Нужно перенести переговоры по Донбассу в Вену и изменить формат, - Тарута

Народный депутат Украины Сергей Тарута объясняет, почему переговоры, по его мнению, должны проходить именно в Вене

Ведущие

Сергей Стуканов

Гостi

Сергій Тарута

Нужно перенести переговоры по Донбассу в Вену и изменить формат, - Тарута
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/01/hr_kyivdonbass-2018-01-30_taruta.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/01/hr_kyivdonbass-2018-01-30_taruta.mp3
Нужно перенести переговоры по Донбассу в Вену и изменить формат, - Тарута
0:00
/
0:00

В студии Громадського Радио – народный депутат Украины Сергей Тарута.

Сергей Стуканов: Недавно вы сказали, что следует перенести обсуждение по Донбассу из Минска на другую площадку, а также изменить формат. Что именно вы имели в виду?

Сергей Тарута: Важно не только изменить площадку, важно и наполнить смыслом. Если говорить о «Минске», то мы видим, что уже скоро будет 4 года, а главная проблема, по которой собираются в Минске, не решена. Война не закончена, война в затяжной фазе продолжается, гибнет и военное, и мирное население. На сегодняшний день это большая трагедия для Украины. Ее необходимо решить. Президент во время инаугурации обещал, что он решит эту проблему за две недели. К сожалению, мы имеем эту проблему уже практически четыре года. На сегодняшний день мы видим, что «минский формат» вялотекущий, переговорная группа – это больше группа волонтеров, которые не имеют мандата.

Сергей Стуканов: Насколько я понимаю, параллельно существуют два формата – «нормандский», в котором встречаются главы МИД Украины, России, Франции и Германии, принимаются политические решения, и «минский процесс», где встречается контактная группа для того, чтобы реализовать решения, принятые нормандским форматом. Нужно вносить живую струю в «минский процесс» или в «нормандский формат»?

Сергей Тарута: Формат один – «нормандский», где встречаются руководители стран. Пакет, который был согласован «нормандским форматом», проговорен в Минске и утвержден в Совете безопасности ООН, является условно той дорожной картой, по которой сегодня стороны ведут переговоры. Последовательность всех пунктов Минских соглашений не была четко проговорена. Поэтому возникает постоянное противоречие. Я думаю, что Россия это специально сделала. Задача трех минских подгрупп решать основные проблемы, которые возникают каждый день, как тактические, так и стратегические. 

Закон о так называемой деоккупации еще больше усложнил проблему гуманитарной помощи

Тактические касаются гуманитарной помощи. Здесь огромное количество претензий к Украине, что она ничего не делает. Последний закон, который был принят Верховной Радой, о так называемой деоккупации еще больше усложнил проблему гуманитарной помощи и обеспечения жизни трех миллионов населения, которые находятся на оккупированной территории.

Есть экономическая группа. Ее задача максимально обеспечивать работу всех предприятий на той территории. Украина, к сожалению, спровоцировала ситуацию и отказалась от части предприятий промышленного комплекса, которые работали на той территории.

Есть политическая подгруппа, которая напрямую связана с договоренностями нормандского формата. Все три подгруппы, к сожалению, нерезультативны. Если нет положительного результата, то прежде всего заменяют состав, наполняют новыми смыслами и хотят, чтобы было ожидание успеха. Ожидания успеха от Минска нет. Социологи показывают, что практически сегодня подавляющее большинство населения не верит в успех «Минска».

Сергей Стуканов: Вы полагаете, что состав украинской делегации способен действительно что-то изменить? Недавно президент Трамп встречался с президентом Назарбаевым. Президент Казахстана предложил сменить площадку с Минска на столицу Казахстана Астану. По мнению большинства аналитиков, смена площадки ничего не изменит в процессе. Может ли, на ваш взгляд, поменять что-то состав украинской делегации? Вы высказывали идею об украинском спецпредставителе по аналогии с тем, как американский спецпредставитель занимается украинским вопросом.

Сергей Тарута: Я еще на прошлой Мюнхенской конференции по безопасности в феврале прошлого года делал презентацию мирного плана, который называется «Три основы». В рамках этого мирного плана есть три ключевых вопроса. Первый касается миротворческой силы. Еще в феврале на это смотрели, как на что-то нереальное. Сейчас говорят уже о реальности, о наполнении. Есть разные мнения сторон, но в этом направлении продвигаются переговоры. Также я говорил и о международной временной администрации, которая будет использовать юстицию переходного периода, чтобы у миротворческой силы был партнер. Третий вопрос состоит в том, как добиться возобновления гуманитарной помощи и всего остального. Для того, чтобы добиться этого, нам нужно усилить переговорный процесс. Мы видим, что Россия заинтересована в том, чтобы этот конфликт длился как можно дольше. Украинская власть использует войну, чтобы удерживать свою власть и заниматься коррупцией. Когда я говорю о переносе площадки из Минска в Вену, я говорю о том, что мы усиливаем переговорный процесс.

Сергей Стуканов: Почему именно в Вену?

Сергей Тарута: Это нейтральная страна. Там находится штаб-квартира ОБСЕ. Она комфортная с точки зрения того, что есть колоссальный опыт нейтральной страны, которая сегодня развивается и процветает. Я думаю, что к этой площадке подключатся американцы. Если будет диалог только между спецпредставителем Америки и России, то европейцы не будут сильно присоединяться к этому диалогу. Нам необходимо, чтобы главенствующая роль была не только у Америки, но и у наших европейских партнеров. Я настаиваю, чтобы был комплексный вариант – спецпредставитель Франции, спецпредставитель Германии, спецпредставитель Украины, но с мандатом договариваться. Нужно поменять все три подгруппы с точки зрения участников. В Минске могут оставаться какие-то вопросы.

Полную версию разговора слушайте в прикрепленном звуковом файле.