Мы вывезли больше тысячи людей с инвалидностью, которые убегали от войны, - предприниматель-переселенец

С какими проблемами сталкиваются предприниматели-переселенцы на пятом году войны? Об этом и не только говорим с Андреем Каспаревичем

Ведущие

Валентина Троян

Мы вывезли больше тысячи людей с инвалидностью, которые убегали от войны, - предприниматель-переселенец
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/09/hr-kyivdonbass-18-09-03_kasparevich.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/09/hr-kyivdonbass-18-09-03_kasparevich.mp3
Мы вывезли больше тысячи людей с инвалидностью, которые убегали от войны, - предприниматель-переселенец
0:00
/
0:00

Вчера, 2 сентября, предприниматели-переселенцы из Луганска собирались и отмечали свой профессиональный праздник.

 

Андрей Каспаревич: На ВДНХ собралось около 20-ти человек. Это уже традиционная встреча. Сколько мы здесь, в Киеве, каждый год в этот день, в День предпринимателя, мы собираемся, как делали это в Луганске. Поддерживаем традицию.

Собрались старейшины Совета предпринимателей Луганска, с женами, а некоторые – уже с детьми-предпринимателями, потому что выросло следующее поколение. Когда мы фотографировались, я обратил внимание, что это некий золотой фонд — умудренный, глаза горящие. Пообщались очень интересно, поговорили, кто и как живет, какие у кого достижения за прошедший год. Практически все обзавелись жильем. Это очень важно. Мы, луганчане, особенно предприниматели, – люди устойчивые, которые всегда подходят к делу серьезно. Как в бизнесе, так и к семейным делам.

Удержать свои семьи на плаву – это была задача №1. Некоторым удалось удержать не только семьи, но и предприятия

Поэтому мы пообщались, повспоминали много всего доброго, обсудили перспективы.

Валентина Троян: Расскажите о своем бизнесе. Вы перевели его в Киев или начинали с нуля?

Андрей Каспаревич: В Луганске я занимался медицинским центром — ему почти 30 лет. Мы работали в районах в самые сложные времена, когда не было оборудования и врачей, обслуживали население в районных центрах, работали в Донецкой, в Харьковской областях.

Началась война — а мы на виду. К нам пришли, «отжали» раз машину, я пошел и настоял — вернули. Потом опять забрали, неоднократно были с автоматами. Скорбные ситуации возникли, когда друга моего, хозяина аптек, убили за деньги. Надо было уже думать о жизни. Поэтому перевез всю семью — больше десяти человек. Как говорится, не имей сто рублей, а имей сто друзей. Здесь друзья помогли организовать офис, там работали мы с женой.

Сначала работали на удаленке, потому что современный мир позволяет это делать: обмен документов наладили, настроили работу офиса. Потом потихоньку начали стекаться сотрудники из Луганска, но медицинский центр я здесь решил не делать. У нас уже работал медицинский портал Украины, а сейчас мы открыли новый портал — международный медицинский портал. Второе направление — торговля медицинским оборудованием, расходными медицинскими материалами.

Валентина Троян: Оборудование удалось вывезти?

Андрей Каспаревич: Нет, практически ничего не перевез. Начинали мы с одной машины скорой помощи: одна погибла на полях сражений, а одну удалось вывезти.

Звонили люди и просили их вывезти. Мы вывезли более тысячи людей с инвалидностью, которые убегали от стрельбы – это все пациенты нашего медицинского центра. Люди звонили и звонили — чуть ли не круглосуточно мы были в дороге.

Потом мы организовали отдельное направление, наняли людей, водителей, это уже стало серьезным направлением – МедТакси. Это наш бренд.

Это не реанимобили — мы берем стабильных пациентов. Например, человек болен (у него был инсульт, парализовало), ему нужно переехать в другой город – мы ему помогаем. Или ему необходимо прибыть в медицинское учреждение – мы помогаем. Нужно домой после операции — мы помогаем.

Сейчас мы часто встречаем людей, которых отказываются везти, а они хотя  умереть на родине. Мы таких тоже везем на родину: в Луганск, в Донецк, в Крым. Они хотят. Мы понимаем, что везем умирающего, и родственники предупреждаются, что в дороге что-то может произойти. Но за 30 лет моей практики в дороге умер всего лишь один пациент.

В машине десять дырок от пуль, танк сбивал нам зеркало, а мой брат и старшая медсестра чуть не погибли в перестрелках. Было очень много сложных ситуаций, но мы все равно делали эту работу днем и ночью.

Слушайте полную версию разговора в прикрепленном звуковом файле.

Комментарии