На протезы ветеранам АТО за год потратили только 7% из 150 миллионов

Почему уже два года подряд государственная служба Украины по делам ветеранов войны и участников АТО не осваивает все средства, выделенные на протезирование?

Ведущие

Виктория Ермолаева,

Татьяна Курманова

Гостi

Гліб Канєвський

На протезы ветеранам АТО за год потратили только 7% из 150 миллионов
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/09/hr_kyivdonbass-16-09-10-protezy.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/09/hr_kyivdonbass-16-09-10-protezy.mp3
На протезы ветеранам АТО за год потратили только 7% из 150 миллионов
0:00
/
0:00

С руководителем отдела по борьбе с коррупцией центра «EIDOS» Глебом Каневским и начальником отдела обеспечения санаторно-курортным лечением и средствами реабилитации департамента социальной защиты и финансового обеспечения государственной службы Украины по делам ветеранов войны и участников антитеррористической операции Алексеем Мохой говорим об обеспечении ветеранов АТО протезами.

Виктория Ермолаева: Была большая цифра выделенных средств из государственного бюджета. Прошло практически 9 месяцев. Всего 7% суммы было освоено. Почему так?

Глеб Каневский: В 2016 году государственная служба по вопросам ветеранов должна была освоить 150 миллионов гривен на протезирование бойцов АТО. По состоянию на сейчас освоено немного больше 10 миллионов. Почему государственная служба отстает от графика? Скорее всего, что к концу года она не успеет освоить эти деньги.

Я вижу проблему в том, что сильно затянули с разработкой разных нормативно-правовых актов, как распределять деньги, как их тратить. Вопрос в том, что протезирование предусматривается непосредственно за границей.

Соответственно, эти 150 миллионов гривен — это были деньги, предусмотренные на валюту, которую нужно покупать. За эту валюту потом покупать услуги протезирования нашим бойцам за границей. Чтобы купить валюту, перечислить ее за границу, чтобы выбрать, с кем за границей работать правительству, нужно было подготовить ряд документов. Подготовку этих документов завершили в мае текущего года. Соответственно, первые деньги начали тратить только в июне.

Как видит эту проблему экспертная группа? По их мнению, проблемы именно с протезированием нет. Если не могут закупить иностранные аналоги, то покупают по другим бюджетным программам отечественные протезы, плюс спонсорская помощь, активная работа волонтеров. Но они видят также и техническую проблему.

Иностранный протез нужно не только покупать, но еще и обслуживать.

На территории Украины должен быть сервисный центр, который будет их ремонтировать, обслуживать по гарантии. К сожалению, таких сервисных центров на территории Украины, по крайней мере тех фирм, с которыми подписала бы договор Госслужба по вопросам ветеранов, нет. Протезы на 2016 год получили 10 человек.

Протезы купили, а обслуживать их теперь не могут. Возник большой скандал с одной итальянской фирмой, что она свои обязательства выполнила, но ветераны жалуются, что нет сервисных услуг. Таких специалистов просто нет. Госслужба разводит руками.

Есть еще третья точка зрения. Эксперты говорят, что в нынешнем правительстве есть вопросы с планированием выделения бюджетных денег на потребности. В 2015 году на эту службу также выделили 150 миллионов гривен. Потратили за весь год 13 миллионов. Зачем правительство Украины в 2016 году также выделяет 150 миллионов гривен? Возможно, нужно изменить подход?

Доверия к государственной службе ветеранов АТО нет. Буквально в августе этого года СБУ с киевской прокуратурой фактически схватили чиновника, который требовал 10 тысяч долларов с фирмы, которая хотела победить в тендере по психологической реабилитации наших бойцов.

Татьяна Курманова: Существует ли реестр бойцов АТО, которым необходимо протезирование? Как рассчитывается сумма средств?

Глеб Каневский: Здесь возникают проблемы. В открытых источниках я находил разную информацию. В январе 2016 года представитель Госслужбы по вопросам ветеранов открыто заявил, что на начало года 180 человек стоят в очереди за протезами у них в государственной службе. Представители экспертной группы, которая работает при этой государственной службе и распределяет эти протезы, заверяют, что очереди нет, все обеспечены украинскими протезами.

В прошлом году, когда делали доклад правительству, представители госслужбы акцентировали, что есть большие проблемы по сбору информации в регионах. Госслужба подчиняется министерству социальной политики. Для нее информацию собирают региональные отделения минсоцполитики, которые не всегда качественно и вовремя выполняют свою работу.

Сам боец должен собрать полный пакет документов. Если этот пакет не будет соответствовать всем нормативно-правовым актам, его не примут. Не хочется верить, что цифра взята с потолка.

Проблема еще в том, что если госслужба ветеранов выдумывает потребности, то эти деньги у кого-то забираются.

Эти же деньги можно было пустить на строительство жилья для ветеранов с инвалидностью.

Есть вопросы и по другой бюджетной программе. Госслужба по вопросам ветеранов АТО также имеет деньги на строительство жилья для ветеранов. В этом году они получили 63 миллиона гривен из бюджета, из которых потратили 5 миллионов.

Татьяна Курманова: Что происходит с суммой, которая не осваивается?

Глеб Каневский: Она либо остается в бюджете, потом ее перераспределяют в следующем году, депутаты могут пустить ее на другие нужды. Или до конца 2016 года в правительстве все-таки возьмутся за голову или появятся какие-то депутатские группы, которые предложат потратить деньги на нужды обороны, переселенцев.

