«Новый виток репрессий против мусульман». Что известно о закрытии мечети в Донецке?

Боевики так называемой «ДНР» опечатали мечеть аль-Амаль в Калининском районе Донецка. В эфире Громадського радио говорим с муфтием Духовного управления мусульман Украины Саидом Исмагиловым

Ведучi

Сергей Стуканов

Гостi

Саід Ісмагілов

«Новый виток репрессий против мусульман». Что известно о закрытии мечети в Донецке?
https://static.hromadske.radio/2018/06/hr_kyivdonbass-2018-06-29_ismagylov.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/06/hr_kyivdonbass-2018-06-29_ismagylov.mp3
«Новый виток репрессий против мусульман». Что известно о закрытии мечети в Донецке?
0:00
/
0:00

В прошлый четверг оккупационная администрация забрала на допрос имама и прихожан мечети.

В «МГБ» «ДНР» заявили, что мечеть закрыли, поскольку в ней якобы находятся экстремистские организации. Несмотря на то, что это произошло на прошлой неделе, данные в СМИ появились с большим опозданием.

«Я не знаю, почему все эти так называемые «МГБ», СМИ террористов несколько дней молчали. Они провели абсолютно противозаконные действия и первыми должны были отвечать, за что они начали репрессии против мусульман на Донбассе. Молчали несколько дней. Пока неизвестно, с чем это связано», — рассказывает в эфире Громадського радио муфтий Духовного управления мусульман Украины Саид Исмагилов.

По его словам, после допроса имама и прихожан отпустили под подписку о невыезде. Во время обыска была подброшена литература и мусульманские газеты на украинском языке.

«Я смотрю, что об этом пишут в сепаратистских СМИ, — религиозная мусульманская газета на украинском языке преподносится как какая-то улика.

Инкриминируются абсолютно абсурдные обвинения в экстремизме. Мечеть закрыта и опечатана на неизвестный срок. Это необходимо рассматривать как новый виток репрессий против верующих на оккупированной территории Донбасса», — считает Саид Исмагилов.

После 2014-го года мечеть аль-Амаль была фактически единственным мусульманским культовым сооружением в Донецке, говорит он:

«После активных боев осенью-зимой 2014 года, когда в донецкую соборную мечеть попало несколько боеприпасов, она находилась в аварийном состоянии и фактически не функционировала до конца 2017-го-начала 2018-го.

Мечеть Аль-Амаль в Донецке – единственное культовое сооружение в Донецке, которое обслуживало все религиозные потребности мусульман. Четыре года мечеть никто не трогал, к ней не было никаких претензий. С 2014-го за мечетью были закреплены наблюдатели от так называемого «МГБ» «ДНР», которые присутствовали на всех молитвах, праздниках и публичных собраниях мусульман. Четыре года она обеспечивала все религиозные потребности мусульман: от рождения ребенка до похорон и поминок».

На оккупированной сейчас территории до начала войны проживало до 200 000 мусульман, — говорит Саид Исмагилов.

«Определенная часть из них эмигрировала, выехала с оккупированной территории. Мусульмане турки-месхетинцы после начала войны уехали в Турцию — правительство президента Турции забрало и переселило турков-месхетинцев. Сейчас точное количество мусульман на оккупированных территориях назвать очень сложно, статистика не ведется. Но все равно — это десятки тысяч человек».

2017-2018, по словам Саида Исмагилова, стали трагическими для мусульман Украины. Он заявляет о «системном преследовании мусульман» — в частности и на подконтрольной территории.

«Когда происходит обыск мечети в Крыму или в Донецке, что-то подбрасывается и мусульмане обвиняются, мы понимаем, что там нет права, нет закона, там не соблюдаются права человека и права религиозных организаций. Когда то же самое происходит в Киеве, в Житомире, в Сумах — по аналогичной схеме, когда приходят спецслужбы, подбрасывают что-то и на основании этого обвиняют мусульман — мусульмане с оккупированной территории спрашивают: а что у вас происходит в Киеве?

Мы знаем, что весной по подобной схеме прошел обыск в Киеве в Исламском культурном центре.

Наши службы ограничиваются дежурными отписками о том, что они действовали исключительно в рамках закона: поступила жалоба – они реагировали».

Слушайте полную версию разговора в прикрепленном звуковом файле.