Обвинения в работе на СБУ — самые типичные для ОРДЛО, — правозащитница

Правозащитница Яна Смелянская представляет отчет по нарушениям прав человека на Донбассе, и сравнивает статистику подконтрольных и неподконтрольных Киеву территорий

Ведущие

Ирина Ромалийская

Гостi

Яна Смелянська

https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/01/hr_kyivdonbass-2018-01-05_smilyanskaya.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/01/hr_kyivdonbass-2018-01-05_smilyanskaya.mp3
Обвинения в работе на СБУ — самые типичные для ОРДЛО, — правозащитница
0:00
/
0:00

Исследование Харьковской правозащитной группы по нарушениям прав человека на оккупированних территориях за декабрь комментирует правозащитница Яна Смелянская.

Ирина Ромалийская: Чем отличается декабрь от других месяцев? Какие нетипичные, возможно, случаи вы зафиксировали?

Яна Смелянская: Я не могу сказать, что мониторинг ситуации с правами человека на оккупированных территориях в декабре отличается от предыдущих мониторингов. Те случаи, которые касаются ранений мирного населения, гибели гражданских, это все актуально, к сожалению, начиная с 2014 года и по сегодняшний день. То, на что мы обращаем внимание прежде всего – ранения и гибель гражданских в результате обстрелов, незаконные задержания и люди, которые пропали без вести на неподконтрольных правительству Украины территориях.

Ирина Ромалийская: Как вы это выясняете, откуда у вас информация?

Яна Смелянская: Прежде всего мы делаем срез по всем источникам на оккупированной территории – это их официальные сайты и социальные сети.

Мы говорили уже о тех же случаях, которые связаны с работой грузчиков на КПП «Станица Луганская». Людей задерживают представители вооруженных формирований, в итоге человек либо пропадает и его больше никто нигде не видел. Либо через какое-то время находят мертвым. Это обычные гражданские, преимущественно, человек, который помогает переносить сумки бабушкам-дедушкам пожилым через этот пункт, это грузчики, которые там работают. Среди них есть как люди, которые проживают на оккупированной территорий, как и последний случай, который был с Николаем Петуховым: молодой человек проживал в Станице Луганской, на подконтрольной Киеву территории, но задержали его на оккупированной территории, есть свидетели, как его задерживали, кто, но с того времени (август 2017 года) о нем ничего неизвестно.

Ирина Ромалийская: Читаю выдержку из отчета. 4 декабря в Свердловске произошел грабеж. Пользуясь грозным и беспощадным имиджем «МГБ» свердловчанин Вадим Калинин совершил ограбление, постучал в частный дом, Калинин показал корочку, заявил, что владельцы дома подозреваются в совершении преступления – шпионаже в пользу Украины, взял, все, что, попалось на глаза, телефон, скрылся, был задержан. Насколько такие случаи типичны?

Яна Смелянская: В принципе, каждый месяц в каждом из наших обзоров 1-2 случая, когда человек, у которого есть оружие либо корочка «МГБ», он считает, что имеет право делать то, что он делает.

Ирина Ромалийская :Есть у вас какой-то анализ, где такое «беспредельничество» более развито: в «ЛНР» или «ДНР»?

Яна Смелянская: Чаще всего такие случаи мы фиксируем по «ЛНР».

Ирина Ромалийская: Проводите ли вы такие же мониторинги на контролируемой территории?

Яна Смелянская: Да.

Если сравнивать позиции, которые касаются гибели гражданского населения, то я бы хотела отметить, что в так называемых «республиках» таких случаев фиксируется все-таки больше. По поводу обстрелов, кто стреляет, как стреляет, мы не можем говорить. Но если посмотреть на количество случаев, которые зафиксированы в так называемых «республиках» и в Украине, то по декабрю в «республиках» 20 случаев ранения гражданских, 5 случаев гибели в результате обстрелов, 4 случая, связаны с пропажей без вести гражданских. И 4 случая, когда людей арестовывают и обвиняют в шпионаже в пользу Украины.

Если же мы берем Украину, по декабрю убитых не зафиксировано. Раненых среди гражданского населения – 12 случаев. Преимущественно, 8 ранений в Новолуганском.

Ирина Ромалийская: У нас перед вами в гостях был Иван Тиренко, один из тех, кого обменяли из плена боевиков, он говорит, что встречал там людей, которые воюют на стороне «ДНР», но при этом их задерживают, подозревая в работе на украинские спецслужбы. Такие обвинения насколько типичны?

Яна Смелянская: Обвинения в шпионаже в пользу Украины – одно из типичных обвинений, которое там можно заработать, при чем за абсолютно все. Если по декабрю, то в Донецке была задержана супружеская пара. Женщина работала в донецкой больнице, ей вменяют шпионаж, что она якобы передавала сведения о тех ополченцах, которые проходят лечение в больнице, на территорию Украины, СБУ. Такие случаи фиксируются ровно каждый месяц, это 1-4 человека с такими обвинениями. 

Полную версию интервью слушайте в звуковом файле