Пока есть волонтерские группы и частные спонсоры, которые тратят свои деньги на протезы, мы не можем говорить, что бюджетные деньги на протезирование не нужны. Госслужба просто не может их нормально потратить.

Татьяна Курманова: Проверялись ли те фирмы, с которыми сотрудничает госслужба?

Глеб Каневский: Это иностранные фирмы. Поэтому там не было тендеров в понимании закона Украины про публичные тендеры. Они проводили конкурсы, о которых, возможно, знает какая-то экспертная среда, которая постоянно в этой теме. Например, в публичном пространстве я не нашел информации о конкурсе.

Как чиновники заключали контракт с фирмой, у которой нет сервисного центра в Украине? Это вопрос к руководству службы. Также это вопрос к контролирующим органам, чтобы они проверили, почему заключают договора, которые явно ставят в проигрышное положение клиентов.

Татьяна Курманова: Мы написали запрос в госслужбу. Надеемся, что они придут к нам на прямой эфир.

Глеб Каневский: Сейчас первым лицам государства нужно обратить внимание на проблему обеспечения пострадавших участников АТО во время боевых действий. Скандалы о том, что не успевают осваивать деньги, звучат уже два года. Службу создавали с нуля в 2014 году, это не старая структура со старыми чиновниками. Она имитирует исполнение обязательств.

Нужно принять кадровые, структурные решения относительно госслужбы.

Виктория Ермолаева: Скільки наразі бійців потребують протезування в Україні? Чи є у вас запланована черга?

Алексей Моха: Черги немає. Учасники АТО, яким потрібно протезування, лікуються. Таких осіб у нас 81.

Виктория Ермолаева: Чи планується створювати реєстр бійців, які потребують протезування?

Алексей Моха: У нас в службі здійснюється щотижневий моніторинг учасників АТО, які потребують протезування, ортезування, забезпечення іншими видами технічних засобів реабілітації. Такий реєстр вже ведеться?

Виктория Ермолаева: Він знаходиться у відкритому доступі?

Алексей Моха: Інформацію щодо кількості ви можете отримати навіть в телефонному режимі. За інформацією щодо конкретно кожного учасника АТО треба звертатися. В межах закону про персональні дані будемо надавати відповідь.

Виктория Ермолаева: Скільки бійців АТО вже забезпечено протезуванням у минулому році та за 9 місяців цього року?

Алексей Моха: У минулому році і в Україні і за кордоном забезпечено 160 учасників АТО, 11 з яких організовано протезування службою за кордоном. У цьому році забезпечено протезуванням 116 учасників АТО, 5 з яких за кордоном і 3 за новітніми технологіями в Україні.

Виктория Ермолаева: Цього року 150 мільйонів гривень було виділено з державного бюджету на протезування. Всього 7% освоєно. Чому витрачена така мала частна грошей?

Алексей Моха: Зараз освоєно 12 мільйонів 400 тисяч. Чому так? Ми розглядаємо всі звернення щодо протезування. По всім приймаються позитивні рішення. За участі територіальних органів ми самі обзвонюємо учасників АТО, зустрічаємося з ними і надаємо роз’яснення та рекомендації з метою їхнього подальшого протезування.

Всі документи, які подаються бійцями, розглядаються протягом визначеного законодавством терміну.

Виктория Ермолаева: Тобто така мала частина бюджетних коштів була витрачена на протезування через довгу процедуру розробки проекту чи кошторису?

Алексей Моха: Програма в цьому році розпочала свою роботу в кінці лютого. Уже проведено 11 засідань. Приймаються рішення, укладаємо договори, здійснюємо протезування. Треба наголосити, що протезування за кордоном використовується, якщо технологія відсутня в Україні.

Виктория Ермолаева: Я так розумію, що кошти вже не будуть повністю освоєні до кінця року?

Алексей Моха: Ми вже зараз бачимо, що не встигнемо їх освоїти. Уже зараз подані в міністерство соцполітики пропозиції щодо зняття коштів з програми та передання їх на протезування в Україні на фонд соціального захисту інвалідів.

Виктория Ермолаева: Минулого року приблизно така ж ситуація була. Виділялося 150 мільйонів. Якщо я не помиляюся, 10% коштів було освоєно. Чому цього року потрібно було виділяти таку ж суму? Чи можна якось пришвидшити процедуру оформлення всіх документів на протезування для бійців?

Алексей Моха: Процедура оформлення документів така: він подає пакет документів, ми протягом 20 днів проводимо засідання експертної групи, шукаємо закордонні технології. Після цього укладаємо договір на протезування із закордонною компанією, що займає близько тижня. Він отримує протезування приблизно через місяць.

Виктория Ермолаева: Скільки коштів планується просити з державного бюджету на закордонні протезування бійців АТО?

Алексей Моха: На наступний рік ми пропонували запросити близько 50 мільйонів. Ми ще е знаємо, як будуть проходити бойові дії. Ми розрахували кількість учасників АТО з запасом.

Виктория Ермолаева: На житло для бійців АТО виділено 63 мільйони гривень з державного бюджету. 5 мільйонів витрачено. Чому так мало?

Алексей Моха: Я не керую цими питаннями. Кошти були спрямовані на регіони для закупівлі житла відповідно до поданої потреби.