На территории ОРДЛО затапливаются шахты, последствия могут быть катастрофическими, - Фирсов

Является ли ситуация с экологией на Донбассе критической? Эту тему изучал экс-нардеп Егор Фирсов

Ведучi

Алена Бадюк

На территории ОРДЛО затапливаются шахты, последствия могут быть катастрофическими, - Фирсов
https://static.hromadske.radio/2018/07/hr_kyivdonbass-2018-07-14_firsov.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/07/hr_kyivdonbass-2018-07-14_firsov.mp3
На территории ОРДЛО затапливаются шахты, последствия могут быть катастрофическими, - Фирсов
0:00
/
0:00

Гость эфира — общественный деятель Егор Фирсов.

Алена Бадюк: Поводом для нашей встречи стало то, что недавно вы опубликовали свою колонку, где описали ситуацию, связанную с экологией Донбасса. Почему вы сейчас решили привлечь внимание к этому вопросу?

Егор Фирсов: Где-то год назад начала появляться информация о том, что Донбасс может быть на стадии очередной экологической катастрофы. Если честно, я тогда не придал этому большого значения. Но после разговора со многими экологами (речь идет о геологе Яковлеве, об экологе Березине, об официальном отчете ОБСЕ, о заявлениях Государственного департамента США), проанализировав факты, я понял, что ситуация может быть серьезной.

На протяжении более 100 лет на территории Донецкой и Луганской областей добывался уголь. Шахты работали там еще в XX и XIX веке. В результате этого из земли было изъято порядка 12 миллиардов тонн горной массы, среди которых 9 миллиардов тонн угля и 2 миллиарда тонн пород. В результате этого образовался подземный мир Донбасса, который изрыт разными линиями. Цифра сводится к 8 миллиардам кубических метров пустот. Сейчас на оккупированной территории остались шахты, многие закрылись. Процесс работы шахты подразумевает то, что оттуда постоянно выкачивается воды. В силу того, что это требует определенных ресурсов, а на территориях ОРДЛО на это не тратят электроэнергию, вода не выкачивается (согласно официальному отчету ОБСЕ вода не выкачивается из 36 шахт). Проблема экологии не имеет границ. Шахты связаны между собой подводными потоками. Если одна шахта затапливается, то близлежащие шахты начинают затапливаться. Сотни тысяч тонн давят на эти пустоты. Происходит некое проседание, которое угрожает инфраструктуре региона.

Проблема экологии не имеет границ

Когда вода попадает в шахты, она начинает подниматься, соединяется с обычными грунтовыми водами. «ГромадськеТБ» сняли об этом фильм. Они взяли воду с нескольких источников, провели анализ и получилось так, что в 5 — 10 раз вода на Донбассе жестче и более соленая, чем в соседнем Днепре Днепропетровской области.

Вода будет подниматься, все больше связываться с грунтовыми водами, вытекать в Северский Донец, Кальмиус. История катастроф в том, что когда они происходят, никакую воду уже нельзя пить, уже слишком поздно. Последствия могут наступить через 3 — 7 лет.  

Что можно сделать? Создать некую дорожную карту, как правительство видит решение этой ситуации. Второй момент — нам не обойтись без международной поддержки, потому что Украина не имеет доступа к оккупированной территории.

Еще очень нехорошая ситуация с шахтой «Юнком». В 79-м году там произошел взрыв атомной бомбы. Оттуда пытались вывести газы. Там собралась стекловидная капсула и остались радиоактивные материалы. В 2002 году шахта подлежала сухой консервации, но в силу того, что террористы, боевики начали затапливать близлежащую шахту «Полтавскую», вода начала просачиваться. Положение вещей никто не знает. Радиоактивные материалы могут оказаться в питьевой воде. Об этом говорит отчет ОБСЕ, об этом говорит пресс-секретарь Государственного департамента США.

Полную версию разговора слушайте в прикрепленном звуковом файле.