Мы готовы к диалогу, — Деева о новых нормах выдачи водительских прав

Срок действия водительских прав сократится с 30 лет до 15 или 5 — в зависимости от категории транспортного средства. Что еще ожидает водителей, рассказывает замминистра внутренних дел Анастасия Деева

Ведущие

Сергей Стуканов,

Михаил Кукин

Гостi

Анастасія Дєєва

Мы готовы к диалогу, — Деева о новых нормах выдачи водительских прав
https://static.hromadske.radio/2017/02/hr_kyivdonbass-17-02-13_deeva.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/02/hr_kyivdonbass-17-02-13_deeva.mp3
Мы готовы к диалогу, — Деева о новых нормах выдачи водительских прав
0:00
/
0:00

Анастасия Деева: Это не что-то, что мы придумали, это действительно европейская и мировая практика. Первое, меняются правила дорожного движения — водители должны осознавать, как вести себя на дороге безопасно. Второе, всегда меняется наше психофизиологическое состояние. Поэтому особенно для категорий, которые отвечают за жизнь других людей или за перевозку опасных грузов, очень актуально проверять медицинское состояние водителей.

Мы не говорим о том, что всем водителям нужно будет пересдавать каждые пять лет. Даже сейчас мы не говорим, что водителям категории B надо будет пересдавать каждые пятнадцать лет. Мы только инициировали этот диалог, потому что рекомендации ЕС действительно очень четко пишут о том, что водительское удостоверение должно быть единого типа, чтобы у нас существовала транспортная политика, чтобы мы в нее вписывались, как Украина, как государство, как граждане.

Категории тоже должны быть пересмотрены, расширены. Сейчас есть разные квадроциклы, их тоже надо включать в список.

Для водителей транспортных средств категорий C и D — которые отвечают за безопасность других граждан и перевозку опасных грузов — действительно в Европе существует практика прохождения медицинского осмотра каждые пять лет. Второй вопрос — это сам медицинский осмотр.

Сергей Стуканов: Это как раз тот момент, о котором были замечания — у нас медицинская система на данный момент коррумпирована, возможна коррупциогенная ситуация?

Анастасия Деева: Конечно, абсолютно. Недавно мой коллега Владислав Криклий говорил, что все справки на 50-60% — это просто фейки. Что можно зайти в интернет и купить эту справку, не выходя из дому. Это ненормально.

Я очень рада, что этот диалог начался, актуализировался, что подключились наши коллеги с министерства здравоохранения, на ком лежит это обязательство — построить объективную систему медицинского осмотра. Давайте ее упростим (как в Америке), что гражданин приходит в сервисный центр, ему там проверяют зрение, проверяют сразу по базе медицинских справок решение психиатра, нарколога. Это упрощает жизнь самому гражданину, это не предусматривает никаких коррупционных схем, но в то же время, это гарантирует безопасность на дорогах.

Сергей Стуканов: Получается, министерство внутренних дел готово гарантировать, что система выдачи медицинских справок для водителей, а их у нас миллионы, не будет включать коррупционную составляющую?

Анастасия Деева: Министерство внутренних дел не несет ответственности за медицинский осмотр и медицинские справки. Мы очень хотим активизировать министерство здравоохранения и гражданское общество к этому диалогу, чтобы люди обращали внимание на эту проблему, и понимали, что с ней справиться можно.

Мы свою задачу прекрасно понимаем. За прошлый год команда Владислава Криклия открыли новых четырнадцать сервисных центров. Это офис, который быстро, качественно и эффективно предоставляет вам услугу. Это не бывший МРЭО, когда никто не верил, что его можно ликвидировать. МРЭО ликвидированы.

Нет ничего невозможного. Я очень рада, что этот диалог по поводу водительских удостоверений и директивы 2006/126/ЕС состоялся. Вы мне писали по поводу наших коллег из Украинского центра европейских политик, на самом деле, я считаю, что это очень хорошо, что они выступили со своей позиции. Она не противоречит нашей, я прекрасно понимаю и поддерживаю то, что они делают.

Сергей Стуканов: Разъясню для наших читателей, что речь идет о статье «Новые водительские права под прикрытием соглашения с ЕС: как у Авакова искажают евроинтеграцию».

Анастасия Деева: Другой вопрос — это заголовок. Я уже писала на своей странице о том, что под каким соусом ты это подаешь. Мы, на самом деле, с этим центром достаточно много и работали, и проводили много дискуссий в сфере регуляторной политики, пожарной безопасности, перевозок опасных грузов. Я наоборот поддерживаю открытый диалог. Заголовки могут оскорблять меня лично, но мы сейчас говорим о профессиональном поле. Давайте говорить о конкретике, действиях и решениях, а не просто кричащих названиях.

Сергей Стуканов: Директива 2006/126/ЕС также предполагает и нормирование возраста для допущения к вождению автомобиля?

Анастасия Деева: Да, сейчас мы вместе с экспертами только работаем над изменениями, которые мы будем предлагать. Мы совершенно открыты к диалогу, как только у нас будут готовы предложения, мы вынесем их на публичное обсуждение. Мы все время находимся в активной коммуникации с активистами автодорожной сферы.

Михаил Кукин: То есть пока это только идея, не стоит ли ограничить верхнюю планку, нижняя ведь ограничена?

Анастасия Деева: Да, конечно.

Михаил Кукин: При Януковиче тем же самым — требованием Европы — объясняли введение прав на 50 лет, раньше они у нас просто бессрочные были. Говорили, что в Европе права срочные, но срок этот нигде не регламентируется. А теперь оказывается, что регламентируется?

Анастасия Деева: Вы так хитро подошли через режим Януковича. Смотрите, это то, о чем писал Украинский центр европейских политик. Нельзя прикрываться европейскими директивами — нужно их изучать, нужно понимать эти рекомендации, как их имплементировать в Украине.

Михаил Кукин: Так в этих директивах есть конкретные сроки или просто сказано, что должен быть указан срок действия — как на самом деле?

Анастасия Деева: Есть нормы, но есть также много моделей в европейских государствах. В Британии водители категорий С и D должны пересдавать как экзамены, так и проходить медицинский осмотр каждые пять лет. В Германии по-другому, в Испании еще по-другому.

Михаил Кукин: То есть у нас может быть по-своему?

Анастасия Деева: У нас должно быть по-своему, потому что мы не можем взять какую-то реплику и адаптировать ее в Украине.