Назарова осудили правильно, но должны ответить и вышестоящие командиры, — правозащитница

Почему нашли всего одного виновника катастрофы Ил-76?

Ведущие

Елена Терещенко,

Михаил Кукин

Гостi

Аліна Павлюк

Назарова осудили правильно, но должны ответить и вышестоящие командиры, — правозащитница
https://static.hromadske.radio/2017/03/hr_kyivdonbass-17-03-29_pavluk_0.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/03/hr_kyivdonbass-17-03-29_pavluk_0.mp3
Назарова осудили правильно, но должны ответить и вышестоящие командиры, — правозащитница
0:00
/
0:00

Гостья эфира — юрист Украинского Хельсинского союза по правам человека Алина Павлюк.

Михаил Кукин: Был вынесен приговор генералу Назарову, который признан виновным в том, что Ил-76 был сбит. Это было в 2014 году. Вопрос в том, насколько справедлив это приговор.

Алина Павлюк: Он признан виновным в неисполнении своих служебных обязательств по защите военнослужащих. В данной ситуации есть двоякие отношения. С одной стороны, у нас есть сторона, которая непосредственно сбила самолет, является непосредственно виновной в трагедии. С другой стороны, есть обязательства Украины, есть обязательства военного командования, которое отправило военных в опасную зону, но не обеспечило ни подготовку, ни защиту.

Михаил Кукин: Было известно, что сепаратисты владеют оружием, способным сбить военно-транспортный самолет.

Елена Терещенко: Были сообщения разведки о том, что подобное возможно.

Алина Павлюк: Да. СБУ был перехвачен телефонный разговор между двумя агентами РФ о том, что есть две установки ПЗРК, они намерены сбивать любые летательные средства, которые будут направляться на территорию Луганского аэропорта. Эта информация передавалась. Ею пренебрегли.

Михаил Кукин: Следствие установило, что 30 мая 2014 года начальник Генерального штаба генерал-лейтенант Михаил Куцин издал распоряжение о переброске личного состава, грузов тремя самолетами. 1 июня 2014 года тогдашний руководитель АТО Муженко издал соответствующие распоряжение. Почему, на ваш взгляд, они никак не привлечены в этот процесс?

Алина Павлюк: На момент передачи обвинительного заключения в суд прокуратурой Украинским Хельсинским союзом по правам человека была подана жалоба в Европейский суд по правам человека по факту этой катастрофы. В качестве ответчиков были указаны как Украина, так и РФ. Жалоба принята и зарегистрирована к рассмотрению ЕСПЧ. Мы ждем дальнейшей коммуникации.

К Украине в доводы ставилось то, что не была обеспечена надлежащая безопасность, организация этой операции. Если смотреть по ходу военного управления, предоставления этого распоряжения, то был общий замысел по обороне, в соответствии с которым должны были прорабатываться любые риски. В обвинительном приговоре, который сейчас есть в открытом доступе, говорилось, что опасность со стороны агентов РФ не рассматривалась как одна из ключевых опасностей на этой территории. Ни одна из ячеек управления военного командования не рассматривала такую опасность, такой фактор. Любые люди должны нести ответственность за профессиональную халатность.

Михаил Кукин: Вы считаете приговор Виктору Назарову неправомерным или недостаточным?

Алина Павлюк: Я считаю, что это решение — замечательный прецедент в такой ситуации, когда человек с военного командования был признан виновным в гибели 49 людей. Под вопросом остается то, что ему оставили его военное звание. Несмотря на то, что он виновен, что он продолжал свою службу до момента суда, приговором ему оставляют военное звание. Ни он один должен отвечать за эту ситуацию.

Елена Терещенко: Президент говорит, что военных должны судить военные суды. В этом есть определенная логика.

Алина Павлюк: Есть ли у нас такие профессионалы, которые могут принимать решения качественно и на надлежащем уровне?

Судья опиралась на выводы военно-тактической экспертизы.

У нашего военного командования нет понимания того, что они ответственны за каждого солдата, они не могут безнаказанно отправлять их на «мясорубку» и после этого забыть о такой ситуации.

Елена Терещенко: Как могут гражданские судить военных в условиях военных действий?

Алина Павлюк: Военные суды нужны. Но где нам найти таких специалистов, которые будут разбираться в нашем внутреннем законодательстве относительно военного дела, боевых уставов относительно порядка выполнения военных обязательств?

Елена Терещенко: Юридические факультеты военных академий. Скажите лучше о независимости от министра обороны.

Алина Павлюк: Да, это еще одна ремарка. Сейчас гражданский суд показал свою независимость от военной структуры. Никакими эмоциями никто не руководствовался. Есть факты, доказательства, свидетели. Министерство обороны, военнослужащие, кадровые офицеры оказывали давление на суд. Были официальные письма, направленные на суд. Говорилось о том, что генерал не виноват, даже на тот момент, когда судья уже ушла в совещательную комнату. Важный момент, что у нас идет война, не АТО. Давайте это признавать. Третий год мы варимся в какой-то каше, из которой никто не видит выхода. Исходя из этого, мы должны вспомнить, что есть международное гуманитарное право, которое обязывает обе стороны его придерживаться. Где специалисты, которые знают международное гуманитарное право и готовы по нему судить?

Михаил Кукин: Вы считаете, что приговор будет пересмотрен?

Алина Павлюк: Я надеюсь, что приговор останется в силе. Это довольно резонансное дело. Родственники заслуживают справедливости.

Елена Терещенко: Будут ли, по вашему мнению, привлечены еще какие-то ответственные лица?

Михаил Кукин: Будет ли УХСПЧ добиваться этого?

Алина Павлюк: Мы делаем для этого все возможное. Нам предстоит коммуникация с ЕСПЧ.