Надежда Савченко перечислила Литвинову 5000 рублей, — адвокат Паршуткин

С Сергеей Литвиновым, украинским политзаключенным, Надежда Савченко находится в одном и том же изоляторе в Новочеркасске. Через три дня Литвинова ждет приговор, сообщил адвокат Виктор Паршуткин

Ведучi

Михаил Кукин,

Ирина Ромалийская

Гостi

Віктор Паршуткін

Надежда Савченко перечислила Литвинову 5000 рублей, — адвокат Паршуткин
https://static.hromadske.radio/2016/05/hr_kyivdonbass-16-04-17_parshutkin.mp3
https://static.hromadske.radio/2016/05/hr_kyivdonbass-16-04-17_parshutkin.mp3
Надежда Савченко перечислила Литвинову 5000 рублей, — адвокат Паршуткин
0:00
/
0:00

Приговор Сергею Литвинову будет вынесен через три дня. О судьбе еще одного политзаключенного украинца в России говорим по скайпу с его адвокатом Виктором Паршуткиным.

Ирина Ромалийская: Известно, что российский прокурор уже попросил в суда девять лет для украинца Сергея Литвинова. Чего вы ожидаете?

Виктор Паршуткин: Тарасовский районный суд Ростовской области, который рассматривает дело Литвинова, — не самостоятельный. Если бы дело не имело политического характера, оно никогда бы не поступило в российский суд. Потому что при таких обстоятельствах ни один суд за дело не возьмется. Единственный свидетель обвинения — гражданин РФ Александр Лысенко — утверждает, что в 2014 году Литвинов в период самых активных действий на границе оказался в зоне АТО.

Украинская сторона представила доказательства, что в это время он не пересекал границу. То есть отсутствие само событие преступления. Суд в замешательстве. Прокурор действует самостоятельно, ведь Москве нет дела, потому что дело развалилось, им там стыдно. И чтобы сохранить лицо, они хотят наказать его в «бытовухе». При такой ситуации Литвинов будет рано или поздно оправдан.

Ирина Ромалийская: Как сам Сергей?

Михаил Кукин: Возникают сомнения в его адекватности.

Виктор Паршуткин: Да, у меня с самого начала были такие сомнения. Я этот вопрос постоянно обсуждал с представителями МИДа Украины. У нас было два варианта: признать его адекватным или воздержаться от этого. Мы выбрали второе, потому что до суда самое основное дело политического характера по массовым убийствам развалилось, а в суд пошло бытовое дело.

Михаил Кукин: Нужно объяснить ситуацию — сначала Литвинова обвиняли в массовых убийствах и изнасилованиях, говорили, что он был в составе батальона «Днепр-1», а потом ни одного пострадавшего так и не нашли. Сейчас его обвиняют в разбое — что он угнал два автомобиля гражданина России.

Виктор Паршуткин: Нужно отметить, что это последнее дело появилось тогда, когда развалилось основное, политическое. Его задержали 20 августа 2014 года, а в угоне обвинили 8 апреля 2015 года. И этот потерпевший Александр Лысенко появился как снег на голову, его к следователю привели ростовские сотрудники ФСБ. Совершенно ясно, что это выдуманный потерпевший.

Ирина Ромалийская: В каком состоянии находится Сергей? Что он будет делать дальше?

Виктор Паршуткин: Сергей в хорошем состоянии. Но для меня важно то, что он, не смотря на нарушения психики, совершенно четко определился с обвинениями и объяснил, что потерпевшего впервые увидел на очной ставке и отношения к разбою не имеет.

По-простому говоря, это деревенский дурачок из очень неблагополучной семьи. Никто из его родных на суд не приехал, ничего не передавали, хотя его брат находится в России, а семья живет недалеко от границы.

О нем заботятся только украинские консулы, я, ему передают вещевые передачки ростовские правозащитники. Также недавно Надежда Савченко, которая находится с ним в одном и том же изоляторе в Новочеркасске, перечислила ему 5 тысяч рублей. На эти деньги он может купить необходимые вещи или еду в местной тюремной лавке.

А Новочеркасске он сидел один, сейчас к нему подселили сокамерника.

Ирина Ромалийская: Помогает ли Украина в защите Литвинова?

Виктор Паршуткин: Да, очень сильно. Мне помогает начальник консульского отдела Брескаленко и Мария Томак из «Центра гражданских свобод», благодаря нашей работе и было прекращено дело о карательной операции.

Именно консул передал мне сведения, что этот предполагаемый потерпевший вообще не пересекал границу с Украиной и те автомобили зарегистрированы на совсем других людей. Они посещают суды, но в пятницу во время прений никого не было.

Михаил Кукин: Вы говорили, что приговор будет обвинительным, а срок — меньше, чем запросил прокурор. И сказали, что будете подавать апелляцию, а потом — в Европейский суд.

Виктор Паршуткин: Обязательно. При таком политическом характере дела ростовские органы боятся смягчить приговор. Поэтому они просят девять лет в колонии строгого режима. Но обстоятельства обвинения не позволяют столь жесткое наказание, поэтому я ожидаю обвинительный приговор, но помягче, чем запросил прокурор.

Я обязательно буду подавать апелляцию, ели будет обвинительный приговор. И сразу же после апелляционного рассмотрения дела подам жалобу в ЕСПЧ. В деле Литвинова нарушено принцип справедливого разбирательства дела.

Но еще ни один украинец, который находится в застенках тюрем России, не подавал жалобу в ЕСПЧ. Я этого не понимаю. Мало ли что думает Савченко, она сейчас находится в очень тяжелом состоянии. Но адвокаты, не смотря на ее позицию, были обязаны подать апелляцию.

Ирина Ромалийская: Обсуждается ли возможность обмена?

Виктор Паршуткин: Это все болтовня, ничего не происходит. В отношении Сергея Литвинова никто ничего не говорил ни со мной, ни с ним. Я вытаскиваю Литвинова всеми законными способами.

Михаил Кукин: Почему российское правосудие тащит это развалившееся позорное дело?

Виктор Паршуткин: Дело стало позорным из-за того, что они отказались от обвинения в карательных операциях. Но вы особо не преувеличивайте, у российских политиков и представителей силовых структур — у них много забот и шкурных интересов. Но Литвинова не могут отпустить, ведь его столько времени держали.

Ирина Ромалийская: Кто вам оплачивает работу? Задействовано ли государство Украина?

Виктор Паршуткин: Да, в Москве я вел всю работу бесплатно, сейчас необходимы расходы на поездки, поэтому ежемесячно по договору мне выплачивают тысячу долларов. Также «Центр гражданских свобод» разово выделил тысячу триста евро для покрытия этих переездов.