Опреснительный завод в Мариуполе не построят, — активист

Говорим о серьезных проблемах с водоснабжением Мариуполя. Рассматриваются вопросы и со строительством опреснительного завода на море, и строительством очистных сооружений

Ведущие

Татьяна Курманова

Гостi

Владислав Зайцев

Опреснительный завод в Мариуполе не построят, — активист
https://static.hromadske.radio/2017/11/hr_kyivdonbass-2017-11-30_zaycev.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/11/hr_kyivdonbass-2017-11-30_zaycev.mp3
Опреснительный завод в Мариуполе не построят, — активист
0:00
/
0:00

О проблемах с водой в Мариуполе рассказал местный активист, координатор проекта «Киевский диалог» в Мариуполе и Приазовье Владислав Зайцев.

 

Татьяна Курманова: Вчера в Киев приехал координатор проекта «Киевский диалог» в Мариуполе и Приазовье Владислав Зайцев, с которым мы познакомились во время выездного эфира Громадського радио в Мариуполе. Тогда мы услышали о проблемах, с которыми сталкивался Мариуполь, задали эти вопросы местной власти. Чиновники тогда говорили, что собираются решать эти проблемы и вот-вот соберут большое собрание, где представят свое видение разрешения ситуации с  водоснабжением.

На выездном эфире мы говорили о водоснабжении города. В чем же основная проблема с водоснабжением в Мариуполе?

Владислав Зайцев: Если вкратце, то проблема водоснабжения Донбасса в том, что это не самый водообеспеченный регион — нет больших рек, больших подземных вод. Еще в 30-е годы советской властью было принято решение (абсолютно в советской манере) построить что-то большое, что будет снабжать весь регион с расчетом на то, что эта большая инфраструктура будет работать вечно.

Таким образом, получились несколько искусственно созданных каналов, которые в итоге объединились в одну большую монопольную структуру «Вода Донбасса». До сих пор от «Воды Донбасса», по сути, и зависит город Мариуполь. У нас регулярно происходит отключение воды из-за обстрелов, очень большая часть инфраструктуры находится на оккупированной территории. Ремонт может длиться как день, так и месяц.

В 2015 году Мариуполь практически выпил резервное водохранилище Старокрымское. Город переключается на него, когда от «Воды Донбасса» мы не получаем воду. Был действительно риск, наверное, гуманитарной катастрофы для Мариуполя. К счастью ремонт вовремя закончился, и мы опять начали получать воду из структуры «Вода Донбасса».

Татьяна Курманова: Это государственная структура?

Владислав Зайцев: Областная.

Татьяна Курманова: Недавно по этому поводу в Мариуполе был большой круглый стол. Не говорили ли о диверсиях, которые возможны на оккупированных территориях, и о методах их предотвращения?

Владислав Зайцев: Я думаю, там и без диверсий достаточно всего. Это сотни километров инфраструктуры в поле, регулярно происходят обстрелы на тех или иных участках. И от этой инфраструктуры также зависят города на оккупированной территории. Если мы говорим о диверсиях со стороны пророссийских боевиков, скажем так, в глазах тех людей, которые живут с той стороны, могут быть вопросы: почему мы остались без воды?

Сама встреча была организована проектом «Киевский диалог». Мы работаем практически в 40 городах Украины и в каждом городе пытаемся поднять какую-то локальную проблему и решить ее или помочь в ее решении путем привлечения экспертного мнения (как из Украины, так и из Германии). Была приглашена Анна Слободянюк, она украинка, но долгое время работает с темой водоснабжения в Германии.

Татьяна Курманова: И к каким выводам вы пришли на встрече?

Владислав Зайцев: Встреча прошла достаточно напряженно, потому что тема живая и с многих сторон конфликтная. Из позитивных моментов: мы узнали, что у городского совета будет презентация по решению проблемы водоснабжения в Мариуполе, как они сами это называют. Они говорят об установке очистительных сооружений в рамках города (на наших реках, на водохранилищах). 

