Мы ведем войну за то, чтобы «Джерело» вернули в госсобственность, — волонтеры

В понедельник неопознанные люди с топорами и битами пытались выгнать из санатория «Джерело» в Пуще-Водице живущих там переселенцев. Обострившийся конфликт длится уже третий год

Ведущие

Елена Терещенко,

Михаил Кукин

Гостi

Юлия Федорко,

Ксюша Киевская,

Алексей Кошевец,

Александр Лазуренко

Мы ведем войну за то, чтобы «Джерело» вернули в госсобственность, — волонтеры
https://static.hromadske.radio/2017/03/hr_kyivdonbass-17-03-21_pereselentsi.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/03/hr_kyivdonbass-17-03-21_pereselentsi.mp3
Мы ведем войну за то, чтобы «Джерело» вернули в госсобственность, — волонтеры
0:00
/
0:00

В студии «Громадського радио» — соучредители фонда «Стрічка надії» Юлия Федорко, Ксюша Киевская и Алексей Кошевец, а также переселенец, лидер громады переселенцев в «Джереле» Александр Лазуренко.

Михаил Кукин: Что вчера произошло?

Александр Лазуренко: Раньше в пансионате «Джерело» оздоравливались жители Киева, которые работали в «Киевводоканале». «Титушки», так называемые строители, по указанию собственника попытались захватить здание в присутствии женщин, детей и небольшого количества мужчин, преимущественно — пенсионеров. Вышли женщины, вышли мужчины, в том числе представитель батальона «Айдар». Они смогли отстоять здание. В ход пошли и стулья, и камни. Андрей — «айдаровец», который живет у нас, вышел на балкон второго этажа и из гладкоствольного охотничьего ружья совершил выстрел в воздух. Они разбежались. По людям никто не стрелял. Мы не думали, что будет такое нападение. Мы не были к этому готовы. Они же к этому были готовы. Одна группа людей была с битами и молотами. Вторая группа людей пошла к трансформатору, который обеспечивает электроэнергией пансионат и часть Пущи-Водицы. Они сбили замок и повыбивали предохранители. И, наверное, треть Пущи-Водицы оказалась обесточена. Это происходило где-то в 12 часов.

Михаил Кукин: Вы вызвали полицию. Но когда она приехала, задерживать уже было некого?

Александр Лазуренко: Вначале задержали трех человек. Один из них, как мне сказали, идет по статье «хулиганство».

Михаил Кукин: В комментарии для нас киевская полиция сказала, что никто не пострадал, и это было хулиганство. То есть подтекст был таков, что ничего особо страшного не произошло.

Ксюша Киевская: В 11:52 мне позвонила жительница «Джерела» Светлана. Я услышала истерический крик: «Ксюша, спасите нас. У нас «титушки» пытаются захватить помещение». Я в тот момент была в офисе. Рядом со мной были соучредители нашего фонда. Алексей Кошевец тоже является соучредителем фонда. Он тут же набрал «102». Мы молниеносно заскочили в машины. Алексей позвонил народному депутату Дмитрию Линько, который тоже был где-то рядом. И мы вылетели на поселение. Прибыли мы туда в 12:27. Мы застали там этих трех человек, которых успела задержать полиция. Мы застали разбитые окна. Мы застали перепуганных женщин и три машины скорой помощи. Врачи откачивали одну женщину с инвалидностью, еще одну женщину, у которой трое детей, и бабушку, у которой случился сердечный приступ. Один из задержанных представился Абдулой. Он сказал, что его, как строительную компанию, нанял собственник пансионата «Джерело» Вячеслав Гомонай. Беспредел на этом поселении длится уже 2 года. Я курирую это поселение с 14 июня 2014 года.

Михаил Кукин: Чье это здание? Когда-то там отдыхали сотрудники «Водоканала». Потом каким-то образом это здание стало собственностью семьи Януковича.

Александр Лазуренко: После его бегства, бежали и члены его семьи. Об этом знали участники Революции Достоинства. Потому они разместились в пансионате «Джерело» — по аналогии с Межигорьем. Они знали, чье это имущество. Они знали, что это незаконно отобрано у народа.

Михаил Кукин: И вдруг оказалось, что у здания есть новый хозяин.

Юлия Федорко: Изначально этот пансионат находился на балансе «Киевводоканала» и был в государственной собственности. В 2012 году путем незаконных махинаций семья Януковича обанкротила данное предприятие и взяла под него кредит в банке. Потом фирма «Гелиос», принадлежащая его же семье, приобрела его на торгах за совершенно смешные деньги. В 2016 году данный пансионат приобретает господин Вячеслав Гомонай — юрист компании «Гелиос».

Михаил Кукин: Но при этом зимой 2015 года эти люди уже там находились.

