Моя личная позиция — защищать россиян, обвиняемых в терроризме, — адвокат

Адвокат Валентин Рыбин рассказывает о делах бывшего лидера Харьковского областного комитета КПУ Аллы Александровской и российских ГРУшников Александра Александрова и Евгения Ерофеева

Ведущие

Анастасия Багалика,

Ирина Ромалийская

Гостi

Валентин Рибін

Моя личная позиция — защищать россиян, обвиняемых в терроризме, — адвокат
https://static.hromadske.radio/2016/10/hr_kyivdonbass-16-10-17_rybin.mp3
https://static.hromadske.radio/2016/10/hr_kyivdonbass-16-10-17_rybin.mp3
Моя личная позиция — защищать россиян, обвиняемых в терроризме, — адвокат
0:00
/
0:00

Почему Алла Александровская выпущена из-под ареста? Как теперь живет Александр Александров? Об этом говорим с адвокатом Валентином Рыбиным.

Ирина Ромалийская: Как правильно звучит обвинение в адрес Аллы Александровской?

Валентин Рыбин: Пока это не обвинение, а подозрение. Звучит оно следующим образом: посягательство на территориальную целостность Украины (статья 110 Уголовного кодекса Украины) и предложение неправомерной выгоды должностному лицу (часть 3 статьи 369 Уголовного кодекса Украины).

Ирина Ромалийская: По версии следствия она предлагала взятку депутатам местных советов, чтобы они выносили на голосование и проголосовали за обращение к высшим органам государства с требованием федерализации. Так?

Валентин Рыбин: Не совсем так. По версии стороны обвинения, досудебное расследование в данном производстве ведет областное управление СБУ в Харьковской области, по версии следователей данной организации, Алла Александровна якобы не предлагала, а принимала определенное участие в организации предложения неправомерной выгоды должностным лицам одного из городских советов Харьковского района. Какие это были должностные лица, не установлено по сей день. Предполагаем, что это мог быть мэр города Южное, который отрицает, что с ним велись какие-то переговоры.

Главное, на что я хочу обратить внимание, — то, что голосование предполагалось проводить по вопросам обращения к президенту Украины с предложением о рассмотрении возможности внесения изменений в Конституцию только лишь по выборности председателей местных государственных администраций и судей местных судов.

Ирина Ромалийская: О федерализации речи не было?

Валентин Рыбин: Ни слова.

Ирина Ромалийская: Есть этот проект решения? Сессия в Южном состоялась?

Валентин Рыбин: 17 июня 2016 года появляется некий рапорт сотрудника СБУ в городе Чугуев. Документ гласит о том, что некоторые представители общественной организации «Моє місто Південне» предлагают депутатам либо мэру города неправомерную выгоду за якобы соответствующее голосование по обращению к президенту.

После того, как поступил этот рапорт, были внесены соответствующие ведомости в ЕРДР, начато досудебное расследование именно по статье 110 Уголовного кодекса Украины в отношении неустановленных лиц, то есть по факту. Без предварительной квалификации, без установления фактов.

В течение короткого промежутка времени был найден человек, который имеет отношение к Александровской Алле Александровне, который помогает ей по хозяйственным делам. С ним были проведены определенные мероприятия. Он оговорил Аллу Александровскую, после чего исчез. На сегодняшний день мы не знаем, где находится этот человек.

Анастасия Багалика: Оговорил перед кем?

Валентин Рыбин: В органах досудебного расследования. Его показания были такими: деньги ему давала Алла Александровская для того, чтобы непосредственно продвигать проект решения данного вопроса.

Вся комичность ситуации заключается в том, что обращение к президенту является прямым видом работы местных советов. Хочу отметить, что данные обращения без каких-либо последствий принимались Киевским областным советом, Павлоградским районным советом, одним из районных советов Харьковской области.

28 июня, в День Конституции, Аллу Александровскую задержали. Я считаю, что это было подарком Харьковского областного управления СБУ высшему руководству.

Ирина Ромалийская: Почему Алла Александровская выпущена из-под ареста?

Валентин Рыбин: Я считаю, что это достижение всего украинского общества, которое в лице людей в мантиях осознало, что 68-летняя женщина физически не может препятствовать проведению досудебного расследования, не несет никаких рисков территориальной целостности и безопасности Украины. Именно поэтому мною была проведена пресс-конференция, были сделаны соответствующие обращения к президенту Украины, народным депутатам Украины. Один из них откликнулся. Мы знаем, что Вадим Рабинович был у Аллы Александровской и письменно поручился за исполнение соответствующих процессуальных обязательств.

Анастасия Багалика: Что будет с народным депутатом Вадимом Рабиновичем, если Алла Александровская покинет территорию Украины?

Валентин Рыбин: Уголовно-процессуальный кодекс устанавливает четкие рамки ответственности поручителя. В данном случае на него может быть возложено соответствующие штрафные санкции. Сумма не является существенной и большой, но это удар по авторитету человека. Но я уверен, что никаких проблем с выполнением Аллой Александровской своих обязательств не будет. Она полностью уверена в своей невиновности. Мы как защита уверены в ее невиновности, будем доказывать это в суде.