Был представлен второй проект — проект «Воды Донбасса», который рассчитан, если не ошибаюсь, на пять лет; его общая цена — почти миллиард гривен. Этот вопрос касается как Мариуполя, так и области. И конечно самый главный вопрос — вопрос финансов. Больше всего осадок остался от того, что и коммунальное предприятие «Вода Донбасса», и коммунальное предприятие, которое поставляет воду в Мариуполь, говорили об инвесторах. Но если посудить трезво, инвесторов в прифронтовой территории на вопрос воды, скорее всего, мы не найдем. И тут сразу вопрос к тем суммам, которые были озвучены, и к тому, насколько они реальны.

Еще один позитивный момент встречи — то, что рассеяло, возможно, нереальные мечты мариупольцев о том, что будет построен опреснительный завод на Азовском море. Это, мягко говоря, невозможно по двум причинам. Вопрос инвесторов — кто готов вкладывать десятки миллионов евро в строительство завода в 20 км от фронта. Второй момент — вода из Азовского моря используется предприятием «Азовсталь», которое принадлежит Ахметову. И это предприятие №1 в Украине по загрязнению воды. Фильтровать техническую воду и подавать в город как питьевую, как минимум, странно. Очень здорово, что и «Вода Донбасса», и мариупольское коммунальное предприятие сказали, что этого не будет.

 Экология волнует 30% населения Мариуполя, а вода волнует только 10%

Татьяна Курманова: Все пришли к единому мнению, что строительство невозможно?

Владислав Зайцев: На Азовском море — да. Но нам стоит ожидать презентацию городского совета в декабре. К сожалению, многих деталей они не сказали. Как сказала наш эксперт Анна, даже если эти очистительные сооружения в рамках города будут построены, — первичная оценка, что объема этой воды не хватит на Мариуполь, который, к тому же, имеет такие большие производственные объекты. Даже если решение, которое было озвучено представителями местной власти, будет реализовано, оно все равно половинчатое. То, что было озвучено от «Воды Донбасса» и от области, — вопрос миллиарда гривен висит в воздухе.

Татьяна Курманова: Какой вы видите план по выходу из этой ситуации, или ближайшие шаги, которые нужно предпринять городской власти

Владислав Зайцев: Во-первых, мне кажется, нужно установить фильтры на Старокрымском (нашем резервном водохранилище), чтобы хотя бы улучшить качество воды, потому что жесткость воды в три-четыре раза выше, чем норма. Второй вариант — строительство тех же очистительных сооружений на реках. Понятно, что это не решит проблему на 100%, но это, как минимум, гарантия того, что Мариуполь не окажется в гуманитарной катастрофе из-за того, что закончится вода от «Воды Донбасса». По деньгам, насколько я знаю, это где-то 25 миллионов евро. На такие суммы можно общаться с донорами, с областью.

Татьяна Курманова: Если привлечение доноров проблематично, а надеяться, что эти средства будут выделены из госбюджета, тоже, думаю, наивно. Возможна ли активность мариупольцев, чтобы обратить внимание на проблемы?

Владислав Зайцев: Социология, которая была проведена летом, говорит о том, что экология волнует 30% населения Мариуполя, а вода волнует только 10%. Массовых митингов за воду, я думаю, не будет. Во многом потому, что люди в быту могут не замечать этой проблемы. Люди воспринимают проблему с водой только тогда, когда ее нет. Вопрос экологии в этом плане более заметен. Пока вода есть, ее качество и наличие никого не волнует, но когда она заканчивается — у людей возмущение.

Татьяна Курманова: Теперь вы просто подождете проект, который представит горсовет по очистительным сооружениям, и будете оценивать, насколько его можно использовать?

Владислав Зайцев: Да. Я надеюсь, что он будет. Нам сказали, что презентация пройдет в декабре. Ни дату, ни примерные временные рамки не назвали. Пока это только это обещания.

Слушайте полную версию разговора в прикрепленном звуковом файле.