«Назло бабушке отморожу уши», - белорусский журналист об идее запрета сообщения Украины с Россией

43

Идея запрета на железнодорожное сообщение с РФ, высказанная министром инфраструктуры, подняла бурю откликов. Журналист из Беларуси попытался разобраться, что даст запрет и кому он выгоден

Ведущие

Михаил Кукин

«Назло бабушке отморожу уши», - белорусский журналист об идее запрета сообщения Украины с Россией
https://static.hromadske.radio/2018/08/hr-kyivdonbass-2018-08-13_lavnikevich.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/08/hr-kyivdonbass-2018-08-13_lavnikevich.mp3
«Назло бабушке отморожу уши», - белорусский журналист об идее запрета сообщения Украины с Россией
0:00
/
0:00

Если Украина закроет все прямое пассажирское сообщение с Россией, в выигрыше окажется Беларусь – «Хуже станет только простым украинцам, вынужденным тратить дополнительное время и деньги на поездки через Беларусь», — считает журналист Денис Лавникевич.

Своими мыслями он поделился в эфире Громадського радио.

 

Михаил Кукин: Я так понял, «кому выгодно» – это как раз о белорусской власти?

Денис Лавникевич: Совершенно верно.

Михаил Кукин: Белорусская экономика устроена так, что государственный сектор, особенно в транспортном сообщении, гораздо более серьезно представлен, чем в Украине. Может, в другой стране от этого больше бы выиграли бизнесмены, а здесь, наверное, нет.

Денис Лавникевич: Да, хотя белорусские бизнесмены в определенной степени тоже выиграют, потому что рынок пассажирских перевозок в Беларуси не на 100% государственный, хотя государство и доминирует.

Михаил Кукин: Примерно неделю назад Министр инфраструктуры Украины Владимир Омелян сказал, что Министерство рассматривает вариант закрытия железнодорожного сообщения с Москвой. Потом уточнил, что в комплекс мероприятий относительно того, что происходит со стороны РФ на оккупированных территориях в Азовском море, входит и прекращение железнодорожного сообщения с Россией. Заместитель постпреда президента Украины в Крыму Изет Гданов предложил распространить запрет также и на автобусное пассажирское сообщение с Россией. Интересно, что речь идет именно о пассажирском сообщении. Но, насколько я понимаю, пассажирские перевозки очень выгодны. Зачем тогда на это идти?

Денис Лавникевич: Есть традиционный миф о том, что пассажирские перевозки убыточны и дотируются с грузовых перевозок. Сама украинская железная дорога признает, что поезда Киев-Москва, даже Санкт-Петербург-Одесса и так далее высокорентабельные и приносят очень хорошую прибыль. Это доходное дело. Может, менее доходное, чем грузовые перевозки, но Владимир Омелян аргументировал сохранение грузоперевозок в частности обязательствами Украины в рамках ВТО.

Михаил Кукин: Трудно поверить, что это убыточное дело еще и с учетом того, как рьяно белорусские перевозчики использовали ситуацию с запретом на авиасообщение, которое существует практически с начала войны – с 2015 года. Вы как раз исследуете, насколько выгодно это государственной белорусской авиакомпании «Белавиа».

Денис Лавникевич: Во-первых, государственной белорусской авиакомпании «Белавиа» (частных в стране нет), во-вторых, международному аэропорту Минск как крупному пересадочному хабу.

Сейчас половина транзитного пассажиропотока через аэропорт Минск – это украинцы, которые летят в Россию или возвращаются оттуда. Фактически в два раза «Белавиа» нарастила совокупный объем рейсов именно после октября 2015 года – после запрета.

Михаил Кукин: В своей статье вы даже приводите цифры из интервью заместителя генерального директора «Белавиа» по маркетингу и внешнеэкономической деятельности: «У нас в 2016 году было 2,5 млн пассажиров, из них, примерно 500 тыс. – на чартерных рейсах и 1 млн – транзитных, то есть половина всех пассажиров на регулярных рейсах». 55-57% — в 2017 году.

Но давайте вернемся к возможному железнодорожному запрету. Смогут ли в случае запрета прямого сообщения между Украиной и Россией поезда белорусской железной дороги перекрыть эти потребности?

Денис Лавникевич: Здесь надо понимать, что поезда белорусского формирования совсем не обязаны замещать поезда, которые, условно говоря, шли напрямую между Москвой и Киевом. Может быть пересадочная станция в Гомеле, Могилеве, а могут быть и стыковочные станции между железной дорогой и автобусными маршрутами.

Слушайте полную версию разговора в прикрепленном звуковом файле.

При поддержке:
stopka_ukrainska_ukr.png