Оговорить Тимошенко и Порошенко Пукача заставляли во времена Януковича

Если не сядет заказчик Гонгадзе, не сидят и заказчики Небесной сотни, — Алексей Подольский, потерпевший по делу Пукача

Ведущие

Ирина Ромалийская,

Наталья Соколенко

Гостi

Алексей Подольский

Оговорить Тимошенко и Порошенко Пукача заставляли во времена Януковича
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/10/hr_kyivdonbass-16-10-13_podolskij.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/10/hr_kyivdonbass-16-10-13_podolskij.mp3
Оговорить Тимошенко и Порошенко Пукача заставляли во времена Януковича
0:00
/
0:00

Алексей Подольский, потерпевший по делу Пукача, комментирует новое слушание по делу Пукача.

Ирина Ромалийская: Напомните, как вы пострадали в этом деле?

Алексей Подольский: Не люблю я эту историю. Давайте лучше поговорим о мотивах. Я, кстати, не единственный потерпевший. Речь идет о трех потерпевших: Ельяшкевич, Подольский и Гонгадзе. Кстати, кроме Генеральной прокуратуры, потерпевшими по этому делу нас признавала и Парламентская Ассамблея Рады Европы.

Первым было совершено покушение на жизнь народного депутата Ельяшкевича. Ему кастетом проломили переносицу возле гостиницы «Москва». Он едва выжил. В пленках Мельниченка Кучма по этому поводу говорил: «Этого жиденыша надо добить». Это отдельна история, по которой был сфальсифицирован процесс в Печерском суде.

Это дело было долгое время засекречено, но мне удалось прочитать его 2 раза. Оно похоже на дело Кучмы, которое было возбуждено при Януковиче. Фальсификации в Генпрокуратуре тогда происходили примерно одинаково.

Ирина Ромалийская: Что было дальше?

Алексей Подольский: Через некоторое время в июле меня вывезли в лес и побили. Это был акт запугивания, потому что многие вещи были театральными. Ходят легенды, что меня заставляли рыть могилу, но, судя по их поведению, никто не собирался меня убивать. Если вам интересны подробности: меня били резиновой палкой в одно место по 40-50 раз. Это ужасно больно и противно.

Наталья Соколенко: А что с исполнителями?

Алексей Подольский: Все исполнители сидят в тюрьме. Я, кстати, хочу обратиться ко всем милиционерам: если вам дают незаконные приказы, никто вас не собирается защищать в дальнейшем.

Вы не думайте, что это изобретение Кучмы, и все на нем и закончилось, ведь реформа полиции только фасадная. Никто не собирается реформировать так называемые оперативные службы, а это больше половины милиции.

Ирина Ромалийская: 16 лет назад было найдено тело Георгия Гонгадзе. По этому делу был найден исполнитель Алексей Пукач, который занимал в то время должность начальника департамента внешней разведки МВД. Он осужден на пожизненное заключение. Теперь дело снова вернулось в суд. Вчера по этому поводу было заседание. Теперь адвокаты Пукача просят заменить пожизненное заключение на 15 лет тюрьмы. 

Я говорила с одним из адвокатов, и, в принципе, если суд заменит его пожизненный срок на 15 лет и к нему будет применен так называемый «закон Савченко», то скоро Пукач может выйти на свободу. Вчера было первое заседание по этому делу, на котором сам Пукач сделал заявление, что во время следствия на него оказывалось давление, чтобы втянул в этот процесс бывшего премьер-министра Марчука, Мороза, Плюща, Ткаченко, Тимошенко, Турчинова, Порошенко, Луценка и других. По его словам, если бы он подписал все те протоколы, то эти люди уже сидели бы за решеткой.

Согласно пленкам Мельниченко, заказчиком убийства Гонгадзе мог быть экс-президент Леонид Кучма. И сам Пукач в 2015 году на вопрос, понятен ли ему приговор, ответил, что он будет ему понятен, когда Кучма и Литвин будут тоже сидеть в тюрьме. То есть, он прямо говорит, что заказчиком был Кучма, однако следствие по этому делу не возбуждалось. Правильно я понимаю?

Человек, который дал указание отрезать голову другому человеку, сидит и пьет виски на Сардинии, да еще и представляет Украину в Минске, в нашей войне. Представляете, насколько это похабно?

Алексей Подольский: Дело по заказчикам еще якобы расследуется. При Януковиче было возбуждено дело против Кучмы, но, по собственной инициативе самой прокуратуры, оно было закрыто. Из заявления Рената Кузьмина мы знаем, что семья Кучмы за это заплатила Януковичу миллион долларов. Это было типичное вымогательство.

Кроме того, я видел следы того, что готовилась фальсификация по обвинению Мороза, Марчука и других лиц. Я не могу сейчас сказать о Луценке, Порошенко и других. Эти фамилии появились в деле тогда, когда с ними пытались покончить во времена Януковича. И я уже это дело после этого не видел.

При Кучме убийство Георгия Гонгадзе хотели свалить на Мороза и Марчука, а при Януковиче туда подтягивали всех его соперников, и Турчинова в том числе.

