Нам нужно рассчитать стоимость лечения каждого заболевания, — Квиташвили

Министр здравоохранения Украины Александр Квиташвили рассказывает о реформах, строительстве «Охматдета» и медицине на оккупированных территориях

Ведущие

Наталья Соколенко,

Андрей Куликов

Гостi

Александр Квиташвили

Нам нужно рассчитать стоимость лечения каждого заболевания, — Квиташвили
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/05/hr_kyivdonbass-16-02-10_kvitashvili_aleksandr.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/05/hr_kyivdonbass-16-02-10_kvitashvili_aleksandr.mp3
Нам нужно рассчитать стоимость лечения каждого заболевания, — Квиташвили
0:00
/
0:00

Наталья Соколенко: Что удается делать Министерству охраны здоровья для наших сограждан, которые оказались на оккупированных территориях?

Александр Квиташвили: Это серьезная проблема. И в юридическом плане, и по логистике.

С той стороны нет обратной связи. Мы работаем через международные организации. Они нам помогают завезти туда препараты.

Многие люди переходят линию разграничения, получают тут помощь, и обратно идут на оккупированные территории. К сожалению, для меня эта ситуация повторяется. Тоже самое было в Грузии. Там войска РФ закрыли границу, у нас она пока открыта. Люди, которым нужна определенная терапия, могут получить ее у нас.

Украина готова, у нас есть все возможности, но мы пока не можем выстроить связи.

Наталья Соколенко: Расскажите о реформе здравоохранения. У меня маленькая племянница попала в больницу. Там не было ничего. Пришлось заплатить даже 20 гривен за чистую простынь.

Александр Квиташвили: Многи эксперты, депутаты считают, что это нормально, что у нас есть 49-я статья Конституции, которая гарантирует бесплатную медицину. Вы сейчас привели гениальный пример. Это просто на бумажке. Мы себя обманываем, что у нас все хорошо. У нас все очень плохо, и будет еще хуже.

Мы распределяем деньги неправильно и нечестно. У нас в 49 статье Конституции прописано, что государство обязано бесплатно лечить людей.

В реальности это не так. Денег, которые выделяются, хватает только на 1/3 всей системы. Нет ни одной страны в мире, где государство может обеспечить на 100% всю систему. Поэтому придумывают страховки и другие источники финансирования.

Эта статья реально защищает богатых. Она гарантирует людям, у которых есть возможность доплатить, хорошие услуги. Мы должны защищать тех, у которых нет возможности заплатить.

Есть стратегия развития, которая была принята и поддержана МОЗ, Всемирным банком и другими партнерами.

Мы вышли из момента, когда можно что-то рассказывать, нужно показывать. Пока показать нечего. Для любой реформы важна визуальная часть.

Андрей Куликов: Может дело в национальном характере?

Александр Квиташвили: Вы не обижайтесь, но это чисто советская постановка вопроса.

Винить себя в том, что что-то не получилось — это неправильно. Украина гораздо более европейская страна, чем Грузия. Посмотрите, как у вас водят, как люди стоят в очередях. Это все показательные элементы.

Не получается потому, что популизм — это то, чему люди верят. К сожалению, в Украине в это верили долго. Нужно показывать людям, что и правительство, и общество будет меняться очень быстро.

Наталья Соколенко: Что с «Охматдетом» сейчас?

Александр Квиташвили: Это президентский проект. «Охматдет» — это странная история. Если мы выделим деньги, и построим, то выйдет, что у нас будет самая дорогая больница в Европе. Она будет государственная, то есть ничья.

В прошлом году было выделено 500 миллионов гривен на достройку «Охматдета». Компания, на балансе которой он находится, она была под Министерством инфраструктуры. Мы перевели ее к нам, так как деньги были в МОЗ. Я не хотел забирать эту компанию, так как я не хотел брать признанные долги перед компанией. Нам пришлось забрать компанию. Реальная стройка началась в ноябре. Они смогли освоить около 46 миллионов гривен. У нас было соглашение, что мы не будем оплачивать долги до марта 2017 года. Товарищ, который руководил компанией, смог добиться того, чтобы забрать 80 миллионов, которые задолжало государство, еще до конца года.

Из 78 миллионов долга было уплачено 14 миллионов, остальные деньги сейчас заморожены. Сейчас проводятся новые тендеры. У меня большие вопросы по смете, по деньгам.

Наталья Соколенко: Какие у вас отношения с Игорем Кононенко? Он вам рекомендовал заместителей? Если не рекомендовал, то как к вам в заместители попал господин Шафранский, которого накануне уволили из международной компании за коррупцию (так писали в медиа)?

Александр Квиташвили: В медиа много чего пишут. Грузинские медиа писали, что я и жена Саакашвили занимаемся экспортом органов.

Я всех замов сам выбирал. Я в этом могу уверить.

С Игорем Кононенко я встречался два раза, и он мне никаких рекомендация не давал.

Андрей Куликов: Когда будут определенные протоколы по лечению каждой болезни?

Александр Квиташвили: Протоколы не пишутся МОЗом.

Они должны писаться профессионалами. Есть европейские протоколы. Протокол — это для врача. Для пациента это ничего не изменит. В Украине много протоколов, и есть направления, где они очень хорошие, европейские.

Что нам нужно — это рассчитать стоимость лечения каждой болезни.

Комментарии