Неожиданная премьера в Национальной опере

10 февраля в Национальной опере к 25-летию творческой деятельности знаменитого баса Тараса Штонды состоится премьера оперы М.Римського-Корсакова «Моцарт и Сальери»

Ведущие

Елена Терещенко,

Михаил Кукин

Гостi

Ганна Гадецька

Неожиданная премьера в Национальной опере
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2017/02/hr_kyivdonbass-17-02-01_gadetskaja.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2017/02/hr_kyivdonbass-17-02-01_gadetskaja.mp3
Неожиданная премьера в Национальной опере
0:00
/
0:00

Анна Гадецкая, искусствовед, доцент, лектор «Культурного проекта», рассказывает об опере, ее реальных и литературных героях и самом юбиляре.

Михаил Кукин: На мой взгляд достаточно неожиданный выбор, для того чтобы отметить юбилей одного из главных солистов, нет?

Анна Гадецкая: Подоплека этого всего заключается в том, что есть у басов, особенно воспитанных на славянской школе свои must have, среди которых «Борис Годунов» и партии №2 или №1 (они стоят вровень) оперы «Моцарт и Сальери» Римского-Корсакова, после блестящего исполнения этих партий Шаляпиным под аккомпанемент фортепиано.

По сути, для Римского-Корсакова работа над этой оперой была преодолением стереотипов, которые, как он чувствовал, сформировались. Таким образом, он хотел заставить себя попробовать мыслить иначе. Написав «Моцарт и Сальери», он для себя решает кучу творческих задач, но при этом он не считает, что это то, что должно идти на оперной сцене.

Михаил Кукин: То есть это была опера для камерного исполнения?

Анна Гадецкая: Да, он так и писал, он считал, что ее не нужно оркестровать.

Когда ее исполнил Шаляпин, который пел сразу за двоих, за Моцарта и Сальери, в камерном кругу, где присутствовал Врубель, который впоследствии написал декорации к этой опере, стало понятно, что это может быть шедевром. Потому что Шаляпин нашел в этой музыке способ разной выразительности своего голоса, в которой он смог продемонстрировать в полном объеме свой бас. После этого Рымский-Корсаков все-таки оркеструет эту оперу. Премьера прошла блистательно.

С тех пор партии Моцарта и Сальери стали для Шаляпина большой творческой лабораторией. В течении всей жизни он обращался к этой опере, меняя трактовки того, как умирает Сальери, или что с ним происходит после смерти Моцарта: он в безумии или торжествует. Шаляпин имел несколько рисунков таких ролей.  

Опера, благодаря Шаляпину, стала знаменитой, и с тех пор любой бас, конечно же, мечтает стать вровень с Шаляпиным.

Буквально вчера была первая совместная репетиция в Национальной опере, на которой встретились все действующие лица оперы, для того чтобы сделать корректуру.

 

Елена Терещенко: И как впечатления?

Анна Гадецкая: Вчера мы все как будто попали во что-то таинственное, потому что очень интересная постановочная команда.

Тарас Штонда, помимо того, что он — превосходный певец, но еще и человек, обладающий большим актерским талантом и харизматичностью.

Кроме того, в опере задействован очень хороший молодой певец-тенор, который оттеняет трагедию Сальери, — Валентин Детюк. В команду также входят: Анатолий Анатолиевич Соловьяненко, главный режиссер Национальной оперы и режиссер этого спектакля, и Алла Кульбаба, превосходный дирижер, очень точно расставляющий музыкальные акценты.

Елена Терещенко: Приоткройте нам тайну каким будет Сальери в исполнении Штонды?

Анна Гадецкая: Для начала стоить заметить, что вся это история о том, что Сальери из зависти отравил Моцарта, — выдумка. Конечно, это еще в ХІХ веке было понятно и Римскому-Корсакову, и Шаляпину. Это опера стала задачей для Римского-Корсакова, которая была связанная с новой выразительностью, чтобы уже не просто петь, а чтобы вернуть выразительность слову.

Собственно говоря, вся история оперы — это решение двух дилемм: что важнее слово или музыка. Римский как раз и хотел, чтобы текст был важен, но чтобы он так был озвучен, чтобы можно было найти в нем те краски, которые бы давали возможность перехода с одного состояния в другое.

Кстати, исполнение этой оперы Борисом Гмырей — это глубокое понимание природы вокальной выразительности, его исполнение демонстрирует то, насколько Римскому-Корсакову удалось найти этот новый способ выразительности.

Сальери в исполнении Тараса Штонды будет трагической фигурой, которая понимает все величие таланта Моцарта, при этом осознавая, что, чтобы он не делал, ему не достичь такого уровня мастерства. Но как все будет на самом деле мы точно не знаем.

Елена Терещенко: Это вершина творчества для Штонды, поскольку это очень престижная роль, и в то же время — это экзамен для него.

Анна Гадецкая: Я могу сказать, что Тарас вчера сказал, что главными для баса есть две партии: Бориса из оперы «Борис Годунов» и партии Моцарта и Сальеры из оперы «Моцарт и Сальери». «Бориса» он уже пел очень много раз на разных сценах мира, а «Моцарта и Сальери» пел лишь в концертных филармониях.

Опера «Моцарт и Сальери» состоит из двух сцен и идет примерно 45 минут, поэтому у нас во второй части будет еще одна опера, которую тоже будет петь Тарас, — это «Алеко» Рахманинова, которую киевляне уже могли слышать.

Елена Терещенко: Анна, в вашем «Культурном проекте» сейчас уже больше людей, или классическая музыка от нас еще очень далеко?

Анна Гадецкая: «Культурный проект» потрясает, потому что, оказывается, можно любить музыку так страстно, как ее не любят даже, наверное, музыканты. Это просто чудо!