Когда убили Кравченко, одного из главных свидетелей по этому делу, расследованием занималась прокуратура и СБУ. На место происшествия выехала следственная группа. После осмотра, они доложили Турчинову, что это убийство. Но не было проведено ни одной экспертизы. Тем не менее, Турчинов, выйдя на пресс-конференцию, без всяких доказательств заявил, что речь идет только о самоубийстве, хотя все доказательства говорили тогда об убийстве.

Наталья Соколенко: А почему Турчинов озвучил эту версию?

Алексей Подольский: Потому что он тоже взял деньги от семьи Кучмы. Мы же тогда помним, как изменились позиции Ющенко. Мы же тогда говорили, что он сел на газовую иглу Газпрома вместо семьи Кучмы. То есть Кучма уступил ему права, которые у него были по теневым контрактам, и сосал эту трубу вместе с Газпромом в вышиванке. И за это он называл Кучму «батьком».

Ирина Ромалийская: Как, по-вашему, закончится нынешняя кассация?

Алексей Подольский: У меня есть очень печальный опыт общения с нашей так называемой системой правосудия. И какое-то позитивное поведение судей никогда не вызывает у меня больших надежд. Я сталкивался с тем, что после позитивных сигналов, следуют еще более черные вещи. Я написал пост в Фейсбуке о том, что еще только октябрь и считать цыплят рано. Мы увидим решение и тогда сможем об этом говорить.

Ирина Ромалийская: Какое решение вы будете считать честным?

Алексей Подольский: В связи с тем, что договор сфальсифицирован, не было проведено судебное следствие. То есть человека осудили без мотивов.

Меня вообще не интересует Пукач, меня интересует, чтобы заказчик, тот, от которого была инициатива совершения преступления, сел в тюрму. Это нужно не только для того, чтобы была справедливость по делу Гонгадзе. Дело в том, что, если мы не начнем сажать заказчиков, всегда у следующих заказчиков будет соблазн пользоваться этими вещами. Если не сядет заказчик Гонгадзе, не сидят и заказчики Небесной сотни. Именно поэтому не сидят и предатели Иловайска. А заказчик в это время ведет переговоры от нашего имени в Минске и продает Украину.

Ирина Ромалийская: То есть, по вашему мнению, нужно вернуть дело на дорасследование?

Алексей Подольский: Я считаю, что не было проведено суда по этому делу. Это была имитация правосудия. В этом закрытом процессе не было допрошено ни одного свидетеля по делу, который бы прояснил мотивы Пукача. Зачем он меня бил? Он меня совсем не знал. Зачем он убивал Гонгадзе? Он тоже его не знал. Они что жену не поделили?

Пукач заявляет, что ему дал приказ президент, но это не было расследовано. Не исследованы пленки, не разбирают дело Кравченко, не допрашивают Пукача, даже Кучма не вызван в суд. Говорят, вы смешные, зачем вы вызываете Порошенко? А он ведь официальный свидетель по этому делу. Все эти люди — официальные свидетели в первичном следствии. Следовательно, они должны быть допрошены в суде.

Ирина Ромалийская: Так чего вы будете добиваться?

Алексей Подольский: Я добиваюсь публичного открытого процесса, на котором мы проведем судебное следствие и всем будет видно то, что видел я. Там все доказательства по Кучме есть.

Наталья Соколенко: Если не получается организовать этот процесс здесь, какие есть варианты его организации вне Украины?

Алексей Подольский: Они бьются, чтобы поставить точку на Пукаче, для того чтобы отвечал козел отпущения. Это аморально.

Ирина Ромалийская: Какого решения вы все-таки будете добиваться: возобновления досудебного или судебного следствия?

Алексей Подольский: Я добиваюсь повторного судебного процесса.  

Наталья Соколенко: Есть ли какой-то вариант провести этот судебный процесс не в Украине?

Алексей Подольский: Я буду этого добиваться. Если вы читали мою кассацию, она написана, как манифест моих отношений с системой, которая имитирует в стране правосудие.

Но для того, чтобы обращаться в международный суд, нужно пройти все украинские инстанции.

Ирина Ромалийская: Еще вчера была информация, озвученная вами на суде, о том, что Пукач находится не в тюрьме для работников правоохранительных органов, в которой должен находится по закону, а в обычной. Почему вы подняли этот вопрос, чем это грозит?

Алексей Подольский: Учитывая то, что убили главного свидетеля Кравченко, и нагло назвали это самоубийством, есть опасность того, что мы можем потерять и Пукача. При перемене политической погоды в Украине всегда будет соблазн вернутся и начать расследование по-новому.

Пукач абсолютно не нужен заказчикам. Сейчас его убивать, вроде как, неприлично, это может вызвать подозрения, но мало ли, что дальше будет. Я вижу в этом чистую подготовку к убийству.

Существует абсолютно регламентируемое законом правило. Работники правоохранительных органов, судьи, прокуроры, оперативники, в случае совершения преступления, должны находится в специально созданных для этого тюрьмах для правоохранителей.

Кроме того, что я походатайствовал, чтобы Пукача перевели в нормальную милицейскую колонию, я запросил у Генпрокурора Луценка статистику, сколько осужденных милиционеров, судей и прокуроров содержаться вместе с уголовниками. А я знаю ответ — ни одного, только Пукач.