https://static.hromadske.radio/2018/08/kiev-donbas-s.svg

Пенсионный фонд Украины признает документы из оккупированного Крыма - Анна Рассамахина

Пенсионный фонд Украины признает российскую юрисдикцию в Крыму? Правозащитница, представительница УХСПЧ Анна Рассамахина помогла разобраться в ситуации

Ведучi

Виктория Ермолаева

Гостi

Ганна Рассамахіна

Пенсионный фонд Украины признает документы из оккупированного Крыма - Анна Рассамахина
https://static.hromadske.radio/2018/07/hr_kyivdonbass-2018-07-08_rassamahyna.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/07/hr_kyivdonbass-2018-07-08_rassamahyna.mp3
Пенсионный фонд Украины признает документы из оккупированного Крыма - Анна Рассамахина
0:00
/
0:00

Виктория Ермолаева: Мы знаем, что есть примеры, когда украинский пенсионный фонд направляет запросы на территорию России в оккупационные власти, чтобы получить информацию о том, получает ли человек, который прописан на территории Крыма, пенсию от российской власти. На основании этих документов принимает решение, выдавать ли этому человек украинскую пенсию. Расскажите подробности – как это работает?

Анна Рассамахина: Я уже много об этом говорила, но это та проблема, которую нужно решать, пока она окончательно не будет решена. Если пенсионер переместился из Крыма, у него есть статус ВПЛ, пенсионный фонд действует следующим образом (действует он этим образом с конца 2014 года на основании служебного внутреннего письма Пенсионного фонда Украины, который разослал это письмо всем территориальным управлениям).  От пенсионера требуют написать заявление о том, что он просит истребовать (получить) свое пенсионное дело из, например, города Феодосия АР Крым или из пенсионного фонда Украины в городе Евпатория – довольно абсурдное заявление, поскольку никакой пенсионный фонд Украины там не действует уже несколько лет. Тем не менее, эту форму заявления пенсионера заставляют заполнять, если он пытается не писать — отказываются принимать документы. На этом этапе, при обращении, уже осуществляется давление на человека.

Пенсионер пишет такое заявление — и начинается длительная переписка. В заявлении указывается Крым, запросы на получение его пенсионного дела отправляются в Москву, в Пенсионный фонд РФ, что уже является грубым нарушением законодательства о персональных данных. После этого Москва перенаправляет запрос в Крым, в органы оккупационной власти. Эти органы прекрасно знают, о чем идет речь, для них противоречий нет, потому что для крымского пенсионного фонда Крым – это Россия, а Украина как иностранное государство отправляет запрос по поводу своего гражданина, получает ли он там пенсию.

После получения запроса Крым прекращает пенсионные выплаты, направляет пенсионное дело в Москву, а из Москвы оно уже направляется в Ровно, в Житомир или в Полтаву. Получив это дело, украинский пенсионный фонд возобновляет выплаты, но только с той даты, с которой, по словам оккупационных властей Крыма, выплата пенсии из российского бюджета была прекращена.

Виктория Ермолаева: Если человеку и начисляют  российскую пенсию, не факт, что он ее получал.

Анна Рассамахина: Совершенно верно. И в аттестатах, которые приходят с оккупированной территории, никогда не сказано: выплачено. Там нет подтверждения того, что человек получил деньги — неизвестно, получал ли он пенсию.

Часто бывают случаи, когда по данным украинской пограничной службы человек в тот период, когда якобы получал пенсию, не ездил в Крым. Тем не менее, пенсионный фонд хватается за эти данные, признает их полностью. При нашем юридическом сопровождении были случаи, когда выплачивали пенсию за период, когда якобы выплатила РФ, но в целом по умолчанию тысячи пенсионеров, попавшие в эту ситуацию, не получают ни копейки за тот период, когда РФ, по словам РФ, выплачивала пенсию.

Виктория Ермолаева: Мы знаем, что есть случаи, когда переселенцы, которые получали отказ на основании документов, полученных с оккупированной территории, подавали в суд и выигрывали дела. Но это не является причиной, чтобы эту практику вообще убрать?

Анна Рассамахина: Для пенсионного фонда – нет. Во-первых, пока еще мало таких решений, вступивших в законную силу, процесс очень затягивается. У нас два таких решения, которые вступили в законную силу и, кстати, еще не выполняются – пенсионный фонд не хочет их выполнять.

Если мы вступаем в коммуникацию с пенсионным фондом: вот, есть решение, вступившее в законную силу, он отвечает, что в каждом случае суд должен разбираться отдельно.

Виктория Ермолаева: Я знаю, что вы подавали в пенсионный фонд информационный запрос о том, на каком основании они требуют от оккупационных властей Крыма информацию, если в Украине не признаются документы с оккупированных территорий.

Анна Рассамахина: Десятки запросов — в головной киевский Пенсионный фонд Украины и во все областные управления, вопросы были в разных формулировках. Что-то пенсионный фонд отвечает, иногда ссылаются на межгосударственный договор о сотрудничестве с РФ 1992 года – якобы согласно этому договору они истребуют информацию из Крыма.

Кто-то ссылается на внутренние украинские нормы. Есть порядок начисления, перерасчета пенсии – технический документ, он регламентирует, куда и какие документы подаются, в какой срок рассматриваются — он имеет законную силу только для органов пенсионного фонда Украины. Ссылаясь на этот порядок, пенсионный фонд говорит, что якобы поэтому они и истребуют пенсионное дело с территории Крыма. Хотя на территорию Крыма распространяются специальные и четко определенные нормы: закон об оккупированных территориях, нормы о ВПЛ, закон о защите прав и свобод ВПЛ. Но они этого законодательства не видят, потому что тут оно не подходит, оно прямо говорит, что пенсия назначается по данным украинского электронного реестра. Пенсионный фонд это не устраивает, и они дергают нормы, которые якобы позволяют переписываться с Крымом.

Громадське радио готово предоставить эфир представителям Пенсионного фонда Украины, чтобы они могли прокомментировать свою позицию.

Слушайте полную версию разговора в прикрепленном звуковом файле.