Юлия Федорко: Они сидели там без отопления. Изначально, в 2012 году, фирма «Гелиос» приобрела этот объект по договору купли-продажи. Но в соответствии со статьей 334, право собственности переходит с момента государственной регистрации. А государственную регистрацию фирма «Гелиос» непонятно каким образом получила 25 апреля 2016 года. Ровно в тот день, когда они продали этот же объект господину Гомонаю. То есть когда туда поселяли людей, этот объект находился в собственности государства. По договору купли-продажи он был у фирмы «Гелиос». Но право собственности фирма не приобрела, потому что не закончила юридическую процедуру. Поэтому людей абсолютно законно там зарегистрировали. Сейчас возникают сомнения: кто имеет больше прав на это здание — переселенцы, которые там находились, или фирма «Гелиос». Господин Гомонай приобрел данный объект в 2016 году, абсолютно четко зная, что там находятся переселенцы, и там есть долги. Хотя в договоре купли-продажи, где стоит его подпись, четко написано: «Нерухоме майно, (…), оглянуте покупцем Гомонаєм. Недоліків, які перешкоджають використанню нерухомого майна за цільовим призначенням, на момент огляду не виявлено». То есть господин Гомонай сам подписался под тем, что никаких недостатков, препятствующих владению данным имуществом, он не выявил.

Сейчас господин Гомонай говорит о том, что там сумасшедшие долги. У нас есть официальные ответы на запросы народного депутата Дмитрия Линько. В них речь идет о том, что господин Гомонай приобретал данный объект уже с очень большими долгами.

Елена Терещенко: Сколько там сейчас живет человек?

Юлия Федорко: Сейчас там живет 186 человек, 69 из них — дети.

Елена Терещенко: Вот уже третий год там находится постоянный контингент? Или люди меняются?

Юлия Федорко: Это постоянный контингент.

Елена Терещенко: Пуща-Водица — элитарное поселение. Недвижимость там стоит очень больших денег. Естественно, это лакомый кусок. Я знаю, что временным жителям пансионата «Джерело» предлагали варианты переселения. Логично было бы поселить их туда, где их никто не будет трогать.

Алексей Кошевец: Мы обратились в Администрацию Оболонского района. Они уже предоставили нам список помещений, в которые якобы можно было бы переселить этих людей. На основании этого мы создали рабочую группу, в которую будут входить и сами переселенцы. Рабочая группа будет заниматься определением того места, в котором действительно были бы все условия и где эти люди действительно могли бы жить постоянно. Но в любом случае, сейчас мы ведем войну за то, чтобы этот пансионат был возвращен в государственную собственность.

Михаил Кукин: Это разные истории. Я знаю, что многие из тех, кто жил в «Джереле», уже съехали оттуда. Но там есть и люди с инвалидностью, матери-одиночки, пенсионеры и многодетные семьи, которые просто не потянут.

На прошлой неделе одна из жительниц пансионата объявила голодовку. Она написала, что она бы, наверное, смогла переехать, но рядом живут пенсионеры и люди с инвалидностью, которым переезжать некуда. А если более молодые и сильные их бросят, то их уж точно выселят «титушки».

Ксюша Киевская: В июне 2014 года там было 317 человек. Все списки сохраняются у меня по сегодняшний день. Сегодня там осталось вдвое меньше людей. Я открыто и прямо заявляю уже в тысячный раз: там живут те люди, которые не могут вытянуть финансово съем квартиры или дома. Миллион раз мы выходили под КМДА.

В конце ноября прошлого года там произошло очередное отключение электроэнергии. Мне позвонили мамы в истерике, потому что там было 8 младенцев. Они спросили, что им делать. Мы приехали бастовать под КМДА. Спасибо какому-то госслужащему, который впустил нас в помещение и накормил детей, бабушек, матерей и людей с инвалидностью. Мы сказали, что никуда не уйдем оттуда, пока нас не примет Кличко или кто-то из его замов. Нас принял Пантелеев. Он тут же набрал Оболонскую администрацию, господина Цибульщака, и сказал, что ему срочно нужна дорожная карта, то есть список помещений, куда можно переселить этих людей. Итог: нам назвали адрес помещения в пригороде Кривого Рога. Нам предоставили машину. Туда поехали 2 мамы с «Джерела». Оказалось, что это модульный городок рядом с тюрьмой. 24 км. до ближайшей школы или детского сада. Женщины засняли эти комнатушки с двухэтажными кроватями и тумбочкой. Все это есть в интернете.

Юлия Федорко: Кроме того, это помещение без света и без воды.

Михаил Кукин: Предвижу возражения ваших противников: почему людям нужно жить именно в столице?

Ксюша Киевская: Люди не претендуют жить в столице. Просто за 3 года они уже нашли работу. Мне пишут в комментариях: «Почему они не работают? Почему они не оплачивают коммунальные услуги?» Они платят. У нас есть все квитанции, подтверждающие это. С каждой комнаты люди платят по 750 гривен.

Они согласны выехать в любую местность, откуда можно добраться до своих работ, которые не так легко было на йти.

Алексей Кошевец: На сегодняшний день людям с детьми очень сложно передвигаться по Украине, особенно постоянно. Ведь многих поселили не только в Киеве, но и в других городах. Мы боремся не за конкретных людей, мы боремся за всех людей, которых пытаются выселить. В данный момент это люди с «Джерела». Люди уже нашли себе здесь работу, как-то обосновались. Им надо в это помогать. Это задача государства.

Александр Лазуренко: Почему помогают добровольцы и волонтеры? Потому что государство самоустранилось. КМДА и Оболонская администрация не видят эту проблему. Они говорят, что Киев — не для переселенцев. А мы говорим о том, что есть закон о временно перемещенных лицах, есть программа № 1094. Выполняйте ее.