Ирина Ромалийская: Вы уверены, что Алла Александровская не нарушит домашний арест и не уедет к сыну в Россию?

Валентин Рыбин: Абсолютно уверен.

Ирина Ромалийская: Вчера я связывалась с харьковской областной прокуратурой. Они отказались комментировать, ссылаясь на запрет Ленинского районного суда Харькова в связи с возможным давлением на суд или вмешательством в судебный процесс.

Когда должно закончиться следствие?

Валентин Рыбин: Мы считаем, что досудебное расследование по данному производству уже может быть закончено. Оно могло быть закончено в момент его начала. Абсолютно никаких фактических доказательств тому, что нам вменяют, нет. Однако органы судебного расследования пытаются имитировать активную деятельность.

Возможно, до нового года мы увидим определенные результаты.

Ирина Ромалийская: Связывался ли с вами или с Аллой Александровской Петр Симоненко?

Валентин Рыбин: Со мной лично он не связывался. С 28 июня Алла Александровская была ограничена в возможности общаться. Я думаю, что вряд ли они общались напрямую. Я знаю, что Петр Николаевич помогает Алле Александровской. Один из защитников в данном процессе представлен непосредственно при его участии. Это Александр Постернак.

Анастасия Багалика: Когда дело попадет в суд, сколько могут длится разбирательства?

Валентин Рыбин: На мой взгляд, дело не является сложным. Свидетелей не много. Прямых доказательств нет вообще. Я думаю, что процесс не будет долгим.

Возможно, будут попытки затянуть.

Ирина Ромалийская: Но вы же еще не ознакомлены с материалами дела.

Валентин Рыбин: Конечно. Ознакомление с материалами будет после того, как завершится досудебное расследование.

Ирина Ромалийская: Но говорите, что прямых доказательств нет.

Валентин Рыбин: Материалы изложены в тех, которые представлялись для избрания меры пресечения. Прямых доказательств вины нет.

Ирина Ромалийская: Почему вы вошли в дело?

Валентин Рыбин: Моей задачей было реанимировать интерес СМИ к данному процессу. Место моей работы — Киев. Здесь находятся руководящие чины и СБУ, и Генпрокуратуры.

Ирина Ромалийская: Кто оплачивает ваши услуги в данном деле?

Валентин Рыбин: Мои услуги в деле полностью оплачены, однако из соображений этичности я бы отказался от комментариев по данному вопросу.

Ирина Ромалийская: Валентин Рыбин защищает многих граждан России, которые в Украине проходят по делам о посягательстве на территориальную целостность, о ведении агрессивной войны, участии в террористических актах и организациях. Это ваша личная позиция?

Валентин Рыбин: Да, в определенном роде это моя личная позиция. Я считаю, что именно в таких делах в таком промежутке истории люди находятся в наибольшей опасности. Я знаю немало случаев, когда в таких делах защита проводилась некачественно, досудебное расследование — с грубейшими нарушениями основоположных прав человека.

Ирина Ромалийская: Российские адвокаты Новиков и Фейгин часто защищают граждан Украины. При этом они публично высказывают проукраинскую позицию. Вы стоите на пророссийской позиции?

Валентин Рыбин: Нет, я стою на позиции закона. Я стараюсь быть вне политики, защищая своих подопечных. Моя позиция может навредить моему подзащитному.

Анастасия Багалика: Вы поддерживаете связь с одним из ваших подзащитных обменянным Александром Александровым?

Валентин Рыбин: Нет. Моя работа в данном процессе завершена.

Ирина Ромалийская: Вам известно, как сложилась судьба Александра Александрова и Евгения Ерофеева?

Валентин Рыбин: Я знаю, что у моего подзащитного есть семья, работа. Никаких проблем с законом на территории РФ у данного гражданина нет.

Ирина Ромалийская: Его работа связана с министерством обороны?

Валентин Рыбин: Нет.

Ирина Ромалийская: Были случаи, когда РФ оплачивала вам ведение дел Россиян? Адвокат украинца Литвинова заявлял, что ему платит МИД Украины.

Валентин Рыбин: Большинство моих подзащитных, оказавшихся под уголовным преследованием в Украине, находятся в отчаянном состоянии, испытывают сложности не только с оплатой услуг адвокатов, а и с банальным обеспечением минимальных бытовых условий в учреждениях содержания.

Есть определенная общественная организация, которая предоставляет возможность помогать данным гражданам. Я не могу похвастаться с существенными объемами финансирования

Ирина Ромалийская: Когда вы входите в дела, очень часто подзащитных обменивают. С Аллой Александровской такое может случиться?

Валентин Рыбин: Данный вопрос обсуждался. Алла Александровна высказала свое решительное «нет».

Ирина Ромалийская: Россия предлагала ей обмен?

Валентин Рыбин: Я предложил теоретически рассмотреть это вопрос. Она сказала: «Нет, спасибо большое. Я — гражданка Украины. Здесь прожила свою сознательную жизнь, здесь работала, буду работать и докажу свою невиновность в украинском суде». Поэтому этот вопрос дальше камеры СИЗО, в которой мы общались, не вышел.