиями сотрудников Росгвардии, которые осуществляли силовое задержание, и наступившими тяжкими последствиями. Эксперты не смогли ответить на этот вопрос, потому что оказалось, что действия сотрудников Росгвардии засекречены. Не зная действий сотрудников Росгвардии, они не смогли определить причинно-следственную связь. Несколько сотрудников Росгвардии – это бывшие сотрудники «Беркута», которые там работали до оккупации. Отношения между «Беркутом» и крымскими татарами были очень непростыми, я не исключаю, что мог вмешаться и личный мотив: бабушку посильнее как-то стукнуть или что-то такое сделать. А человеку 83 года, у нее была абсолютно миниатюрная фигура – не нужно было большого ума, чтобы ее убить.

Михаил Кукин: Де-юре вы ничего не доказали?

Николай Полозов: Дело в том, что мы еще даже не подошли к процессуальным действиям, связанным с обжалованием постановления следователя об отказе в возбуждении уголовного дела. После ознакомления с материалами проверки стало понятно, что необходимо проводить альтернативные документальные судебно-медицинские экспертизы на основании этих материалов, исходя из выводов экспертов, предпринимать те или иные юридические действия.  В настоящее время я занят подбором экспертов, думаю, будет проведено как минимум две экспертизы – в Украине и в России. Исходя из этих заключений, будут ставиться процессуальные вопросы в части обжалования действий следствия. Я не питаю иллюзий и прекрасно понимаю, что такое российская судебная система, что российские силовики предпримут все усилия для того, чтобы их сотрудники не оказались на скамье подсудимых. Но это работа на перспективу, в том числе и для международных судов — Европейского суда, Международного суда ООН.

Михаил Кукин: Хотел бы вернуться к теме украинских политзаключенных и возможности обмена. Складывается впечатление, что Россия совершенно не заинтересована в возврате своих граждан, которых тоже много в украинских тюрьмах.

Николай Полозов: У меня тоже складывается такое впечатление. Буквально недавно стало известно, что 22 гражданина России направили обращения российским властям с просьбой поменять их на украинских политзаключенных.

Российские власти очень избирательно подходят к освобождению своих граждан, которые находятся в заключении в других странах. Знаменитый лозунг «русские своих не бросают» не работает абсолютно. Работает только в отношении тех, в ком заинтересован Кремль. В Украине, по официальным сообщениям российских СМИ, наверное, Кремль заинтересован только в освобождении Вышинского.

Буквально несколько недель назад в Минске Ирина Геращенко предлагала российской делегации список российских граждан, которых Украина готова поменять на своих граждан, но российская делегация отказалась даже рассматривать этот список. Эти граждане России, наверное, воспринимаются Кремлем как некий расходный материал,  который абсолютно не жалко, поэтому и нет заинтересованности в обмене их на граждан Украины, которых Россия продолжает захватывать – количество украинских политзаключенных не сокращается, а растет. И это очень печально.

Слушайте полную версию разговора в прикрепленном звуковом файле.

При поддержке:
stopka_ukrainska_ukr.png