Почему важно сочувствовать даже врагу — психолог Катерина Ясько

Что такое эмпатия, почему важно сопереживать и как этому научиться в эфире «Громадського радіо» рассказала психолог Катерина Ясько

Ведущие

Анастасия Багалика,

Татьяна Курманова

Гостi

Катерина Ясько

Почему важно сочувствовать даже врагу — психолог Катерина Ясько
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/05/hr_kyivdonbass-16-01-23_yasko_kateryna.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/05/hr_kyivdonbass-16-01-23_yasko_kateryna.mp3
Почему важно сочувствовать даже врагу — психолог Катерина Ясько
0:00
/
0:00

Катерина Ясько: Этимология слова «эмпатия» очень проста и интересна. Корень «патус» в латыни значит «глубокое переживание», а приставка «эм» представляет собой «направленность во внутрь». 

На сегодняшний день психологи определяют эмпатию как осознанное сопереживание эмоциональному состоянию другого человека, при этом без утраты чувства внешнего источника этого переживания. Владеть эмпатией значит принимать субъективный мир другого человека, как будто это ты сам. Способность к эмпатии связана с таким термином как «эмоциональный интеллект».

Некоторое время назад различными психологическими школами Запада было доказано, что существует не единственный интеллект, связанный с когнитивными функциями, то есть способность к мышлению, анализу, манипулированию цифрами, буквами, а также мыслительными процессами.

Также есть другие виды интеллекта, например, эмоциональный интеллект, который связан со способностью к саморефлексии своих собственных потребностей, чувств и умение управлять своей эмоциональной сферой. Есть социальный интеллект, то есть умение строить отношения с окружающим миром и людьми.

Анастасия Багалика: А человек может сам следить за какими-то своими эмпатическими настроениями? Вот например сейчас, когда идет война, и со всех сторон влияют и подкладывают дрова в эмоциональный огонь, вот как в этой непростой ситуации остаться человеком сопереживающим?

Катерина Ясько: Психология занимается разработкой методик, обучающих, как можно научить человека в таких сложных обстоятельствах остаться человеком. Есть целые программы эмпатии. 

Практика сопереживания, то есть выхода из своих собственных субъективных тяжелых переживаний и переносов внимания на другого человека и его потребностей, – это в буквальном смысле меняет мозг человека. Недавно были опубликованы новые данные — «Глобальный отчет по счастью». Украина находится на 111 месте по международному индексу счастья. Одна из глав посвящена нейропсихологическим аспектам счастья. И вот в этом параграфе расскрывается, как человек может сам справиться, воздействовать на свои субъективные состояния и фактически выходить за рамки тяжелых обстоятельств, которые их окружают. И в любых, даже самых тяжелых ситуациях, сохранять уровень благополучия. 

Татьяна Курманова: Существуют люди, которые не способны ощущать эмпатию, и почему? 

Катерина Ясько: Есть такие люди. Такое явление называется «алексетимия». Есть определенный процент людей, которые, не очень понятно по каким причинам, не владеют определенным уровнем эмпатии. Хотя это нельзя назвать статичным состоянием, то есть человек задастся целью и поймет, какие глубинные смыслы стоят за этой сердечной мышцей. Есть наблюдения, что дети, которые не имели надежной привязанности со своими родителями, имеют больше проблем с эмоциональным интеллектом, и, соответственно, их психологическое здоровье может вызвать больше проблем.

Анастасия Багалика: У взрослых отсутствие эмпатии может во что-то выливаться? Если говорить о боевых действиях военного конфликта? 

Катерина Ясько: Очень много зависит от уровня осознанности человека, который это делает. Люди, которые защищают свою родину в рамках своего долга перед страной, конечно, могут не лишаться чувства эмпатии. Но с другой стороны, в Латинской Америке сейчас распространяются программы по обучению военнослужащих медитации. Это тоже часть развития эмоционального интеллекта. То есть, чем больше он может взять под контроль свои мысли, тем более сбалансированные и разумные решения он будет принимать. Поэтому, с одной стороны — да, оружие не отвергает эмпатию, с другой стороны — как мы это делам? Делаем это в стрессе и в ощущении потребности реализовать какие-то насильственные инстинкты. Или когда мы делаем с полной осознаностью. 

Татьяна Курманова: Знаю, что в израильской миротворческой организации есть такой девиз: «Мы не решим проблему, пока о ней не говорим». Вот как заранее подготовить себя быть человеком более склонным к эмпатии? 

Катерина Ясько: Мы можем не только себя подготовить, но и можем начать читать об этом. Я даже рекомендую книгу «Язык жизни. Ненасильственное общение» Маршалла Розенберга. Можно развивать эмпатию через общество, которое основано на нескольких принципах. 

Надо попытаться наблюдать безоценочно за тем, что происходит. И на самом деле это сложно, потому что наш разум склонен навешивать ярлыки: вот это плохо, а это хорошо. 

Научитесь рефлексировать свои чувства, которые возникают в процессе этого наблюдения. Когда мы наблюдаем картины с кровопролитием, мы не можем не чувствовать нечто. Это нечто очень важно назвать. Это гнев, страх, раздражение и т.д. Важно в своем лексиконе рефлексировать такие слова. Они помогают различать чувства хорошие или плохие. 

И самое последнее — формулирование просьбы к себе, а уже потом формулирование просьбы к другому человеку.