На Донбассе нужно не только проводить встречи, но и развивать инфраструктуру, — исследователи

Представители общественной организации «Центр международной безопасности» попытались выяснить, насколько вопросы, связанные с европейской интеграцией, актуальны для жителей прифронтовых территорий

Ведущие

Илона Довгань,

Сергей Стуканов

Гостi

Валерій Кравченко,

Андрій Каракуц

На Донбассе нужно не только проводить встречи, но и развивать инфраструктуру, — исследователи
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2017/02/hr_kyivdonbass-17-02-21_kravchenko_karakuts.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2017/02/hr_kyivdonbass-17-02-21_kravchenko_karakuts.mp3
На Донбассе нужно не только проводить встречи, но и развивать инфраструктуру, — исследователи
0:00
/
0:00

Гости эфира — директор общественной организации «Центр международной безопасности» Валерий Кравченко, его первый заместитель и руководитель евроинтеграционных проектов Андрей Каракуц.

Сергей Стуканов: 19 — 26 января в Мариуполе, Краматорске и Северодонецке организация провела ряд круглых столов, встречались с представителями бизнеса и местного самоуправления, обсуждали возможные проекты в рамках евроинтеграции. Что подразумевалось под понятием евроинтеграции на данном этапе, когда есть Соглашение об ассоциации, но о полноценной евроинтеграции говорить еще преждевременно?

Валерий Кравченко: Проект, который мы реализовали, предназначался в первую очередь для того, чтобы узнать мнение жителей тех регионов, которые находятся вблизи линии боевых действий. Мы пытались выяснить, насколько вопросы, связанные с европейской интеграцией, актуальны для них. Также мы хотели понять, насколько европейские доноры оказывают реальную поддержку на местах, насколько о ней знают люди.

Сергей Стуканов: Как люди относятся к евроинтеграции?

Андрей Каракуц: Когда мы туда ехали, мы уже владели определенной социологической информацией о том, что поддержка европейской интеграции там на уровне 30%, отношения с Россией поддерживают чуть-чуть меньше людей. Главной задачей проекта быловыяснить то, как можно поменять ситуацию.

Мы столкнулись с тем, что отношение среди групп, которые могут влиять на происходящие процессы, по сравнению с 2012 — 2013 годами значительно изменилось. Люди сейчас уделяют больше внимания тому, что происходит в отношениях с Европейским Союзом. Однако информация часто недоступна, многие не понимают смысловое наполнение европейской интеграции, рассматривают ее только как безвизовый режим или торговлю. Вопрос европейских ценностей часто не понимают. Необходимость вступления Украины в ЕС вызывает много вопросов.

Валерий Кравченко: Часть активных украинцев на местах, которые были лоббистами всего украинского, является самым главным активом, лоббистами евроинтеграции. Их доля увеличилась в разных местах по-разному. Больше всего это почувствовалось, наверное, в Мариуполе. Город находится в 20 километрах от зоны боевых действий. Там периодически бывают обстрелы, но люди активно развиваются. Очень активна молодежь, которая делает молодежные платформы, выигрывает гранты. Местные власти не мешают им и даже помогают. Есть проект «Вежа», который делают совместно молодежные активисты и местная власть.

Сергей Стуканов: Если говорить о конкретной помощи со стороны Европейского Союза, различных организаций, то приходилось сталкиваться с мнением, что многие организации ориентируются на данный момент на теоретической работе, они проводят в этом регионе конкретные опросы, исследования, собирают информацию, осваивают деньги, но недостаточно денег отправляется на реализацию конкретных проектов. Так ли это?

Андрей Каракуц: Мы столкнулись с этой проблемой, когда общались с местным активом. Было очень много жалоб на то, что появилось много организаций, которые проводят подобные мероприятия, приезжает много организаций из Киева, они проводят тренинги, круглые столы, а затем уезжают, приезжают иностранцы и проводят встречи, но ничего не меняется.

Когда мы проводили экспертное исследование о приоритетах для Донбасса, на первом месте была инфраструктура. Люди считают, что нужно что-то конкретное. Такой проект реализовали. Между Северодонецком и Лисичанском открыли мост при поддержке Европейского Союза. В Мариуполе запустили общественный транспорт при поддержке ЕС. Такие вещи должны воплощаться в первую очередь.

Илона Довгань: Достаточно того, что делается? Достаточно ли информации об этом?

Валерий Кравченко: В Мариуполе построили госпиталь. По всему городу висят биллборды об этом, но 70% обычного населения об этом не знает.

Было конкретное пожелание, чтобы фонды, которые дают деньги, были ближе к потребителям, тем, кто должен получать пользу от грантов и тренингов.

Сергей Стуканов: Вы наблюдали готовность людей подавать свои проекты?

Андрей Каракуц: В маленьких городах и селах Донецкой и Луганской областей проектная деятельность ведется на очень слабом уровне. Нужно понимать, как правильно заполнить заявку, создать общественную организацию, которая смогла бы получить финансирование, нужно владеть английским на профессиональном уровне. В тех городах, где много гражданского актива, с этим проблем нет.

В сельскую местность помощь чаще всего не доходит. Туда не ездят представители иностранных фондов проводить круглые столы. Люди, которые там живут, не всегда могут посетить мероприятия в других городах.

Илона Довгань: Можно ли сделать центры, которые помогали бы людям оформлять проекты, подаваться на гранты?

Валерий Кравченко: Есть такой запрос. Он особенно актуален для северной части Луганской области. Своеобразный «банк проектов» позволит и донорам понимать, куда он дает деньги, и человек, который имеет идею, может получить там помощь, консультацию.

Есть также запрос на платформы стартапов. Это должно быть обязанностью не только для общественности, но и для местной власти. В Люблине есть проект поддержки бизнес-инициатив для мелкого и среднего бизнеса.

Илона Довгань: Происходит ли анализ растрат денег, которые выделяются на Донбасс?

Андрей Каракуц: Не надо забывать о том, что это прифронтовой регион. Там вся полнота власти сосредоточена в военно-гражданских администрациях. Мы знаем историю прошлого года, когда финансирование не было освоено из-за того, что вовремя не запустили процедуру проведения тендеров. Если брать европейские деньги, то у наших потенциальных партнеров, доноров есть опасения, что деньги в этих условиях могут быть неэффективно освоены. В своих рекомендациях мы говорим о том, чтобы эти процессы происходили с максимальным мониторингом расходования средств.

Местная власть может использовать европейские деньги для своего пиара.

Сергей Стуканов: Вы рекомендуете работать в сфере просвещения или давать какие-то реальные проекты, что изменит сознание?

Андрей Каракуц: В этом вопросе должен быть комплексный подход. Если теряем компонент культуры, образования, то появляются «ДНР», «ЛНР». Если выделяются деньги на инфраструктуру, то оно должны выделяться параллельно на социальные объекты, образовательные инициативы, культурные мероприятия.

На Донбассе происходит борьба, которая определяет будущее Украины. Мы не должны ограничиваться одним направлением.

Сергей Стуканов: Как вы практически рекомендуете менять понимание местным населением Европы? Это должны быть телепередачи или газеты?

Валерий Кравченко: Оптимальным, на наш взгляд, является запуск большой региональной программы информирования общественности, которая будет многофункциональной.

Нужно работать системно, с детства. Нужно подходить с неформальным образованием к детям и их родителям.